запрещенное

искусство

18+

08.06.1981, Запрещенное искусство

Сокол Наталья, худ-к, П-активист

Одна из создателей и лидеров группы "Война" (2008).

 

Родилась 8 июня примерно 1981 в семье инженеров-строителей. "Отец работает на атомной электростанции, я все детство этим гордилась. Мама — не знаю точно, где и кем, но она всегда что-то считает и делает домашние задания за моего младшего брата, потому что он музыкант и ему не до этого. Я их всех люблю, но жить с ними не смогла бы".

 

Росла протестным ребенком с математическими способностями и глобальным любопытством: "Протестов у меня было до фига, но я по-прежнему считаю, что они были оправданы. Например, право на просмотр "Утиных историй" по воскресеньям. Родители обещали, но потом все срывалось из-за того, что было много дел на даче и не успевали приехать на мультики. Естественно, были протесты. Со слезами и истериками. В школе надо мной ржали в основном. Я лучше всех в классе справлялась с математикой, алгеброй и геометрией. И когда однажды родители заставили меня ходить в школу в бордовом пиджаке, меня стали обзывать Инной Друзь. Но подлостями типа кнопок под жопу учительнице я не занималась, меня в то время интересовали более "глобальные проблемы" — научиться ездить на машине, вылупить цыплят на батарее или гулять одной ночью под звездами". "Хотела либо в зоопарке работать, либо фармацевтом быть".

 

Поступила на физфак МГУ. На первом курсе познакомилась со своим будущим мужем Олегом Воротниковым, студентом философского факультета МГУ: "В семнадцать лет, когда я привезла знакомить своего будущего супруга с родителями, они офигели от него, хотя он был с ними вежлив и посвятил свой первый сборник стихов моему отцу — дяде Васе. Мама взялась за ремень, и нам пришлось уехать стопом в Москву, где, ночуя на крышах и чердаках, мы провели остаток летних каникул".

 

В 2005 Олег и Наталья создали арт-группу "Соколег", которая занималась натурной фотографией (по иным данным, авангардной модой) и перформансами на тему смен парадигм в искусстве.

 

В это же время постепенно происходила политизация пары. Наталья рассказывает: "Во время учебы в университете мы с будущим мужем, Олегом Воротниковым, довольно много тусовались с молодыми художниками, и в какой-то момент нас начало тошнить от несоответствия того, что происходит на улице, и того, что «не происходит» в стенах коммерческих галерей. В 2005 году мы пошли на первомайскую демонстрацию лимоновцев и очень загорелись их сплоченностью и организованностью. Я помню, в тот день мне позвонила мама, и я орала ей в трубку без остановки по десять раз: "Смерть собаке Путина! Зимний взяли — Кремль возьмем!"

 

В 2006 Олег и Наталья примкнула к анархистам: Мы шли вместе с ними с лозунгами "Ре-во-лю-ция!", "Выйди на улицу — верни себе город!". И это был самый правильный призыв, что, собственно, мы и сделали. Мы вышли на улицу и стали "говорить с народом".

 

Участвовала в создании группы "Война" в 2006. По утверждению Алексея Плуцера-Сарно, отвечает в группе за разработку системы безопасности участников акций. Лично участвовала во всех акциях "Войны", включая наиболее опасные - "Ебись за наследие медвежонка", "Укрепление дверей элитного клуба Опричник", "Хуй в плену в ФСБ", "Дворцовый переворот". Жена Олега Воротникова. Наталья и Олег имеют сына Каспера (2009 г.р.)

 

Наталья Сокол и органы правопорядка

 

Судя по информации из открытых источников, Наталье Сокол до сих пор только однажды было предъявлено обвинение по уголовной статье - за кражу из магазина оборудования (ранее мая 2009).

 

***

 

Как сообщает Алексей Плуцер-Сарно, первое уголовное дело было заведено на Сокол по ст. 158 ("кража") "в результате конфискаций оборудования в процессе подготовки акций". Дело вел следователь ОВД «Тверское». Суд на Цветном бульваре приговорил Сокол к полугоду лишения свободы условно.

 

***

 

По сведениям того же Плуцера, в мае 2008 заведено второе уголовное дело (на Наталью Сокол и Олега Воротникова), по ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды) инициированное «Народным собором» и лично Олегом Кассиным после выставки группы Война под названием «Думаете, ебётся?», прошедшей в галерее «Айдан» на «Винзаводе».

