запрещенное

искусство

18+

01.04.1995, Запрещенное искусство

1995. Дело газеты "Мать". Быков, Никонов

1 апреля 1995 журналисты-писатели, друзья Дмитрий Быков и Александр Никонов, выпустили единоразовое нецензурное юмористическое приложение к газете "Собеседник" под названием "Мать". Последовали аресты, обыск и заведение уголовного дела за "злостное хулиганство". Благодаря давлению литературной общественности шутники через три дня после ареста были отпущены из тюрьмы, а через два года полностью оправданы.

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

 

В первой половине 1990-х в России, вставшей на путь капитализма - разгул бандитизма. Ненормативная лексика активно проникает в бытовую речь, а из нее - на ТВ, в рок- и другие субкультуры, в актуальную культуру. Мат становится модным.

 

 

В эти годы выходит целый ряд ранее запрещенных в СССР произведений классических и современных русских и зарубежных авторов, охотно употреблявщих матерную лексику (Иван Барков, Александр Пушкин, Уильям Берроуз, Генри Миллер, Венедикт Ерофеев, Эдуард Лимонов, Юз Алешковский, Вагрич Бахчанян, Василий Аксенов, Леонид Аронзон, и т.д.).

 

В 1992 в России, более чем через 200 лет после написания, впервые издана "Девичья игрушка" Ивана Баркова

 

Нецензурная лексика в это время - один из самых популярных предметов академических и любительских исследований в России. В 1991-1995 в Москве вышло, как минимум, шесть словарей и антологий на эту тему (Дубягин Ю. П., Балдаев Д. С.,  Елистратов В. С., Ильясов Ф. Н., Калабугин В., Буй В.), а в Нью-Йорке выпущен словарь русского сленга Шляхова/Адлера.

 

Словарь под ред. Ю.П.Дубягина, 1991

 

Быков: "Мат тогда был везде – на каждом углу продавались сборники матерных частушек, книга «Русский мат» лежала на лотках в центре города, – и нам казалось, что все обойдется".

 

СЮЖЕТ

 

Быков: "В 1995 году я был ведущим редактором первоапрельского номера, который «Собеседник» всегда делает с особенным азартом. На многие наши шутки народ велся не по-детски, но на описываемую, пожалуй, последовала самая серьезная реакция. Я решил сделать в номере пародийную вкладку – газету о текущем моменте, написанную с широкими вкраплениями русского мата".

 

Дмитрий Быков в рок-кабаре, 1995

 

Главным редактором приложения был инженер-писатель Александр Никонов. В прошлом году он издал "Хуевую книгу", в которой рассказал о своих студенческих годах в МИСИ. Книга свидетельствовала о его непринужденном владении нецензурной лексикой.

 

 

Коммерсантъ: "Приложение к "Собеседнику", четырехстраничная газета "Мать" вышла в свет 1 апреля. Девизом номера была избрана фраза "Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать". Справа от нее издатели поместили изображение ордена Ленина, чуть ниже редакция предупреждала о том, что детям до 16 лет читать газету запрещается. В передовице утверждалось, что "только матом можно честно рассказать о нашем правительстве, нашей политике, нашем быте и нашей любви". Поэтому и все остальные материалы содержали нецензурные выражения. В юмористическом разделе были опубликованы несколько матерных частушек и соответствующий кроссворд".

 

Быков: "Там были чисто первоапрельские материалы. Серьезная экономическая статья, выдержанная в этих терминах. «Вследствие таких-то действий правительства настанет полный такой-то!» Серьезная статья о чеченской войне. И всё это с широкими вкраплениями мата. Статья по истории мата, теория мата. И, наконец, текст, из которого впоследствии вырос роман «Правда». Якобы обнаруженные в ленинских архивах его пометки на полях Каутского. Очень откровенные. В частности, знаменитое выражение «архи…ня» - которое он повторяет в романе - впервые было употреблено там".

 

Коммерсантъ: "Первоначальный тираж первоапрельского "Собеседника" в 220 тыс. экземпляров разошелся быстро, и редакция заказала еще 50 тыс. экземпляров".

 

УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

 

Коммерсантъ: "Через полторы недели после выхода в свет "Матери" в редакцию пришел дознаватель из 14-го отделения милиции. Он и другие милиционеры, а также работники прокуратуры не скрывали, что на них оказывается давление сверху".

