запрещенное

искусство

18+

11.02.1995, Запрещенное искусство

1995. Чечня! Бренер

Акция Александра Бренера, осуществленная 11 февраля 1995 во время службы в Богоявленском Елоховском соборе в Москве. Единственное до сих пор внеконвенциональное художественное действие, совершенное художником на территории церкви.

 

Исторический фон и сериальность антивоенных акций Бренера

 

События 11 февраля 1995 продолжали серию действий Бренера, направленных против войны в Чечне, где в это время происходил кровопролитный штурм Грозного федеральными войсками.

 

Грозный, январь 1995. На заднем фоне горит перебитая осколками газовая труба

 

До этого Бренер с товарищами (и без) пытался влиять на общественное мнение в отношении чеченской войны в рамках радикального галерейного искусства. 1 мая 1994 он, Литвин, Мамонов и Гутов с криками «Россия во мгле» запалили на вернисаже в Доме художника на Кузнецком мосту дымовые шашки, а Бренер спреем написал на паркете «Чечня». Члены МОСХа выгнали акционистов на улицу.

 

Потом намеривался воздействовать непосредственно на военное руководство страны. 1 января 1995, вместе с членами «Студии по-настоящему хороших работ» прорывался в Министерство обороны, чтобы надеть на министра домашние тапочки.

 

За десять дней до действий в храме, протестуя против войны, Бренер вызывал на боксерский поединок с Красной площади Президента Ельцина.

 

Т.о. акция в храме была одной из последовательных ступенек в возгонке "общественного веса" адресатов антивоенных действий Бренера: люди-министр-президент-бог.

 

Сюжет

 

Достоверных сведений об акции мало. Известно, что происходящее снимала на  фото Анна Альчук. Об этом рассказала она сама в сопроводительном тексте к выставке "Осторожно, религия!": "Неожиданно выбежав к алтарю, он стал кричать "Чечня! Чечня!" и разбрасывать листовки, призывающие к прекращению Первой чеченской войны. Присутствовавшие при этом бдительные бабушки и дедушки стали выталкивать его с алтаря и отнимать у меня фотокамеру, с помощью которой я пыталась запечатлеть это событие". Анна говорит, что акция имела "гротескный и комичный эффект".

 

Поэт-акционист и культуролог Анна Альчук, координатор выставки "Осторожно, религия!" в Сахаровском центре, 2003.

 

Другим сочувствующим наблюдателем акции был скабрезный писатель Игорь Яркевич. "На одной такой акции я присутствовал, году примерно в 1995–1996-м. Саша Бренер устраивал ее в Елоховском соборе. Он опустился на колени перед иконостасом и стал орать: «Чечня! Чечня!», выражая таким образом свое несогласие с политикой Ельцина в Ичкерии. Два служителя деликатно вывели его из церкви. По их разговору я понял, что они приняли Сашу за чеченца. За такого слегка экзальтированного чеченца", - рассказал Яркевич журналу "Медведь" в 2012. В своем  ЖЖ он добавляет: "Потом Саша и я поехали на Шаболовку давать интервью каналу "Культура". На этом все и кончилось".

 

Из текста в текст по сети кочует утверждение, что, разбрасывая листовки, Бренер "орал, что он, как Христос, принимает на себя все грехи русского народа за войну с чеченцами". Однако первоисточник этих деталей мы еще не обнаружили.

 

Распространено в сети и уже утратившее авторство сообщение  Дмитрия Соколова-Митрича о том, что "позднее Бренер объяснил, что таким образом он пытался предложить себя прихожанам в качестве Иисуса Христа на том основании, что, во-первых, он — сын человеческий, во-вторых, ему 33 года, в-третьих, он — гражданин Израиля».

 

Журналист Дмитрий Соколов-Митрич, один из авторов грязных заказных материалов по целому ряду уголовных дел против художников

 

Но обращаем внимание на то, что эта фраза взята из известного заказного пасквиля Митрича "Убить постмодерниста", бывшего частью мощной медиа-кампании против выставки "Осторожно, религия". В ходе судебного процесса над выставкой Сахаровский центр даже пытался публично воздействовать на авторов "заказных" клеветнических статей, включая Митрича, через Большое жюри Союза журналистов.

 

Художник и правопорядок

 

Многие утверждают, что Бренера в церкви приняли за очередного юродивого. Но это только домыслы. На самом деле служители церкви вызвали милицию, и Бренера отвезли в участок.

