запрещенное

искусство

18+

24.08.1999, Запрещенное искусство

1999. Захват Башни моряков. Севастополь, НБП

В августе 1999, в День независимости Украины, нацболы из Москвы, Смоленска, Ростова-на-Дону и Севастополя захватили в Севастополе Башню Клуба моряков (высота 36 метров над городом), вывесили там флаг, транспорант "Севастополь - русский город" и разбросали листовки "Кучма - подавишься Севастополем".

 

 

Фантастическая предыстория


Известный писатель и вождь национал-большевистской партии Эдуард Лимонов в 1997 написал фантастический рассказ "Сценарий вооруженного восстания". Речь в нем шла о будущем крымском вооруженном восстании, которое свершится во главе с нацболами в Севастополе в августе 1999.

 

В рассказе фигурировали сотни политических активистов, десятки рокеров и тысячи сочувствующих "отдыхающих с русскими паспортами", а также 50 или 100 трупов, взятых на время по договоренности в местных моргах для гипноза доверчивой прессы. В результате хитроумной многомесячной работы с журналистами и солдатами восставшие захватывали склады с оружием и резко переводили Крым "из стадии народного бессильного возмущения на тропу войны, с которой хочешь не хочешь, уже нельзя будет свернуть".

 

При этом восстание в Крыму для нацболов не было самоцелью. "В Крым стянутся все, кто воевал в Приднестровье, в Сербии, в Чечне. Таких людей сейчас десятки тысяч. Крым будет нашей Сьерра-Маэстрой. Оттуда мы придем в нашу Гавану - в Москву".

 

Это был освежающий рассказ для юношества о революционной мечте.

 

Сюжет

 

24 августа 1999, в День Независимости Украины, в 9:50 утра 20 нацболов "захватили" башню здания Клуба моряков на площади Ушакова в самом центре Севастополя. Около 10 утра на втором этаже башни с курантами, которые исполняют гимн "Слава Севастополю", укрепили транспарант "Севастополь - русский город!" и затем, поднявшись выше к шпилю, вывесили флаг НБП. С помощью сварочных карандашей и цепей приковали себя к башне. Разбрасывали листовки.

 

 

В листовках, озаглавленных "Кучма - подавишься Севастополем", чуть ниже была воспроизведена репродукция картины Дейнеки "Оборона Севастополя", матросы в белом отбиваются от гитлеровцев штыками и прикладами.

 

 

Текст оповещал, что это - политическая акция, что нацболы протестуют против оккупации Украиной Севастополя, против ратификации Госдумой договора с Украиной и против вступления Украины в НАТО.

 

Бархатов, Макаров, Степанов, прикованные на башне в Севастополе

 

Главой отряда был 33-летний Анатолий Тишин из города Мытищи Московской области - поэт, медик, отец двух сыновей.

 

Анатолий Тишин

 

Когда-то, учась в медучилище, он работал санитаров в "больнице старых большевиков" (ветеранов войны).

"Лимонка" публиковала его стихи:

 

Я мыл полы в уснувшем отделенье,
Затем, с самим собой наедине
Угадывал чужие сновиденья,
Как будто бы участвуя в войне.
...
Я видел снова молодые лица,
Урывками читая "Звездопад",
Забыв про ветеранскую больницу...
Но тихий стон вернул меня назад,
И я опять менял саперу простынь,
Связиста с ложки киселём поил,
Читал статью незрячему матросу,
Кавалеристу "утку" подносил.

 

Севастополь, снятый захватчиками с Башни моряков 24 августа 1999

 

Силы правопорядка

 

Соратники-очевидцы рассказывают: "Одна за другой прибывали делегации из различных контор: городские менты, СБУ (кстати, здание "безпеки" находится рядом с ДК), "Беркут". Позже "стрелочниками" оказались российские морпехи, т.к. ДК арендует российский флот. Здание оцепили сразу.

 

На башне

 

Быстро и громко взломали первые два люка, проникли на балкон под нашими, сорвали транспарант и не зная, что делать дальше, образовали изумительную массовку под национал-большевистским флагом! Нацболы отказались от любых переговоров и, начали скандировать: "Севастополь! Крым! Россия!".

 

 

Приехала пожарная машина. Остановилась у фасада, выскочил водитель, открыл капот, стал лихорадочно ковыряться в моторе, заскочил обратно в кабину, отъехал за угол, там продолжил "починять".

 

Приехал тентовый фургон с надписью "Люди", набитый "Беркутом". По толпе пошел шепоток: "Каратели приехали!.." Опять же у фасада - строем выпрыгивают, сапогами топают. Вылезли, и вопль командирский грянул: "Куда?! Назад!!!". И, как в обратной съемке, забрасываются в кузов, так же строем и с топотом. Довольная пресса документирует. Сумятица, СБУшники злые, кричат: "Провокация!", журналюг пинают, хватают за камеры, те в ответ машут ксивами: "Я тебя по статье!" - "А я тебя по ТВ!".