 

Быков: "Человек, занимавший должность и.о. генпрокурора, очень хотел выслужиться перед Борисом Ельциным. Было известно, что Ельцин очень не любит мат. И никогда не матерится. Иногда мне кажется, что лучше бы он матерился. Может быть, всем было бы легче. Но он глушил свое отчаянье другими средствами".

 

Никонов: "Прокуратура с подачи и. о. генпрокурора Алексея Ильюшенко завела на Никонова и его подельника Диму Быкова уголовное дело. Для расследования была назначена целая следственная бригада".

 

Алексей Ильюшенко, в 1994-1995 - и.о. Генпрокурора РФ. В это время он, вместе с директором ФСК Сергеем Степашиным, закрывает дело о коррупции (распродаже военного имущества) в Западной группе войск в Германии. В 1996 арестован за получение крупной взятки, сидел в СИЗО до 1998. В 2001 уголовное дело против него закрыто.

 

Коммерсантъ: "Ознакомившись с публикациями "Матери", Генпрокуратура России 24 апреля 1995 возбудила уголовное дело по факту злостного хулиганства (ст. 206 УК России, санкция — до 5 лет лишения свободы).

 

В официальном сообщении Генпрокуратуры указывалось, что "в действиях лиц, причастных к подготовке материалов газеты, усматриваются признаки злостного хулиганства, направленного на демонстративное пренебрежение к общепринятым нормам нравственности, и явное неуважение к обществу, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом.

 

В качестве свидетелей по делу помимо Никонова уже допрошены главный редактор "Собеседника" Юрий Пилипенко и выпускающий редактор первоапрельского выпуска газеты Дмитрий Быков. Все они отрицают свою вину, заявляя, что не намеревались выказать неуважение к обществу, а хотели только позабавить его".

 

Генпрокуратура передала дело в Московскую прокуратуру, а та в 14-е отделение милиции, где к делу приступил дознаватель Михаил Кривошеев.

 

Коммерсантъ: "Никонов заявлял, что если дело не будет немедленно прекращено, то "он произведет перед зданием Генпрокуратуры публичный акт онанизма". Впрочем, Никонов не боится быть привлеченным к ответственности и даже осужденным. "За литературные произведения Толстого отлучили от церкви, а Солженицына выслали из страны, так что Никонов может спокойно посидеть в тюрьме", — заключил главный редактор "Матери". Он также не исключает возможность встречи в местах заключения с и. о. генпрокурора Алексеем Ильюшенко. Вообще же на Генпрокуратуру редактор не обижается. По его мнению, "мы должны целовать ноги тому, кто возбудил это дело, за сделанную нам рекламу".

 

Не исключено, что в случае предъявления обвинения издателям "Матери", творческая интеллигенция заступится и за них. По крайней мере, Александр Никонов утверждает, что его творчество нравится писателю Аркадию Арканову, согласившемуся написать предисловие ко второму изданию его книги".

 

Быков: "Вскоре арестовали Никонова, а потом и меня".

 

Коммерсантъ: "Как рассказал адвокат Евгений Шальман, в среду (26 апреля 1995) он вместе с Дмитрием Быковым явился на беседу Тверскую межрайонную прокуратуру. Следователь предложил прокатиться в 14-е отделение милиции (на его территории находится редакция "Собеседника") для оформления некоторых документов. А там журналисту объявили, что мерой пресечения ему избрано содержание под стражей. Быкову было предложено пройти в камеру, однако выяснилось, что свободных мест нет. Место нашлось в 64-м отделении, куда он и был отправлен.

 

Поздно вечером того же дня у входа в свою квартиру был задержан и Александр Никонов. Милиционеры приходили к журналисту несколько раз, однако застать его дома все не удавалось. Тогда в присутствии родителей Александра в квартире был проведен обыск, а на лестничной площадке оставлена засада. В нее то и попался Александр Никонов. После задержания его поместили в камеру 14-го отделения милиции.

 

Никонов: "В лучших традициях 1937 года изъяли книги — „Х…ю“, „Москва — Петушки“ и сборник русских народных частушек".

 

Коммерсантъ: Журналисты "Собеседника" выразили недоумение по поводу задержания Дмитрия Быкова и Александра Никонова. Ни тот ни другой от следствия не скрывались и никакой необходимости в лишении их свободы не было.

 

Сотрудники "Собеседника" считают, что Генпрокуратура давит на них из-за того, что в середине апреля еженедельник опубликовал интервью с бывшим генпрокурором России Алексеем Казанником, а также резкий материал о Министерстве по чрезвычайным ситуациям России. Задержание коллег журналисты считают ответом прокуратуры на эти заметки".