Однако, как известно, это дело не было доведено до вынесения обвинения кому бы то ни было.

 

***

 

Плуцер также упоминает (информация на май 2009) о целом ряде краткосрочных задержаний Сокол и обысков по  ее месту жительства на тот момент:

ОВД «МГУ» - задержаны шесть раз (активисты О. и Кз.).
ОВД г. Балакова – активисты П. и Кз., уплатили взятку в размере 4 тыс. руб.

УВД на московском Метрополитене – 21.01.09 участвовавшую в марше памяти Скат активистку К. до ночи держали в 7-м УВД на улице Профсоюзной.

По месту проживания активистки Кз. ОВД МГУ провело три несанкционированных обыска.

 

***

 

3 марта 2011 группа Война сообщила, что 3 марта 2011, после пресс-конференции с недавно освободившимися из заключения мужем Натальи, Олегом Воротниковым, и другим активистом группы "Война", Леонидом Николаевым, Наталью (с ребенком), Олега и Леонида открыто преследовали семеро неизвестных в штатском. Когда Наталья попыталась сфотографировать их, эти люди напали на активистов Войны, мужчин избили ногами, а у Натальи вырвали с корнем косичку, повредили руку, нанесли множественные удары по телу, оставившие гематомы и перевернули коляску с ребенком. Тогда "Война" сообщала, что Наталья и Каспер сняли побои и собираются обратиться в милицию с заявлением.

На следующий день ГУВД по Петербургу подтвердило, что проводит проверку по заявлению членов арт-группы "Война".

Исход дела неизвестен.

 

Дело "о поливании ментов мочой"

 

Наиболее широко известное дело Натальи Сокол, в связи с которым члены Войны неоднократно сообщали об уголовном преследовании Натальи. Между тем, эти сведения не вполне соответствуют действительности.

 

Обвинение Наталье по уголовному делу за "мочу" пока не предъявлено, и вряд ли будет предъявлено вообще. При этом из-за неявки к следователю, она объявлена в федеральный розыск.

 

Подробности.

 

31 марта 2011 Наталья Сокол (а также еще шестеро анархистов - участников Марша несогласных в Петербурге) были задержаны за драку с милицией и поливание представителей правопорядка из специально заготовленных пластиковых бутылок мочой.

 

Стоит напомнить, что всего в тот день милиция совершила в тот день краткосрочные задержания 112 из 300 участников Марша несогласных в Петербурге.

 

Об обстоятельствах ареста шестерых человек, шедших в составе "анархо-колонны" Марша, рассказывает фотограф Владимир Телегин: "Группа молодых ребят, вышла со стороны Фонтанки на Невский. В руках у них был банер и файеры. Марш, возглавляемый Борисом Немцовым, к тому времени уже проследовал.Среди ребят находились художники Наталья Сокол, Леонид Николаев и Олег Воротников, на плечах которого сидел Каспер. Ребята вышли на середину проспекта и дошли до Литейного, выкрикивая лозунги: «Выйди на улицу, верни себе город», «Все государства — концлагеря», «No paasaran, смерть мусорам!», когда к ним кинулись люди в штатском. Они схватили парнишку, у которого в руках был мегафон, а также Лёню и Наташу и утащили их в сторону тротуара. Олег с Каспером на плечах пытался вытащить Козлёнка из автозака, куда её успели упрятать. ОМОН грудью встал на "защиту". Когда Наташу и Лёню попытались перекинуть из омоновского автозака в микроавтобус, Каспер заплакал, Олег хотел преградить путь автобусу, но был оттащен омоновцами, и брошен на землю. Каспера у него вырвали из рук. Рядом остановился подъехавший от гостинки уже переполненный автобус, куда зашвырнули Олега и омоновец занёс Каспера. Таким образом мать увезли в 78 отделение милиции, где продержали всю ночь, не допуская адвоката. Олега отвезли в 28, где он пребывал в неведении о судьбе своего сына до середины ночи, откуда был вытащен адвокатом. Каспер находился в другом помещении 28 отдела пока не был передан в больницу".

 

Между тем, Владимир упускает одну существенную деталь: собственно "поливание ментов мочой", которое позже было, якобы, вменено Наталье Соков в качестве уголовного преступления.