 

Последний люк выдавили доставленными с катера "Сметливый" специальными корабельными упорами (возились минут сорок). Еще с полчаса ребят мутузили - своих свои же! - российские морпехи внутри здания.

 

Выводили через черный ход под полуденный бой часов.

 

Акция продолжалась 2 часа".

 

Следствие, суд, следствие

 

15 задержанных были доставлены в РУВД Ленинского района г. Севастополя. Снятием показаний занималась милиция и представители службы безопасности Украины. Возглавлял следствие полковник Олейник А.Г.

 

Около 23 часов вызвали судью, которая присудила всем задержанным по 15 суток. Нацболы сидели в Городском УВД на ул. Пушкина, 10.

 

Тем временем в Севастополь специально прилетел 1-й заместитель министра МВД Украины.

 

26 августа милиция Севастополя провела операцию по вылавливанию по городу москвичей.  Члены местного отделения НБП подверглись обыскам и избиениям.

 

После отбывки 15 суток ареста всех нацболов перевели из отделения ОВД в СИЗО и возбудили уголовное дело по ст. 62 УК Украины (посягательство на территориальную целостность Украины, до 10 лет) и ст. 187 и 206 (хулиганство и порча имущества, до 5 лет).

 

Эдуард Лимонов официально объявлен СБУ "персоной нон-грата" в Украине.

 

Нацболов в Украине защищали адвокаты Барташ В.М. и Каневский А.С.

 

В начале октября следствие было закончено, и после 9 октября ожидался перевод всех в Севастополь для суда над ними.

 

Это был первый случай долгосрочного тюремного заключения членов НБП (и теперь, и в дальнейшем - за мирные акции). Двое из арестованных заболели в тюрьме туберкулёзом.

 

Имена арестованных:

Аронов Александр, 26 лет, Москва

Бархатов Борис, 18 лет, Москва

Голосовский Александр, 22 года, Ростов-на-Дону

Дьяконов Александр, 28 лет, Москва

Макагон Юрий, 25 лет, Москва

Макаров Олег, 18 лет, Смоленск

Охапкин Кирилл, 29 лет, Москва

Пентелюк Владимир, 25 лет, Смоленск
Ремеле Анатолий, 24 года, Москва

Сафронов Василий, 22 года Мытищинский р-н Моск. обл.
Семёнов Владимир, 23 года, Москва

Степанов Антон, 18 лет, Смоленск

Тишин Анатолий, 33 ода, г. Мыищи Моск. обл.

Фомченков Сергей, 25 лет, Смоленск

Шилин Михаил,  20 лет, г. Жуковский Моск. обл.

 

Не участвовавший в "захвате" глава севастопольского отделения НБП 38-летний Олег Агафонов, был арестован сразу после акции. У него дома у него произведен обыск, сам он жестоко избит. Обвинен в хулиганстве. Отсидел в тюрьме полтора месяца. 27 октября 1999 был приговорен к одному году лишения свободы условно.

 

Из-за событий 24 августа с должности уволен генерал Белобородов, начальник ГУВД Севастополя.

 

Кампания защиты

 

Благодаря тесным контактам с бывшим депутатом Верховного Совета Крыма Александром Кругловым, в московской НБП знали, что происходит в Севастополе. Партия наладила доставку передач соратникам.

 

Лимонов пишет в "Мой политической биографии": "В Москве мы сразу же начали компанию за освобождение наших товарищей. Я обратился в Министерство Иностранных дел сам и потребовал, чтобы арестованных национал-большевиков посетили представители иностранного консульства. Мне обещали, что это будет сделано, однако, позднее выяснилось, что Российские консульства не имеют привычки посещать своих арестованных за границей соотечественников в тюрьмах.

 

Тогда мы зашли со стороны Государственной Думы, подняли депутатов и совместно надавили на МИД. Месяца через полтора или два после ареста консул побывал у арестованных нацболов. С первого раза было ясно, что подобное ни к чему не обязывающее вмешательство российских властей придало нашим заключённым более высокий статус в тюрьме. Прежде чем избить их украинские менты много раз подумают.


СМИ, находящиеся в плену своих собственных предрассудков, конечно отчасти цензурировали эту блестящую пропагандистскую акцию НБП. Однако изначальная информация всё же просочилась в Россию. Постоянно давали информацию (тоже в своём духе) о ситуации в Севастополе на ТВ-6 "Скандалы недели". Поддержал, хотя и вяло информированный поток, Любимов в своём "ВИДе". Газеты "Коммерсант", "Независимая газета", "Время МН", "Сегодня", каждая поместила по несколько статей о судьбе национал-большевиков.

 

В конце концев представительство вмешалось в ситуацию. Глава МИДа Иванов договорился с Украиной о том, что нацболы будут переданы в Россию. О этом мы узнали из ответов МИДа на запросы депутатов. Затем дело вдруг застопорилось, кажется, по вине Генеральной Прокуратуры, которая не по форме составила запрос о выдаче согласно Минской конвенции. А, может, Украинская сторона решила подольше подержать нацболов в тюрьме, дабы больше наказать их.

