запрещенное

искусство

18+

06.01.1956, Запрещенное искусство

Мкртчян Лина, ПС-певица

Лина Мкртчян

 

Российская духовная певица, культовая персона времен Перестройки. Политическая ультраправая активистка - монархистка и националистка. "Духовная дочь" главы комитета "За нравственное возрождение отечества" протоиерея Александра Шаргунова.

 

Лина (Елена Владимировна) Мкртчян родилась в Одессе в первой половине 1950-х,  "в ночь на Рождество Христово, прямо напротив православного храма". Мкртчян по-армянски означает "Креститель", а Лина - "скорбная песнь". Согласно древней легенде, Лин был первым певчим, оплакивающим грехи мира.

 

С 9 месяцев воспитывалась у бабушки с дедушкой. Сколько себя помнит, всю жизнь она была певчей в храмах.

 

О своей жизни неизменно рассказывает как о судьбе "одинокой изгнанницы".

 

О родной Одессе вспоминает: "У одесситов особенный тянущий говор, а у меня он с рождения - иной, я говорила на правильном русском языке, и это явилось первопричиной моего полного отторжения, а поскольку я с детства была в храме, всё это как-то соединилось. Меня исключили из трех школ, потом прогнали из Одессы".

 

В 17 лет Лина  приехала в Москву. Поступила в Академию музыкального искусства им. Гнесиных. "Это был Божий промысел. Я узнала, что в Гнесинском институте среди последних из последних могикан есть легендарная Полина Львовна Тронина. Один из ее учеников привел меня, 17-летнюю девочку, к ней домой, и все было решено. Она была последним представителем великой русской певческой школы, равной которой нет нигде. Тронина училась у Преображенской, знаменитой солистки Большого театра, которая была солисткой его императорского величества. Это звание носили всего несколько человек, и первым его получил Ф.И. Шаляпин".

 

В другом месте Лина вспоминает: "Я - её (Трониной - ЗИ) последняя ученица. Слово прежде голоса - это и есть первое и главное отличие русской вокальной школы от немецкой, тем более - от школы бельканто. И все-таки, не будь я церковной певчей, я бы не пришла к этим основам. Полина Львовна лишь указала на то, что копилось во мне. Она была для меня всем. До 17 лет я почти не говорила, боясь испугать бабушку с дедушкой. С Полиной Львовной я заговорила. В первый год за беседой мы просто перестали спать ночами. Она была близким другом С.А. Есенина, знала Маяковского, принимала участие в знаменитых собраниях в Политехническом музее, где по моде того времени сочетали музыку и поэзию, к примеру, она - потрясающая камерная певица - в первом отделении пела Шумана, а во втором - читал стихи и прозу Сереженька Есенин. Полина Львовна ввела меня в круг своих знакомых и образов-воспоминаний. Кроме того, я вынуждена три года спать на кровати, где безумная, пьяная, страшная Дункан любила Сергея Александровича Есенина. Я знала, чувствовала, что Сережу убили, знала историю с Маяковским... Круг П.Л.Трониной- это достояние русской культуры и колоссальный информационный пласт, всё это я впитывала мгновенно".

 

После смерти Трониной Лину отчислили из Гнесинки - "за то, что я не хотела заниматься у другого, посредственного, преподавателя".

 

Вскоре она поступила (или перевелась?) в Московскую Государственную Консерваторию им. П. И. Чайковского. Оттуда тоже была отчислена (подробности неизвестны).

 

В ... поступила в ГИТИС. Сама Лина утверждает, что из этого вуза ее тоже хотели исключить: "Декан факультета музыкального театра Б. Покровский грозил: "Если я узнаю, что ей выдали диплом, - уйду". 29 июля я пела государственную программу, а в Москве шел снег. Корочку мне все-таки выдали, 25 октября, под столом, с фонариком".

 

Лина полагает, что изо всех институтов ее исключали за пение в церковных хорах.

