запрещенное

искусство

18+

14.10.1982, Запрещенное искусство

Группа IRWIN (Словения)

 

Душан Мандич 1954, родился в Любляне

Миран Мохар 1958 родился в Ново Место

Андрей Савски 1961 родился в Любляне

Роман Ураньек 1961 родился в Трбовле

Борут Вагельник, 1959 родился в Кране

Группа живет и работает в Любляне


Одна из самых известных в мире восточно-европейских художественных групп, провокационно работающих с языком политики. Для региона Восточной Европы - группа легендарная.

 

Образована в 1982.

 

В 1984 парни из IRWIN инициировали создание NSK, «Neue Slowenische Kunst» («Новое словенское искусство»).

 

В него, наряду с самой IRWIN, также вошли известная музыкальная группа «Laibach», экспериментальный театр «Noordung» и другие сложившиеся к этому моменту словенские инициативы из области дизайна, философии и т.п.

 

В 1992 в контексте распада союзной Югославии и образования независимой Словении, в ответ на возвращение идеи национального государства с его непреложными понятиями территории, этнической группы и границ, начал реализовываться проект «NSK. Государство во времени».

 

NSK провозгласило, что наделяет статусом государства мышление, и взяло на себя многие функции государства – например, выдачу гражданства и паспортов. Это внетерриториальное, виртуальное государство не идентифицировало себя с реально существующими странами и к настоящему моменту приняло форму коллективного произведения искусства.

 

 

В ... по инициативе группы был выпущен том коллективных трудов «East Art Map», и поныне остающийся важным источником истории искусства Восточной Европы второй половины 20 века.

 

Ирвин в начале 90-х была одной из немногих европейских групп, с которой у российских художников наметились реальные контакты.

 

В Москве "Ирвины", вместе с американским режиссером Майком Бенсом, появились в июне 1992 и открыли тут первое в мире посольство и консульства NSK, выдав паспорта и гражданство всем желающим.

 

6 июня 1992 новые граждане NSK совершили коллективную акцию Black Square on Red Square ("Черный квадрат на Красной площади"), посвященную Казимиру Малевичу (действительно растянули на Красной площади 22-метровый "черный квадрат" ткани, потратив на это чуть более 10 минут). К удивлению художников, московская милиция ничего не имела против акции. Напротив, милиционер, узнав, что художники приехали в Россию из мучительно распадающейся Югославии, выразил им свое искреннее сочувствие.

 

 

Среди участников этой акции была и российский арт-критик Елена Курляндцева.  В 1995 она приняла участие в съемках фильма Ирвин и Майка Бенса "Пророчество об огне", в котором, среди прочего,  сказала: "Опыт NSK относительно темнейших и самых трагичных – и по этой причине также и наиболее интересных – моментов в истории в это особенное время очень важен для нас, поскольку ныне интеллектуалы заняты дилеммой о том, что делать с прошлым. Но NSK впервые точно сформулировало то, что мы можем сделать с нашим жизненным опытом: нет нужды его бояться, мы можем гармонизировать его в художественной системе".

 

IRWIN. "У посольства Москвы", 1992. Фото: Joze Suhadolnik

 

Посольство NSK в Москве продержалось несколько месяцев.

 

В №4 ХЖ (1993) была опубликована программная статья Э.Кюфер об Ирвин и НСК. На сайте журнала ее нет, поэтому приводим ее тут полностью:

 

NSK - государство во времени

Ретро-авангард является базовым художественным процессом в Neue Slowenische Kunst, основанном на предпосылке о том, что травмы из прошлого, воздействующие на настоящее и будущее, могут быть исцелены только возвращением к исходным конфликтам. Современное искусство до сих пор не преодолело противоречие, вызванное быстрой и эффективной ассимиляцией исторических авангардных движений в системы тоталитарных государств. Общепринятое восприятие авангарда как фундаментального феномена искусства 20-го века перегружено опасениями и предрассудками. С одной стороны, этот период прославлен и превращён в неписаный миф, в то  время  как с другой – его злоупотребления, компромиссы и неудачи подсчитаны с бюрократическим педантизмом с целью напомнить нам, что это великолепное заблуждение не должно повториться.

Neue Slowenische Kunst (как Искусство в образе Государства) воскрешает травму авангардистских движений, отождествляясь с ними на стадии ассимиляции в системы тоталитарных государств. Самое важное, и в то же  время  травмирующее, измерение авангардистских движений – их действия и творчество внутри коллектива. Коллективизм есть место, где сталкиваются прогрессивная философия, социальная теория и милитаризм современных государств. Вопрос коллективизма, т.е. вопрос того, как организовать коммуникацию и сделать возможным сосуществование различных автономных личностей в сообществе, может быть решён двумя разными способами. Современные  государства  продолжают заниматься вопросом того, как коллективизировать и социализировать личность, тогда как авангардистские движения пытались разрешить вопрос о том, как индивидуализировать коллектив. Авангардистские движения пробовали развивать автономные социальные организмы, в которых могли быть свободно развиты и определены характеристики, нужды и ценности индивидуализма, которые не могли состояться в системах формального  государства . Коллективизм авангардистских движений имел экспериментальную ценность. С крахом авангардистских движений социальные конструктивные взгляды на искусство впали в немилость, что вызвало социальный эскапизм ортодоксального модернизма и, следовательно, привело к кризису основных ценностей в период постмодернизма.