 

Мне пришлось перенести тяжёлые атаки со стороны родителей наших пацанов. Мы с самого начала собрали родителей москвичей, дали им всю возможную информацию, как могли попытались успокоить. Я, Андрей Фёдоров, адвокат Сергей Беляк. Родители вначале в большинстве своём повели себя разумно, стали выступать с нами единым фронтом. Впоследствии, увы, их эмоции унесли их далеко. Представители Генеральной прокуратуры, встретившись с родителями сумели убедить их даже снять их вторую передачу Любимова с эфира, якобы эта передача повредит выдаче их сыновей на Родину. На самом деле родителей обманывали: любая огласка всегда работает на обвиняемых. Чем более известно то или иное дело широкой публике, тем более оно может рассчитывать на справедливый исход".

 

Выдача России

 

29 января 2000 арестанты были переданы России. Лимонов: "Их отпустили прямо из пересыльной тюрьмы на Силикатной улице. Начальник тюрьмы долго тряс мою руку, благодарил за ребят, которых я воспитал. Путин еще не был президентом, это было 29 января 2000 года".

 

Слева направо: Степанов, Тишин, Сафронов, Пентелюк

 

Лимонов и Тишин

 

Во время нахождения в украинской тюрьме Анатолий Тишин был зарегистрирован кандидатом в депутаты ГД РФ по 108 Мытищинскому округу. Выйдя из тюрьмы, он возглавил Московскую организацию НБП.

 

***

 

История имела забавное продолжение - о "найме" Лимонова на службу в ФСБ для "борьбы за российские интересы в странах с большой концентрацией русскоязычного населения".

 

Из книги Лимонова "В плену у мертвецов": "29 января 2000 года я встречал ребят у здания Третьей Пересыльной Тюрьмы. Обнимались, радовались… А в это самое время в моей квартире на Калошином переулке возились работники Федеральной Службы Безопасности, устанавливая подслушивающие устройства. Подслушанные за год данные они сейчас будут использовать против меня на готовящемся процессе. Я узнал о том, что в квартире у нас побывали чужие люди, вечером того же дня. Крошечная Настя, возвращаясь от родителей, обнаружила, что в нашей квартире горит свет. Маленькими серыми глазками умная крошка увидела группу мужиков у подъезда, а затем несколько оперативников с рюкзаками на восьмом этаже. Они успели покинуть квартиру. Я тотчас же позвонил "нашему" адвокату Сергею Беляку (он защищал наших ребят в деле против Михалкова, и стал мне близок). "Что делать, Сергей?" Беляк посоветовал написать главам силовых ведомств: Рушайло, Патрушеву, в Генпрокуратуру.

 

От себя я решил обратиться непосредственно к генералу Зотову, потому что был уверен, что это его управление установило у меня свои микрофоны или, как предостерегал меня Беляк, заложило в укромные уголки по паре патронов, а возможно и "чек" с наркотиками. И оставило их там дожидаться своего часа. Оказалось, генерал Зотов уже не работает в Управлении, его возглавляет, как сказала мне секретарша, генерал Пронин, однофамилец генерала из МВД. Я позвонил Пронину и договорился о встрече...

 

Мы встретились у музея Маяковского и разговаривали у служебного входа в музей... Беседовали мы около сорока минут и всё это время как массовик-затейник говорил в основном я, а он недоверчиво внимал и оглядывал меня... Я рассказал Пронину о том, что в моей квартире побывали неизвестные, и у меня есть все основания полагать, что это его люди. Меня даже не очень интересует, поставили ли они в моей квартире "жучки", - сказал я Пронину, дело для меня куда более опасное - я не хотел бы, чтобы в один прекрасный день у меня сделали обыск и нашли бы компромат.

 

Он солгал, что его управление такими вещами не занимается, но что он узнает. Тогда я предложил ему использовать НБП в борьбе за российские интересы в странах с большой концентрацией русскоязычного населения. Он внимал недоверчиво, не особенно возражая, но внутри, должно быть, возмущённый моей "наглостью". Пройдя всю свою службу в рядах КГБ, он должен был теперь выслушивать очкастого чудака, у которого под началом было несколько тысяч отмороженных панков и несколько сотен умных студентов. Думаю, я вызвал у него отвращение".

Преследуемые

Обвинители

Защитники

Источники

  • Эдуард Лимонов. Севастополь и наши политзаключенные
  • Лимонов об акции в Севастополе
  • Эдуард Лимонов. Севастополь-Крым-Россия!
  • Дуэль: Надо помочь нацболам
  • Российские национал-большевики убирают территорию Севастополя
  • 15 нацболов за Севастополь могуть получить от года до пяти
  • Как мы брали Севастополь. Рассказ очевидцев
  • Эдуард Лимонов: Севастополь - русский город!
  • Эдуард Лимонов. Сценарий вооруженного восстания
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com