 

По окончани ГИТИСа она пыталась устроиться на работу - в Большой театр, в Ленинградский театр им. Кирова, в Киевский оперный театр, в Московскую филармонию. Ни в одном из этих мест в штат ее не взяли. Позже Лина объясняла это с некой "установкой" партийных органов: "Тогда я еще не верила, что по отношению ко мне может существовать некая установка: неужели то, что я делаю, причиняет столько вреда!?"

 

Тем не менее, с 1982 Мкртчян активно выступает в концертах и гастролирует за рубежом. Постоянным концертмейстером певицы (фортепиано, орган, клавесин) становится ученик А. Беломестнова – бывший челябинец Евгений Талисман, окончивший Челябинское музыкальное училище им. П. И. Чайковского.

 

 

В репертуаре певицы - музыка семи веков (свыше 800 произведений): от итальянских духовных песен XIII в. (лаут) и русской духовной музыки до современных произведений.

 

 

В 1987 вышла первая пластинка Мкртчян, записанная фирмой "Мелодия".

 

 

В 1988 Мкртчян работала с Софьей Губайдуллиной над сочинением последней "Час души". Губайдуллина  усмотрела в исполнительской манере Мкртчян "современную музыку": "Ее исполнение покорило всех слушателей, и привлекло внимание к ней многих серьезных композиторов... Искусство Лины Мкртчян для меня - это, говоря словами Ф.Шлегеля, "идеал существенно-современного".

 

Сама Лина описывает свою технику исполнения так: "Меня очень часто упрекают в том, что я пою "на разный манер", каждый концерт иным тембром. Многие считают, что я - новатор. Ничего подобного. Не в оправдание свое, а справедливости ради ещё раз скажу о старинном знаменном распеве. Здесь певчий в состоянии слиться, если он тенор - с басом, если бас - с первым тенором, а слияние возможно лишь при двух условиях: при полном смирении, абсолютном растворении в другом человеке и при стопроцентном владении всеми нюансами тембра своего голоса. Когда в таком слиянии нет ни одного перехода, за счёт этого создается единогласие - огненный столп, свеча, аккорд, соединяющий землю и небо. А голос - это прежде всего - тембр, и только тембром можно передать все чувства, состояния, мысли, а никак не объёмом вокала. Я говорю прописные истины, но вы не можете себе представить, в какие штыки это принимается.

 

В 1989 Мкртчян приглашает к сотрудничеству режиссер Александр Сокуров. Она работает в его фильмах «Спаси и сохрани» (1989), «Хосбес» (?) и «Тихие страницы» (1993) по Достоевскому и Гоголю. Для последнего записывает «Песни умершим детям» Малера вместе с оркестром Мариинского театра. "Страшная мука и наказание обладать талантом такого масштаба", - скажет потом о Лине Сокуров.

 

В 1989 "пушкинский" концерт Лины Мкртчян в Ленинградской капелле имени Глинки на Мойке (бывшая Императорская Придворная певческая капелла в то время возрождала свои утраченные патриотические традиции) стал заметным общегородским событием.

 

Возможно, именно тогда и там Лину услышали монахи-францисканцы, которые пригласили ее в 1990 на международный симпозиум за воссоединение всех христиан мира. Она поехала туда в качестве частного лица. "Паломничество это стало одним из чудес моей жизни: я не только встретилась с Иоанном Павлом но и совершила поездку по святым местам Франциска Ассизского".

 

Упомянутая Линой "встреча с Папой Иоанном Павлом" - это ее легендарное выступление в Ватикане в 1990 вместе с петербургским камерным оркестром под управлением Николая Коренева.

 

В 1991 Лина получила личное приглашение от Папы Римского на очередное международное мероприятие. Но, по ее словам, в разрешении на выезд из СССР ей было отказано. Связи Мкрчян с Ватиканом после скорого крушения СССР никак не развивались из-за перехода в лагерь ярого православного фундаментализма. Позже Лина будет даже утверждать, что встрече с Папой, безусловно, предпочла бы беседу с православным сельским батюшкой.

