запрещенное

искусство

18+

01.07.2008, Запрещенное искусство

2008-2011. Ревизия коллекции Ерофеева в ГТГ

27 июня 2008 из Государственной Третьяковской галереи был уволен начальник Отдела новейших течений Андрей Ерофеев, коллекционировавший современное искусство в течение 20 лет и передавший эту коллекцию в ГТГ в 2002.

 

Будущее коллекции было поставлено под сомнение директором ГТГ Валентином Родионовым, заявившим через день после увольнения Ерофеева о том, что, возможно, вскоре будет расформирован и сам Отдел новейших течений ГТГ, а работать с коллекцией будут сотрудники других отделов музея.

 

9 июля 2008  Ерофеев и его сотрудники провели в РИА Новости пресс-конференцию "Отдел новейших течений без Третьяковки. Настоящее и будущее коллекции Андрея Ерофеева и его команды", во время которой описали ситуацию вокруг коллекции и ее главного хранителя, сложившуюся за последний год.

 

В списке коллекции музея, по утверждению Андрея Ерофеева, числилось 250 авторов, включая практически всех классиков русского современного искусства.

 

В записке Татьяны Волковой, доложенной на пресс-конференции, сообщалось о той части коллекции, которая была поставлена на постоянное хранение в ГТГ:

 

Искусство 1960-70-х гг (769 ед.хр.)
Искусство 1980-х гг. (490 ед.хр)
Искусство 1990-х гг. (544 ед.хр)
Фонд графики, фотографии и авторской книги (1650 ед.хр)
Научно-вспомогательный фонд (533 ед. хр.)

 

Еще 3000 музейных единиц находились в Третьяковке в статусе "временного хранения". Эти вещи формально были собственностью "Общества коллекционеров современного искусства" (ОКСИ), во главе которого стояли Андрей Ерофеев и Иосиф Бакштейн.  Ерофеев заявил на пресс-конференции, что намерен учредить новый Музей современного искусства, в основу которого ляжет этот фонд временного хранения, и призвал художников не забирать свои работы из ГТГ.

 

Однако, вскоре выяснилось, что ГТГ отказывается отдавать эти вещи Ерофееву. Кто препятствовал выдаче этих вещей, достоверно не известно. Между тем известно, что контроль над фондами ОКСИ с января 2008 пыталась установить зам. директора ГТГ по научной части Ирина Лебедева (с июля 2009 - директор ГТГ).

 

Она же вскоре после увольнения Ерофеева, 24 июля 2008, в интервью "Новой газете" обвинила Ерофеева в том, что с помощью ОКСИ он "наживает моральный капитал" на художниках, как на обманутых вкладчиках - ведь именно ОКСИ, а не сами художники, выступает во всех официальных документах как даритель работ музею. Лебедева пыталась представить дело так, что художники по собственной инициативе массово даровали свои работы ГТГ исключительно из-за чести храниться в главном российском музее, а вовсе не потому, что Ерофеев встраивал этих художников в мировой художественный процесс, показывая их работы на своих крупных концептуальных выставках, вызывающих резонанс в мире.

 

Каким образом разрешился этот этот спор между ГТГ и ОКСИ, прессе не сообщалось. Однако, известно, что и через год после увольнения Ерофеева эта часть коллекции все еще находилась в Третьяковке.

 

Иронизируя по поводу этого, Ерофеев советовал коллекционерам: "Позвоните Ирине Лебедевой — в должности замдиректора Третьяковки она командует той частью музея, которая посвящена ХХ веку и находится на Крымском Валу. Спрашивайте работы художников-нонконформистов второй половины века. Там на выбор имеется около 3 тысяч произведений 150–200 авторов, включая самых великих. Правда, чтобы их заполучить, нужно немного посуетиться, договариваться о цене с художниками или наследниками, писать заявления и прочие бумажки. Но в целом операция куда проще и дешевле, чем гоняться за первоклассными произведениями по аукционам и мастерским".

 

Статья Ерофеева, из которой взята эта цитата - "Третьяковка раздает свои коллекции" - вновь остро поставила вопрос о судьбе его коллекции в ГТГ и спровоцировала решительный отпор сотрудников Отдела.