 

Об этом фрагменте события рассказывает сама Наталья Сокол: "У нас были с собой снаряды в виде бутылок с мочой, и мы закидывали ими милицию. В какой-то момент нас оцепили в два круга и начали очень жестоко прессовать. Большинству удалось убежать, но Олега с малышом все-таки взяли в кольцо, и я пыталась их отбить. В итоге меня схватили. Потом схватили Леню, а Олег продолжал нас отбивать уже из автобуса. Уже в отделении милиции я узнала, что Олег с Каспером тоже арестованы, Каспера отняли у Олега и отвезли в детскую больницу, а Олега очень сильно избили... Конечно, мы с ментами дрались, а что с ними еще нужно делать? То, что мы их облили мочой, – это самое спокойное, что мы могли сделать с ними в этот раз".

 

 

Об этом же говорит Ирма "Кло": "Когда пиздамоны нас окружили, мы начали обливать их свежей мочой, и вся колонна смогла сбежать, вся, кроме нас, потому что мы спасали Каспера, ставшего центом сцепки. После этого уже в машине было долгое противостояние с ментоблядями, в течение которого Ёбнутому чуть не сломали ногу. Толпа людей, втрое больше чем ментов, молча стояла и наблюдала за адскими сценами насилия. Театр жестокости. Все люди менты. Олега же схватили сразу после нас, сильно избили, отобрали Каспера, который был уже в истерике к тому моменту. Он звал маму и ненавистно смотрел на отвратных ему с первых месяцев инопланетян. Затем его отправили в больницу, где он провел вечер и ночь...

Двухгодовалый Каспер, которого насильно забрали у Олега, и который находился в больнице, очень нуждался в молоке, а Козу к нему не пускали, несмотря на то, что по закону кормящую мать не могут держать более трех часов. У нее очень болела грудь и не только, можно представить как, если она привыкла кормить каждые два часа. На все просьбы нам отвечали, что "да, херово быть бабой". Херово быть гавном. Из больницы с просьбами об освобождении матери звонили неоднократно, в отделении же делали вид, что ничего не знают, нет тут никаких матерей, говорят. А нам: где звонки? вот телефон, молчит? молчит! Маленький толстый смотрел своими пьяными уставшими пустыми глазами и ухмылялся. Менты - не люди...".

 

Наталья Сокол: "Я узнала, что он находится в больнице Раухфуса, и там считают, что этот ребенок неопознанный, что его хотят сдать милиции, если не объявятся родители. Причем все наши друзья туда приехали и уже о Каспере заботились. То есть его личность уже была установлена. Я, находясь в 78-м отделении милиции, неоднократно пыталась выяснить, где находится Каспер, с отцом он или нет. Мне эту информацию не сообщали. Причем я все-таки добилась, чтобы мне через час после того, как я узнала, что Каспер отнят у отца, разрешили сделать звонок, я звонила в эту больницу, но там не отвечали телефоны. Сотрудники милиции никаким образом мне вообще не помогали, не слушали, что я кормящая мать, и нужно выяснить местонахождение ребенка.

Наталья утверждает, что, кроме нарушения прав кормящей матери, в отделении ее избили, лишили необходимой медицинской помощи и защиты адвоката: "Ночью, когда нас закрыли в "обязьяннике", у меня очень сильно начала болеть голова. Мы попросили у них цитрамон. Они сказали, что у них его нет. Тогда мы попросили вызвать "скорую помощь". Эта просьба услышана не была. Мы просили их об этом два часа. Одновременно с этим в двери 78-го отделения ломился адвокат, которого к нам не пускали. "Скорую помощь" тоже отказывались вызывать. В один из походов в туалет я потребовала еще раз вызвать мне "скорую помощь" и отказалась заходить в "обезьянник". Тогда меня в грубой форме начали туда запихивать. В результате мне начали ногу, которую я поставила между дверью и косяком, ломать этой дверью, и сотрудник милиции очень грубо меня запихнул внутрь, заламывая руки. Это можно считать избиением. Все эти крики слышал адвокат, который стоял у двери 78-го отделения и которого не пускали, и он поднял шум после этого. Адвоката к нам не пускали, утверждая, что у нас нет документов, и наши личности не установлены. Это неправда, потому что я видела распечатки с нашими паспортами, с "пробитыми" анкетными данными, уже заверенные. Наши личности были установлены, но адвоката не пускали".

 

Ирма рассказывает о собыбтиях следующего дня: "Днем нас повезли в суд. По дороге ребята пытались сбежать из ментовской газели, но в результате сбежали мы с Козой, за что ментоуебанам досталось по полной, они ехали и всю дорогу просили прощения по телефону, виновато держа шапки в руках. А мы остались без суда, какая жалость. Всем перенесли судилище на через неделю, только продажные гады в мантиях никого не дождутся. Проебал - не жалуйся. Мы свободны и всё только начинается".