 

Тем не менее, в 1992 Мкртчян едет на гастроли в Испанию и Голландию. В эти годы издаются ее многочисленные альбомы.

 

 

В 1990-1993 у Мкртчян вышло семь альбомов, некоторые из них почти тут же переиздавались: Ave Maria (1990, 1992), Римский-Корсаков и Рахманинов (1990, 1992), Петр Чайковский (1990), Католическая и православная музыка (1990), "Верую" (1991), Вагнер и Шуберт” (1992), Малер. Песни умерших детей (1993).

Скоро Лина расскажет, что звукозаписывающие фирмы (как минимум одна из них - "Вист") нарушая коммерческие договоренности, обкрадывают ее.

 

Лина Мкртчян "Look and Comprehend" 1990

 

В конце 1980-х - начале 1990-х слава певицы в культурных кругах, тоскующих по белогвардейской "России, которую мы потеряли", достигает вершины. Лина устраивает авторские музыкально-поэтические вечера, посещаемые в основном "своими" ("публикой, которой небезразличен Даниил Андреев", как позже определит "Коммерсантъ" круг тогдашних почитателей Лины).

 

Во время одного из таких вечеров Андрей Борисович Трухачев, сын сестры Марины Цветаевой - Анастасии, знакомит Лину со своей матерью. Анастасия Цветаева становится постоянной посетительницей вечеров Лины.

 

Вскоре, благодаря ей, в жизни Мкртчян произошла судьбоносна встреча: "За год до своей смерти (т.е. в 1992) Анастасия Ивановна Цветаева "завещала" меня батюшке, он был ее духовником последние 18 лет ее жизни. Всем лучшим во мне я обязана ему".

 

Речь идет о протоиерее Александре Шаргунове, настоятеле храма св. Николая на Пыжах. Лина считает его "величайшим проповедником". С того же времени Мкртчян - певчая в "николушкином храме" Шаргунова ("У нас мощи двух святых, мироточивая икона Царя-мученика. Храм – центр моей жизни").

 

С 1994 Лина - фанатичная активистка комитета “За нравственное возрождение России”, который учредил Шаргунов.

 

В это время она живет на окраине Москвы в небольшой, наконец-то приобретенной, собственной квартире, но без постоянной работы, без импрессарио, без помещения для репетиций, транспорта и даже без собственного фортепиано. Не без гордости в 1994 она рассказывает журналистам о своих бедности и невостребованности, откровенно их преувеличивая: "Живу на редкие гонорары. С моим бессменным концертмейстером Евгением Талисманом (нашему музыкальному союзу уже 11 лет) мы выступаем на благотворительных началах. Размер гонорара таков, что каждый раз не могу сообразить, как его потратить. То ли вернуть сотую долю долгов, то ли купить лекарство, то ли подать нищему. Вышла всего одна пластинка с нашей записью. И то смехотворным тиражом в 5 тысяч экземпляров. О фондовых записях на радио даже не говорю, их просто нет".

 

В 1995 жалуется, что ее не внесли в список стипендиатов Минкульта: "Только что наше замечательное министерство культуры распределяло стипендии неимущим деятелям культуры. И хотя там прекрасно знают, что я нигде не работала и мне никто не помогает, - даже не внесли в список. Ладно бы, если бы стипендий было пять или шесть, но их-то шестьсот шестьдесят... Уверяю Вас, моя судьба не единичный случай. Она суть социального явления".

 

В это время Лина часто бывает в провинции со своими "монографиями" (музыкально-поэтическими композициями, посвященными тому или иному русскому гению - поэту или композитору. Всего за годы творчества она создала более 30 таких произведений).

 

Своей программной вещью считает вокальный цикл "Отчалившая Русь" на слова Сергея Есенина: "Особое место занимает в моей жизни и является программным произведением моего репертуара его вокальный цикл "Отчалившая Русь". Если бы за всю свою жизнь я смогла спеть только этот цикл и только его записать и оставить после себя, то, наверное, большего я и сказать не могла бы. Есенинскими словами и свиридовской музыкой выражено все, что я накопила за весь мой путь: все мои мысли, все мои чувства сконцентрированы в этих гениальных словах и в этих пророческих звуках. Я могла бы не дать ни одного интервью - никогда и никому, но обо мне можно было бы узнать все, услышав как я пою "Отчалившую Русь".