 

"Мог стать героем, но не стал из-за либерализма ельцинской власти. Его отпустили тогда под мое поручительство через несколько часов", - утверждает Марат Гельман.

 

Марат Гельман и Александр Бренер, 1994

 

К слову, Александр Бренер - одна из "икон" для девушек из Пусси Райот. Свои самые громкие акции они сделали буквально по его "следам" - на Красной площади и в Елоховском соборе, причем сами подчеркивали эту свою преемственность.

 

Марат Гельман, сравнивая судьбу Бренера, акциониста "первой волны", и судьбу "Пусси Райот", акционистов "второй" волны, приходит к забавному выводу о "здоровье" общества 1990-х и "болезни" общества 2010-х:

 

"Сравните акцию Pussy Riot с акциями Александра Бренера в 1990-х. Бренер на Лобном месте вызывал Ельцина на бой. Его забрали в кутузку и на утро выпустили. Когда шла вторая Чеченская война, он ворвался в Елоховский собор, срывал с себя одежды, переворачивал стулья, кричал «Чечня, Чечня». Ущерб от него был гораздо больше, чем от Pussy Riot. Его снова забрали — оштрафовали на 500 рублей. Сегодня об этом почти никто не помнит, а о Pussy Riot знает весь мир, при том что художественные жесты были практически идентичны. Так что художники проверяют состояния обществе — при Бренере оно оказалось здоровым и правильно отреагировало на его акции, а сейчас общество и власть в первую очередь не здоровы".

 

Свидетель бренеровской акции, писатель Игорь Яркевич, согласен с Гельманом: "Время еще было демократичное. Свободное было время. Художников еще в тюрьму не сажали".

 

Между тем, уже в 1995 Бренер бежал из России, скрываясь от уголовного преследования за одну из своих "антитоталитарных" акций. Произошло это просто потому, что Марат Гельман посчитал недостаточным имевшийся у него "административный ресурс" для очередного "решения вопроса по Бренеру" в МВД и отказался вмешиваться в ход следствия.

 

В связи с замечанием Гельмана (идеализирующего "лихие 90-е", как и все люди, сделавшие успешную карьеру или сколотившие состояния в те годы) стоит напомнить, что писатели в тот период неоднократно оказывались в тюрьме, некоторые из них сидели годами, другие бежали из страны. Равнодушие же "общества" к "новому искусству" в целом, и акциям Бренера, в частности, объяснялось тем простым обстоятельством, что подобное искусство к тому времени не успело набрать достаточного "общественного веса" - оно еще не стало ни заметным ресурсом "политического влияния", ни солидным каналом "вкладывания" или "отмывания" денег. И потому, естественно, пользовалось весьма ограниченным интересом у ангажированной прессы и публики.

 

Уголовное преследование Бренера (сопровождавшегося, к слову, жестокими побоями) и его бегство в Европу в 1995 "здоровое общество" также практически не заметило.

Преследуемые

  • Бренер Александр, лит-р, худ-к
  • Обвинители

  • Медведев Александр, ПС-арт-критик
  • Соколов-Митрич Дм-ий, К-ПС-жур-т
  • Защитники

  • Гельман Марат, галерист, дир. музея, К-политтехнолог
  • Додолев Евгений, П-К-журналист
  • Источники

  • Марат Гельман: Не Навальный, а скорее Толоконникова будет тем человеком, который переломит ситуацию
  • Эхо Москвы: Современные формы протеста
  • Кемерово: штраф за публикацию в интернете запрещенной песни Т. Муцураева
  • Однако: Отделение искусства от хамства. О некоторых итогах "издевательства над девушками"
  • Кемеровский суд запретил песни Тимура Муцураева
  • Кавказ-центр: «Перебить их всех! Всех чеченов!»
  • Известия, Соколов-Митрич. Убить постмодерниста
  • Анна Альчук: Осторожно, религия!
  • Ярослав Могутин: Хороший журналист - это мертвый журналист?
  • Марина Леско: POST SCRIPTUM
  • Евгений Додолев: Дело Могутина
  • Осмоловский: Переход от скандала к террору
  • Судебная палата. О публикации Я.Могутина "Чеченский узел. 13 тезисов". Документ
  • Cудебная палата, весна 1994 - о "Новом взгляде"
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com