Группа Neue Slowenische Kunst определяет свой коллективизм в рамках автономного  государства  как художественные акции  во   времени , которым подчинены все остальные пространственные и материальные процессы художественного творчества. Это означает, что процесс разрушения и анализа прошлых форм и ситуаций функционирует как творец новых состояний для развития личности в рамках коллектива. Одна из целей Neue Slowenische Kunst состоит в том, чтобы доказать, что абстракция, в своём фундаментальном философском компоненте (супрематизме) объясняющая и исключающая политический язык глобальных культур из языка и культуры искусства, содержит социальную программу, адекватную потребностям современного человека и общества.  NSK ,  государство   во   времени , является абстрактным организмом, супрематистским телом, помещённым в реальное социальное и политическое пространство как скульптура, состоящая из конкретной теплоты тела, духа и работы своих членов.  NSK  присуждает статус  государства  не территории, но разуму, чьи границы находятся в состоянии непрерывного изменения в соответствии с движениями и изменениями его символического и физического коллективного тела.

Любляна, 1993.

 

Ссылки

Официальный сайт NSK

Видео о московских делах Ирвинов

NSK в Википедии (рус.)

 

Ирвин и запрещенное искусство в России

 

В 2011 известный российский куратор Виктор Мизиано пригласил Ирвинов принять участие в своей выставке "Невозможное сообщество". На выставке группа представила изящную и смешную работу "Пришло время для нового государства! Говорят, там возможно счастье". Эти слова были написаны на красном баннере, растянутом на фасаде ММСИ, в котором проходила выставка.

 

 

Шутка состояла в том, что это было буквальное повторение рекламного плаката Кока-колы для Нигерии, переведенного на русский язык. Но дело в том, что английское слово state имеет несколько значений: состояние, ощущение и государство. В рекламе кока-колы, конечно, имелось ввиду внутреннее ощущение того самого счастья, которое должен приносить напиток. В оригинале это выглядело так:

 

 

Но в Москве, уже через несколько часов после появления баннера на фасаде ММСИ, администрация музея демонтировала работу футуристов. Как сообщалось в Арт-блоге, это произошло потому, что исполнительному директору ММСИ Василию Церетели «позвонили с просьбой демонтировать плакат, дабы не смущать москвичей в День города».

 

Откуда исходил звонок, в публикации не уточнялось. Некоторые СМИ сообщали, что, по слухам, звонок поступил из Патриархии МП РПЦ.

 

Но и после Дня города баннер на музее восстановлен не был.

 

Позже в комментарии корреспонденту «НГ» директор ММСИ Василий Церетели сообщил, что дело в несогласовании с Москомнаследием. При этом в НГ утверждалось, что работа провисела на фасаде три дня, после чего в ММСИ узнали: на памятниках архитектуры запрещено вешать баннеры, закрывающие больше трех окон. «Я думаю, что, если бы он был узким, никаких проблем бы не возникло», – предположил Церетели.

 

Объект собирались перенести в музейный двор, но художники от этой идеи отказались: смысл произведения – в работе на открытую среду.

 

Как сообщает "Интервью", через несколько дней швейцарский куратор Адриан Нотц, готовящий  в галерее Artplay спецпроект «Переписывая миры: Dada Moscow» в рамках Московской биеннале, сделал запрос в ММСИ на участие проекта "Ирвинов" в этой выставке. 13 сентября 2011 музей ответил согласием. Но на открытии выставки "Дада" 14 сентября плаката не оказалось.

 

Выставочный директор ММСИ Алексей Новоселов пояснил СМИ: «Баннер по-прежнему находится на Гоголевском, и мы ждем решения "Артплея" о возможности его транспортировать. Сама же идея разместить часть проекта IRWIN на их площадке была нами поддержана полностью".

 

Однако, по словам куратора "Дада" Адриана Нотца , вывесить работы на выставке не удалось: "Указанием свыше нам не разрешили повесить плакат на открытии биеннале. Сказали, что это приведет к таким политическим проблемам, которые мы себе даже вообразить не можем".

 

Раскрывать имена цензоров Нотц не стал.

По логике происходящего, окончательное решение по вопросу должен был принять комиссар биеннале Иосиф Бакштейн.

 

Не только на открытии биеннале, но и позже, эта работа Ирвинов больше в Москве нигде не выставлялась.

События

  • 2011. Цензура и угрозы "Невозможному сообществу"
  • Источники

  • Екатерина Деготь: Искусство и государство
  • Директор "Художественного" - Зурабу Церетели о проблемах с "Вьетнамскими шутками". Документ
  • Москвичам не понравились «Вьетнамские шутки»
  • Москва оказалась не готова к современному искусству
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com