 

Одновременно Лина занимается политической пропагандой - привозит и распространяет в регионах кассеты с проповедями и выступлениями Шаргунова и православную прессу.

 

Вслед за Шаргуновым, она транслирует провинциальной прессе фашизоидные идеи о мировом превосходстве русской нации и "столкновении цивилизаций" (разумеется, русской и американской):

 

"Только одна-единственная страна за всю историю существования человечества называлась святой. Этим-то наш космический колодец, именуемый Небесной Матушкой Россией, и отличается от всего человечества. Поэтому, если бы зло восторжествовало и каким-то образом удалось поглотить Святую Русь, на планете обязательно возник бы дисбаланс, ибо весь рациональный западный мир сбалансирован нами. Они никогда нас не спасали. Скорее, мы их можем спасти, как спасали всегда".

 

"К сожалению, нынешние дети не знают, кто они есть и не видят ничего, кроме "Макдональдсов", "Сникерсов" и этих чудовищных заморских миссионеров, что за колоссальную валюту оккупируют стадионы, читая там протестантские проповеди. Кстати, в большинстве своем туда стекаются самые нищие, самые безграмотные, ничего не знающие об истории своего отечества, никогда не бывавшие в своих родных храмах, люди. А им как бы говорят: зачем вам русская вера, все равно вы будете работать на американцев. "

 

В 1995 для спасения гибнущей России, по Мкртчан, было необходимо:

 

"Первое. Нужно вынести из сердца страны и предать земле останки этого чудовищно заблудшего, несчастного человека.

Второе. Канонизировать царских мучеников.

Третье. Тоже самое сделать с сотнями тысяч брошенных в лесах и болотах русских мальчиков. Пока последний наш солдат не будет отпет и погребен, ничего не будет.

Наконец, четвертое. Поскольку в правительстве пока еще почти нет людей, прошлое которых не было бы связано с партией, все они - повторяю - все - не только Борис Николаевич - должны покаяться".

 

В 1996 Лина пела в "лучшем концертном зале мира" - Карнеги-холле, в сопровождении оркестра Евгения Колобова на благотворительном концерте программы "Прерванный звон" - в помощь Армении, пережившей разрушительное землетрясение.

 

Утверждала после этого, что побывала "в одном из самых страшных городов мира - Нью-Йорке" и пережила там свои "самые печальные дни". "Этот город на меня произвел чудовищное впечатление. Я могу только сожалеть, что лучший зал мира (а это действительно так и есть по акустике и по расположению мест) находится в такой стране". "Мне лично глубоко чужд американский менталитет, американский образ жизни. Для меня Нью-Йорк представился как бы моделью Ада".

 

В другом интервью - о том же: "Весь творимый в мире адский шабаш, как ни прискорбно, исходит из Америки. Все то, что всегда чувствовала и предвидела, нашло свое, правда неизмеримо большее, подтверждение в дни, которые провела в этой страшной стране. Представьте себе гигантские черные, коричневые, темно-серые монстры, которые называются домами. Они давят не только человека, но и пронзают твердь небесную. Это - знак этой страны. Вы только вдумайтесь: прон-за-ют небо! Между ними практически нет интервала. Поэтому, если появляются интересные в конструктивном плане здания (искусство и культура там невозможны), то их не видно, они задавлены. Нет воздуха, зелени, все это стянуто в чудовищно мощное звуковое кольцо. Люди заняты телом, только телом. Все едят, бегают, втирают в себя какие-то вещества. Человеку, воспитанному на том, что лекарство лечит тело, а болезнь - душу, совсем не просто в таких условиях. Но самое катастрофическое - то, что они называют церквями. Войти в храм и увидеть там подлинный шабаш, где танцуют и пляшут. Я, к примеру, обожаю негритянские спиричуэлс - духовные песнопения американских негров - сама их пою, но при чем тут танцы?".

