запрещенное

искусство

18+

01.02.1995, Запрещенное искусство

1995. Ельцин, выходи! Бренер

1 февраля 1995 художник-акционист Александр Бренер вышел на Лобное место на Красной площади в боксерский трусах и перчатках и, боксируя, кричал :"Ельцин, выходи!".


ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

 

Акция "Первая перчатка" была реакцией Бренера на войну в Чечне, которую начал первый президент России Борис Ельцин. 11 декабря 1994 на основании указа президента «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооружённых формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта» начался ввод войск в Чечню.

 

Борис Ельцин поздравляет россиян с Новым, 1995, годом

 

К концу января группировка федералов исчислялась 70 тыс. человек. На декабрь 1994-март 1995 приходится самый кровопролитный период Первой чеченской войны - штурм Грозного.

 

Грозный, 1995

 

Война в Чечне была главным событием в России того времени.

 

СЮЖЕТ

 

 

Как рассказывает Ираклий Тапирр, "к Красной площади мы тогда с Бренером и ещё одним парнем подъехали со стороны Василия Блаженного на машине. Он был уже в трусах и бокс-перчатках. И бегом группой (что б он внимание охраны не привлекал) - к Лобному месту. У него на голое тело было наброшено пальто. А на месте он его скинул".

 

 

Алексей Цветков вспоминает об этом случае: «Я помню морозный день, все ту же Красную площадь, 95-ый год. Александр Бренер в одних боксерских трусах и таких же перчатках, разминается на пятачке Лобного места, пробуя ударами невидимого противника и кричит: «Ельцин, выходи!». Я стою на перилах Лобного и размахиваю большим черным флагом с изображением красного злого ощетинившегося кота. «Выходи, подлый трус» - кричу я, стараясь, чтобы слова перелетели через зубчатую стену, достигли ушей президента. «Ельцин, выходи!» - кричит Бренер, боксируя воздух. «Выходи, подлый трус!» - снова и снова повторяю я, поднимая знамя как можно выше, чтобы президенту было из окна видно.

 

 

 

Акция, видимо, проводилась при поддержке галереи Марата Гельмана. Но в чем конкретно заключалась эта поддержка, неизвестно.

 

На заднем плане - Марат Гельман с пальто Бренера


ХУДОЖНИК И ПРАВОПОРЯДОК

 

Дежурившие на площади милиционеры задержали Бренера, предварительно созвонившись, по свидетельству Ираклия Тапирра, с ФСБ и "психиатрией".

 

 

Цветков: "Через несколько минут к месту действия подъезжает машина с мигалкой и вышедшие из нее недовольные люди в форме все заканчивают. «Он играет только в теннис!» - сокрушенно кричит боксер Бренер, усаживаемый в авто".

 

 

 

"Коммерсантъ" сообщает, что в милиции с Бренером "поговорили и отпустили. Сам художник объяснил сотрудникам милиции и собравшимся репортерам, что акция предпринята в знак протеста против войны в Чечне".

 

Марат Гельман вспоминает: "Милиция нас полчаса не трогала, и лишь после того, как все камеры его сняли - его арестовали. Я, когда его забирал из отделения, спросил - почему? Почему не сразу свинтили? Ведь вряд ли их напугали 50 студентов, окруживших Бренера кольцом. Ответ был такой: ну, может, этот ваш сумасшедший сейчас кого-то спас. Они там в Чечне хоть услышат, что в Москве есть те, кто протестует против войны".

 

***

 

В 2011 Алексей Плуцер-Сарно, райтер арт-группы "Война", заметит: "Из сегодняшнего дня радикальный политический перформанс 1990-х выглядит до странности успокоительно и комфортно. Художник планирует акцию при поддержке галериста, привозит его на место акции галерист, там художник прыгает, машет кулаками, кричит "Ельцин, выходи!". Галерист держит наготове теплый тулупчик, чтобы художник не простудился. Потом усаживает его в свою машину и везет отдыхать. А ведь тогда казалось настоящим революционным политическим искусством. Хотя изменилась всего лишь функция галерейного пространства и политический контекст".

 

Такое подчеркивание комфортности всего периода первого "московского акционизма" - откровенное преувеличение. "Вторая волна", к которой относится "Война", в этом смысле ничем особенным не отличается от "первой". Например, разборки с акционистами "Войны" после "Ебли в Биологическом музее", как известно, прекратил кремлевский политтехнолог Глеб Павловский.

 

Вывод: необходимо каждый случай рассматривать отдельно, а потом уже делать обобщающие выводы.

 

Андрей Ковалев, к слову, называет "Первую перчатку" одним из двух случайно удавшихся "конвенциональных" перформансов Бренера. "Неконвенциональных" акций у Бренера и в московский период было достаточно.

Преследуемые

  • Бренер Александр, лит-р, худ-к
  • Обвинители

    Защитники

  • Гельман Марат, галерист, дир. музея, К-политтехнолог
  • Источники

  • Марат Гельман: Не Навальный, а скорее Толоконникова будет тем человеком, который переломит ситуацию
  • Марат Гельман об Александре Бренере
  • Афиша: Александр Бренер: «Ельцин, выходи!»
  • Осмоловский: Переход от скандала к террору
  • Художник снял штаны и вызвал президента на поединок
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com