 

Ерофеев рассказал, как оказался свидетелем выдачи для продажи из запасников ГТГ  временно хранившихся там работ Сергея Ануфриева ("гениального одессита и участника знаменитой группы «Инспекция «Медгерменевтика») и Вячеслава Локтева (который "первым, после нескольких десятилетий разобщения, связал нашу архитектурную мысль с опытами художественного авангарда 1910–1920-х").

 

Ерофеев назвал раздачу работ из коллекции безумием: "Никто Лебедевой и Родионову не приказывал избавляться от Ануфриева и Локтева. Думаю, в данном случае разгадка лежит в сфере психологии. Оба эти начальника вконец измотаны собственной некомпетентностью и профессиональной дезориентированностью. Их силы истощены скандалами, которые они не в силах гасить, измотаны борьбой с искусством, которое они не любят, не понимают и никому не могут внятно объяснить. У них кончились слова, проекты, от них отвернулись сторонники. Нет надежды сохранить приобретенное и захваченное. Они перестали контролировать ситуацию. Отсюда их желание раз и навсегда покончить. С Локтевым. С ХХ веком. С домом ГТГ — ЦДХ. С активной профессиональной деятельностью. У медиков такие позывы называются «суицидными попытками».

 

Ответственность за коллекцию публично взяли на себя сотрудники Отдела Кирилл Светляков и Кирилл Алексеев. В ответной статье "Обыкновенный фашизм" они обвинили Ерофеева в "культурфюрерстве". О коллекции хранители сообщили, что "да, некоторые произведения из фонда временного хранения мы вынуждены были отдать авторам. Художникам необходимы деньги". А также перечислили имена художников, даровавших Третьяковке произведения уже после увольнения Ерофеева: Борис Орлов, Борис Матросов, Сергей Ануфриев, Франциско Инфанте, Игорь Макаревич и Елена Елагина, Вячеслав Локтев, Александр Джикия, Владимир Дубосарский, Валерий Кошляков, Александр Зосимов, Сергей Мироненко, Игорь Мухин.

 

Кирилл Светляков и Кирилл Алексеев подчеркивали, что их представления об искусстве кардинально отличаются от представлений Ерофеева: "... мы говорим, извините, об искусстве, а не о том, как нагадить в пространстве музея и стать жертвой цензуры. Извините, но мы предпочитаем истинно революционные тактики и стараемся не подменять их мелкобуржуазными, мещанскими скандалами".

 

В мае 2009 стало известно, что Отдел цензурировал инсталляцию признанного классика мирового современного искусства Ильи Кабакова "Ящик с мусором", входящей в постоянную экспозицию ГТГ: часть предметов, снабженных нецензурными надписями, была убрана в ящик. Рассмотреть их теперь невозможно: вся инсталляция накрыта стеклянным колпаком. В результате единственная крупная работа Кабакова, хранящаяся в ГТГ, лишилась своих базовых смыслов.

 

Кирилл Алексеев объяснил цензуру некими "музейными требованиями" и "жалобами посетителей". Однако, никаких законов, запрещающих использование нецензурной лексики в художественных целях, в России не существует. Жалобы на работу Кабакова со стороны зрителей также в открытом медиа-пространстве не представлены.

 

Хотя операции ГТГ с кабаковским "Ящиком" - чистый случай цензуры произведения искусства в государственном музее, ни с чьей стороны никаких протестов это не вызвало. Напротив, сам Илья Кабаков, по утверждению Кирилла Алексеева, обещал пересобрать "Ящик" для Третьяковки.

Подробнее о случае тут

 

18 июля 2009 на пенсию был отправлен директор Третьяковки Валентин Родионов. Его место заняла Ирина Лебедева.

 

В момент вступления в должность Лебедева рассказала о новой стратегии, которой ГТГ намеревается придерживаться в отношении коллекции современного искусства: "Нам бы хотелось развивать конструктивный диалог с РПЦ не только в ключе древнерусского искусства, но и современного". Лебедева обещала привлекать представителей РПЦ к участию в проектах современных российских художников, выставляющихся в ГТГ. Это, по сути, означало открытие Отдела новейших течений музея для цензоров от РПЦ.

 

Реализуются ли уже эти стратегические установки в работе Отдела - неизвестно. Сам Андрей Ерофеев в 2009 опасался, что все, происходящее с Отделом, нацелено на "нейтрализацию" его  деятельности.