 

Возвращаясь из США, пела с филармоническим коллективом Виктора Дубровского в Смоленске, "одном из самых культурных городов России", на родине композитора Глинки, "Пушкина русской музыки", -  где отошла душой от кошмарной американской поездки. "Я втройне счастлива, что побывала в Смоленске, первом русском городе, куда я приехала после Америки".

 

Но полностью утешилась после поездки к Страну Сатаны только посетив в очередной раз Белоруссию: "Более восьми лет (иногда два раза всего в год) я пою в Минске. В Белой Руси у меня наибольшее число концертов, потому что там для меня еще сохранилась Родина. В остальных местах я пребываю как в оккупации. В Белой Руси нет никакой американской рекламы, никакого изуверства над детьми, нет искажения национальной культуры. Если есть реклама, то только отечественных производителей. Поэтому я испытываю к чистой Белой Руси огромное уважение. Если бы мне предложили 100 концертов в Карнеги-холл и 100 тысяч долларов (для меня это лишь ровно нарезанная зеленая бумага с настоящей ценой 4 цента), или вечер в Минске, Полоцке, я без колебаний выбрала бы один-единственный вечер в Белоруссии".

 

В 1996 - лауреат "Царскосельской" премии петербургских поэтов "За бескорыстное и беззаветное служение отечественной культуре".

 

В 1997, после 15 лет сотрудничества, рассталась со своим концертмейстером Евгением Талисманом. Его заменил молодой выдающийся пианист Борис Спасский.

 

В 1998 концерт Мкртчян и Спасского прошел в Париже.

 

В 1998 творческая пара участвует в фестивале классической музыки в г. Монтрё (Швейцария), в ... - в немецком национальном фестивале "Шубертиада".

 

В 1999 на "Евровидении" показан часовой фильм о Лине Мкртчян (режиссер Ален Дюон).

 

В 1999-2000 в Париже вышли альбомы Мусоргского, Глинки и Чайковского в исполнении Мкртчян (и Спасского?). Было объявлено об издании полной "антологии" Лины. Но владелица фирмы звукозаписи Иоланта Скура продала свой бизнес и уехала в Австралию.

 

В 2000 (?) партнер Лины Борис Спасский, у которого также вышел самостоятельный альбом в Европе ("Времена года" Чайковского), уехал жить в Швейцарию.

 

С 2000 Лина ведет в Москве ежегодный благотворительный духовно-просветительский цикл "Возвращение на родину" (концерты начинаются всегда 14 октября, в праздник Покрова Божией Матери).

 

В журнале "Звонница", издаваемом кафедральным собором святого Александра Невского в Кургане, опубликован труд Мкртчян о взаимоотношениях Пушкина с царем Николаем I.

 

Ссылки

Сайт Лины Мкртчан

 

Лина Мкртчан и запрещенное искусство

 

Предназначение творческих людей Мкртчян "раба Божья Елена" видит в служении Вере и Отечеству. "Если ты художник, то должен писать так, чтобы дети, о которых я говорила - те, что в будках продают голландское пиво, не зная ни русского языка, ни русских сказок, - чтобы они хотя бы на картине увидели и... не смогли оторваться. Чтобы душой прилипли к полотну, открыв для себя то, что не видят в реальной жизни. Если музыкант - то в музыку перелить свою боль за Россию. Она обязательно вернется к людям. Поэт же просто обязан бить в колокол".

 

При этом Лина полагает, что "вся вторая половина XX века несет на себе печать растления, оно стало культовым знаком нашего времени. Порочная жизнь настолько поработила и поглотила человеческие души, что безнравственность уже не воспринимается этими людьми как грех или как аномалия. Грех становится нормой. Потому и все греховные поступки талантливых людей не замечаются теми, кто сам живет под знаком растления".

 

Она активно борется с "сатанинским" искусством.