 

Наталья Сокол уточняет: "Ночью приходили сотрудники Центра "Э", вели себя очень грубо, и потом начали оформлять протоколы на нас. Когда оформляли протокол на Леню, он услышал в разговоре двух милиционеров по телефону, что сейчас всех повезут в суд, в 199-й судебный участок, а Николаева и Сокол нужно вернуть назад для допросов. Я так думаю, что тут сотрудники центр "Э" постарались. И затем, когда все-таки в итоге протоколы были составлены, вещи нам были возвращены, нас посадили в "Газель" и повезли. На перекрестке Леня выбежал, сломал крышу "газели". Тогда все сотрудники, которые были в машине, бросились его ловить. Это дало возможность мне и с девушке-анархистке убежать. Мы убежали, а Леню поймали".

 

Адвокат "Войны" Дмитрий Динзе продолжает: "1 апреля я приехал в 28 отдел, провел правовую работу с работниками милиции, и Воротникова отпустили. Я вызвал скорую помощь, был решен вопрос о его госпитализации: у Олега имелись внешние телесные повреждения нижних, верхних конечностей, плечевого пояса, головы. Это зафиксировали в больнице Джанелидзе на Будапештской".

Тем временем, Наталья Сокол, как уже упоминалось, вместе с Ирмой "Кло", сбежала по дороге в суд. Динзе сообщил, что сотрудники полиции грозятся возбудить против нее уголовное дело – якобы она расцарапала одному из них лицо.

 

14 апреля 2011 стало известно, что на Олега Воротникова заведено новое уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч.1 ст.213, ст.319, ч.1 ст.318 УК РФ (хулиганство, применение насилия в отношении представителя власти, оскорбление представителя власти). По версии следствия, Воротников 31 марта "сорвал у нескольких сотрудников милиции форменные шапки, которые бросил на проезжую часть Невского проспекта, после чего ударил два раза рукой в голову сотрудника 78 отдела милиции УВД по Центральному району причинив ему физическую боль. Затем, Воротников прыгнул на капот служебного автомобиля УВД по Центральному району и умышленно повредил правое зеркало заднего вида, после чего был задержан сотрудниками милиции".

 

16 апреля 2011 Леонид Николаев, Наталья Сокол и Олег Воротников были вызваны на допрос, который вел следователь Дмитрий Федичев. Допрос длился почти восемь часов. При этом Олег Воротников вскоре из комнаты следователя скрылся, решив, что его пытаются арестовать. С тех пор находится "в бегах" и объявлен в международный розыск.

 

21 апреля 2011 состоялся повторный допрос Сокол и Николаева.

 

13 июля 2011 РИА Новости сообщили, ссылаясь на неназванного представителя некоего регионального СК РФ, что в отношении Сокол возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 319 УК РФ (оскорбление представителя власти; статья предусматривает наказание до года исправительных работ).

 

Позже выяснилось, что делами Сокол по Маршу несогласных судебные органы занимались в городе Балаково Саратовской области (возможно, по месту ее прописки).

 

Но уголовных дел там на Наталью не открывали. А завели два административных: одно - за "участие в несанкционированном публичном мероприятии", другое - за "неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции во время участия 31 марта 2011 года в несанкционированной акции в Санкт-Петербурге".

 

30 мая 2011 мировой судья судебного участка номер 2 города Балаково наложил на Наталью Сокол два штрафа по обоим этим делам, каждый размером в 500 рублей.

 

Решение мирового судьи было опротестовано защитой.

 

22 августа 2011 суд вышестоящей инстанции - Балаковский городской суд Саратовской области - отметил одно из постановлений мирового судьи ("за неповиновение").

 

26 августа 2011 тот же Балаковский горсуд отменил и второй штраф в 500 рублей за административное проавонарушение "участие в несанкционированном мероприятии". Правозащитники "Агоры" сообщили, что "суд установил, что были нарушены процессуальные права Натальи Сокол, а административное дело прекратили в связи с недоказанностью ее участия в публичном мероприятии". Достоверные подробности о рассмотрении дела (например, привлекались ли в качестве свидетелей ее участия в Марше милиционеры, с которыми Наталья боролась) - неизвестны.