 

Между тем, Кирилл Светляков в мае 2010 выступил экспертом со стороны защиты по уголовному делу против кураторов выставки "Запретное искусство". А Кирилл Алексеев в августе 2010 опубликовал довольно резкое суждение о церковной цензуре и "имитации диалога современного искусства с церковью" ("Вы и правда думаете, что можно наладить диалог с организацией, которая сейчас рейдерски захватывает иконы и музейные пространства??").

 

Насколько обоснованы опасения Андрея Ерофеева в отношении "нейтрализации" коллекции, можно будет объективно судить по тому, как полно в результате ревизии освободится коллекция от того массива работ, который в прежние годы вызывал активное неприятие публики или Министерства культуры, прежде всего работ - участников выставок "Запретное искусство" и "Соц-арт".

 

Пока известно только о двух работах, вызывавших активные протесты общественности (во время региональных выставок Ерофеева в 1990-х), и теперь покинувших галерею -  "Храме-Мухоморе" Константина Звездочетова и "Ортодоксальных обсосах" "Медгерменевтов".

 

Обе  работы находились в ГТГ во временном хранении, и забрали их из фондов сами авторы. "Ортодоксальные обсосы" уже не вернутся в музей - работа продана лондонской "Тэйт Модерн". А "Храм-Мухомор", по информации Кирилла Светлякова, отправился на очередную выставку и, возможно, еще вернется в ГТГ.

 

Кирилл Светляков, назначенный начальником Отдела новейших течений в феврале 2010, обещал, что в конце 2011 постоянная экспозиция, размещающаяся в залах новейших течений, будет реэспонирована. "Детали секретны, но это будет абсолютно новое видение истории русского искусства второй половины XX века. Планируется выставить много новых вещей. Плюс мы надеемся к моменту реэкспозиции получить в распоряжение несколько дополнительных залов. Наконец, под новое пространство появится много новых имен, в том числе по искусству XXI века".

 

По новой экспозиции можно будет судить о тех ценностях современного искусства, которые новые хранители полагают центральными.

Преследуемые

  • Ерофеев Андрей, иск-вед, куратор
  • Обвинители

  • Алексеев Кирилл, сотрудник ГТГ
  • Лебедева Ирина, директор ГТГ
  • Распутин Валентин, пис-ль, ПР-активист
  • Светляков Кирилл, сотр-к ГТГ
  • Защитники

    Источники

  • Запоздавшее мнение о цензуре в искусстве
  • Кирилл Светляков: «Профессия искусствоведа не делится на отдых и работу»
  • Сергей Ануфриев: МУСАРТ
  • Течение обстоятельств
  • Третьяковка воздержится от рискованных экспонатов
  • На два дома
  • Директором Третьяковки стала женщина
  • Отдел новейших течений Третьяковки вынес споры наружу
  • Несвоевременные творения
  • Кирилл Алексеев и Кирилл Светляков. Обыкновенный фашизм. Статья для тех, хочет знать правду.
  • Андрей Ерофеев. Третьяковка раздаёт свои коллекции
  • Оксана Саркисян: Рыцарь с медийным забралом
  • Ирина Лебедева: Художники как обманутые вкладчики
  • Современное искусство прощается с Третьяковкой
  • Отлученные
  • Елена Зайцева: Кто теперь будет все это делать, если отдел расформируют?
  • Пресс-конференция в РИА Новости по поводу увольнения Ерофеева из ГТГ
  • Пресс-конференция "Настоящее и будущее коллекции Андрея Ерофеева"
  • Уволенный сотрудник Третьяковки намерен создать свой музей
  • РР: Музейная инициатива
  • Андрей Ерофеев планирует сделать музей актуального искусства
  • Татьяна Волкова на "Немецкой волне": За железным занавесом государственного музея
  • Анна Толстова: Интервью с уволенным Андреем Ерофеевым
  • Гиф ру: Татьяна Волкова об обстоятельствах увольнения Ерофеева
  • Открытое письмо директору ГТГ от сотрудников отдела новейших течений
  • Грани ру: Против течения
  • Коммерсантъ: Андрей Ерофеев уволен, его отделу угрожает расформирование
  • Независимая: Из Третьяковской галереи уволен Андрей Ерофеев
  • Отдел новейших течений Третьяковской галереи может быть расформирован
  • ГТГ: О ситуации в отделе новейших течений
  • История на все вкусы
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com