 

***

События

  • 1998. Юный безбожник. Тер-Оганьян
  • 2010. Двоесловие/Диалог
  • 2003-2005. Осторожно, религия!
  • Источники

  • Радио Свобода: Религия против
  • Кольта ру: Что случилось с Анной Альчук?
  • Фома: Церковь и современное искусство
  • РНЛ: В бассейне на Бали утонул участник кощунственной выставки «Осторожно, религия!» Владислав Мамышев-Монро
  • Газета ру: Преступление и прощение Pussy Riot
  • Прима-Ньюс: Выставку закрыли досрочно
  • Ньюсру/Эхо Москвы: Организатор выставки "Осторожно: религия!" убежден, что его душа чиста
  • Ньюсру/Интерфакс: Разгромлен один из залов музея имени Сахарова. Вандалы отпущены
  • Страна ру: Голая баба на кресте как символ правозащитного движения
  • Известия, Максим Соколов: "Осторожно, сионизм!"
  • Михаил Болотовский: Безнравственность напоказ
  • Юрий Самодуров, Людмила Василовская: Первый идеологический процесс в «демократической» России
  • Людмила Василовская: Открытое письмо депутату Александру Чуеву
  • Письмо Юрия Самодурова Патриарху Алексию II
  • Юрий Самодуров и Людмила Василовская: Уведомление для читателей "Новой газеты"
  • Открытое письмо Юрия Самодурова и Людмилы Василовской В редакцию «Новой газеты»
  • Круглый стол в Сахаровском центре: «Проблемы религиозности в светском государстве. Церковь – часть гражданского общества».
  • Пресс-конференция в Сахаровском центре: «Уголовное дело по выставке “Осторожно, религия!” передано в суд»
  • Эдвард Кляйн в защиту Самодурова и Василовской
  • Алексей Семенов, вице-президент Фонда Сахарова (США): Отклик на дискуссию о выставке "Осторожно, религия!"
  • Юрий Самодуров: Российское общество перед выбором - судить искусство или судить за искусство
  • Юрий Самодуров: По поводу статьи Мамышева-Монро
  • Доморощенные цензоры музей и центр имени Андрея Сахарова не запугают
  • Сахаровский центр: Письмо главному редактору газеты "Известия"
  • Юрий Самодуров: О выставке "Осторожно, Религия!" и событиях вокруг нее
  • Пресс-конференция по поводу разгрома выставки "Осторожно, религия!"
  • Открытие выставки "Осторожно, религия!". Фоторепортаж
  • Марина Пожарицкая: Текст к выставке "Осторожно, религия!"
  • Оксана Саркисян: Живая религия
  • Нарине Золян: Познающий себя есть собственный палач
  • Арутюн Зулумян: Текст к выставке "Осторожно, религия!"
  • Вера Кичанова. Pussy Riot. Подлинная история
  • Перформанс вместо суда
  • Роман Доброхотов проводит параллель между смертями Анны Альчук и Влада Монро
  • Только нравственность, только хардкор
  • Владыка Кирилл переезжает в… Аргентину
  • Марина Семендяева: Поосторожнее там!
  • «Без умысла нет преступления»
  • Церковь и общество, точки разрыва и точки соприкосновения
  • Директор Сахаровского центра о попытке срыва спектакля "Pussy Riot"
  • МК: Облава ФМС на Сахаровский центр - реклама Pussy Riot?
  • Московские новости: Казаки сходили на «Pussy Riot»
  • Диана Мачулина: Pussy Riot оправданы «судом»
  • Анна Толстова: В Сахаровском центре прошли «Московские процессы»
  • Мило Рау: «В середине спектакля пришли какие-то люди и стали интересоваться моими документами»
  • Газета ру: Антракт на проверку документов
  • "Московские процессы" Мило Рау: общество под судом
  • Искусство скандала
  • Эхо Москвы: Сотрудники ФМС, ОМОН и казаки по очереди посетили Сахаровский центр, где шел спектакль, посвященный громким судебным процессам по делам религии
  • Елена Волкова: "Московские процессы": памяти Анны Альчук
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com