 

13 июля Война сообщила, что дело о поливании полицейских мочой (ст.319 УК РФ, оскорбление представителя власти, максимальное наказание — год исправительных работ) было в Петербургском СК выделено в отдельное производство и в качестве подозреваемых по нему проходит "Сокол Н. В. и неустановленная женщина».

 

30 августа 2011 петербургские следователи объявили Наталью Сокол в розыск по причине неявки на допросы. Об этом сообщил "Фонтанке" официальный представитель Главного следственного управления СКР по Петербургу Сергей Капитонов. Твиттер "Войны" уточнил, что Сокол находится в федеральном розыске.

 

18 октября 2011 муж Натальи Сокол, Олег Воротников, заявил о ее незаконном аресте вместе с их двухлетним сыном Каспером в Петербурге. При этом Воротников сообщил, что ночной арест Натальи, снимал на видеокамеру немецкий журналист Ульф Колкрет, с которым члены "Войны" встречались только что в отеле "Александр хаус" при посредничестве петербургского журналиста Игоря Недорезова. Ульф, не останавливаясь снимал, как активисты "Войны" отправляются домой, скорее всего, заснял жесткую сцену ареста Сокол с криками о помощи и бессмысленной поломкой полицейскими ее велосипеда. Сам Воротников, находящийся в международном розыске, по условному знаку Натальи, при появлении оперов быстро уехал на велосипеде, и полиция его не преследовала.

 

В указанном "Войной" Отделе полиции №1 города Санкт-Петербурга информацию о задержании Сокол по запросу ВВС, сделанном вскоре после публикации на сайте "Войны", не подтверждали.

 

При этом Питер-ТВ через несколько часов после публикации информации на сайте Войны сообщило, без ссылок на источник информации, что полицейские позволили Олегу Воротникову, который был свидетелем задержания, забрать ребенка.

 

Вскоре "Открытое информационное агентство" сообщило, что Наталья с ребенком была отпущена чрез четыре часа после задержания, вскоре после того, как адвокат Иосиф Габуния смог попасть в отдел полиции. По другой версии, это произошло потому, что адвокат  Войны" Дмитрий Динзе ночью объяснил Сокол, какие действия необходимы, чтобы выйти из полиции и после того, как она их выполнила, в том числе дала подписку о явке к следователю, женщина вместе с сыном покинула отделение. "Сегодня в 19.00 мы пойдем к следователю", - добавил Динзе в беседе с РИА Новости.

 

Следователь Руслан Семенихин сказал Сокол, что если она не явится к следователю, то будет объявлена в международный розыск с мерой пресечения в виде ареста.

 

Тем не менее, Наталья Сокол на допрос вечером не явилась. "У меня нет ни капли доверия к Следственному комитету из-за их поведения на моем прошлом допросе 16 апреля 2011 года. Федичев (следователь) подтасовывал факты в моих показаниях, намеренно их искажал, отказывался фиксировать мои поправки и исправления", — объяснила она. АиФ сообщают, что в этот день она участвовала в несанкционированной акции градозащитников: "В несанкционированной акции на Владимирской площади приняла участие активистка арт-группы «Война» Наталья Сокол, находящаяся в федеральном розыске. Сотрудники полиции, находившиеся на месте проведения акции, внимания на «Козу» не обратили, задержать ее не пытались".

События

  • 2010. Дворцовый переворот Войны
  • 2008. Ебля Войны
  • 2009. Война Войны на Русском леттризме
  • 2011. Новогодний автозак. Война
  • Источники

  • Адвокат Динзе вызван на допрос по уголовному делу о поджоге автозака, в котором подозревается арт-группа Война
  • Адвокат Динзе, защищающий «Войну», обнаружил слежку за собой: бритой наружности, видимо, из МВД
  • Эксперты выяснили, как «Война» подожгла автозак
  • Захар Прилепин: «Своими акциями «Война» будит общество»
  • Полицейски е обратились к "Войне" через "Фонтанку"
  • Возбуждено уголовное дело по поводу новогодней акции "Войны"
  • "Местные": Хватит "войны"
  • Леня Ебнутый: "Я всегда хотел жечь автозаки"
  • Марат Гельман: Два слова в защиту "Войны"
  • По факту возгорания автозака в Петроградском районе проводится проверка
  • Большинство слушателей радиостанции "Эхо Москвы" осуждают антиполицейскую акцию арт-группы "Война" - опрос
  • ВВС: Арт-группа "Война" сожгла автозак питерской полиции
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com