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЗАЩИТА

 

Коммерсантъ: "Побывавшему 27 апреля 1995 в 64-м отделении корреспонденту Ъ удалось перебросится парой фраз с Дмитрием Быковым. Перед этим Быков имел свидание со своей матерью, которая принесла передачу. Как удалось выяснить у милиционеров, в камере с Быковым находятся четыре человека, а на питание ему отпускается три тысячи рублей в сутки. Дмитрий Быков, одетый в спортивный костюм, на жизнь жаловаться не стал, а только поинтересовался, делают ли что-либо коллеги в его защиту. На прощанье он очень просил связаться с известным бардом Юлием Кимом. Корреспондент Ъ с разрешения милиционеров передал Дмитрию Быкову пачку сигарет. Правда, по существующим порядкам фильтры у сигарет милиционеры оторвали".

 

Быков: "Журналистское сообщество было тогда влиятельно, к нему прислушивались, в нашу защиту устроили несколько пикетов, поднялся шум, нас активно защищали Юнна Мориц, Александр Кушнер, Юлий Ким, Рустам Ибрагимбеков и много других замечательных людей, общественными защитниками на процессе были Андрей Синявский и Мария Розанова, а также Эдуард Лимонов. Главный редактор «Собеседника» Юрий Пилипенко потребовал – лично, по собственной инициативе, – чтобы его привлекли соответчиком. Ему это много чем грозило, в том числе ограничением выезда за границу, но он настоял на своем.

 

Юрий Пилипенко, главред "Собеседника"

 

Быков: "Был пикет в нашу защиту. «Союз кинематографистов», в который я тогда только что вступил, как кинокритик, собрал много подписей. Валерий Фрид, который эту газету редактировал, как знаток лагерного мата, сходил на прием к прокурору и сказал, что в случае чего сажать надо его, - он свою «десятку» уже оттянул при Сталине.

 

Быков: "Несколько коллег отказались подписать письмо в нашу защиту, потому что им тоже очень не нравился мат. Эти нравственные, чистые люди могут всегда рассчитывать на мою глубокую благодарность".

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ, ПРОЦЕСС, ОПРАВДАНИЕ

 

Обвиняемых защищали адвокаты Евгений Шальман (Быкова) и Андрей Рахмилович (Никонова).

 

Суд принял решение об изменении меры пресечения на подписку о невыезде и через два дняБыков и Никонов освободились.

 

Никонов: "Мы вышли из зала суда, как герои, сквозь коридор направленных на нас фото- и видеокамер".

 

Но процесс тянулся еще два года. Сроки следствия неоднократно продлевались.

 

Быкова и Никонова активно поддерживала пресса. Особенно смело это делала газета "Новый взгляд", сотрудники которой уже дважды подвергалась уголовному преследованию за употребление нецензурной лексики. В сентябре 1995, задолго до окончания дела, "Новый взгляд" опубликовал никоновскую памятку начинающему журналисту "Это должен знать каждый". Текст начинался абзацем: "Дорогой друг! Ты избрал нелегкую журналистскую стезю. И на этой стезе Бог знает, что тебя ждет. Чувствую, по ситуации в стране, многим из нас скоро придется осваивать науки тюремные", далее задорно излагались обстоятельства содержания в СИЗО. А через несколько дней главред "Нового взгляда" Юрий Додолев написал обзорную статью о русском мате.

 

Морально поддерживали писателей и друзья. Соратник Быкова по "Ордена куртуазных маньеристов" известный поэт Вадим Степанцов описал сюжет с задумкой издания газеты "Мать" в юмористических стихах.

 

Никонов: "Адвокаты Никонова и Быкова подали жалобу в Конституционный суд на неконституционность самой статьи 206-й УК РСФСР".

 

Быков: "В начале 1997 дело было декриминализировано, потому что хулиганством по новому Уголовному кодексу стали считаться только насильственные действия. А читать нашу газету мы никого не заставляли".

 

Никонов: "Короче говоря, результатом всех этих судебных перипетий было полное оправдание отважных литераторов".

 

Юрий Пилипенко также был оправдан.

 

***

 

Никонов, 2007: "Вскоре судьба отвалила этому Ильюшенке люлей по самое не балуй – его самого бросили в тюрягу на пару лет: то ли за взятки, то ли за вымогательство. Так судьба наказала плохого человека за ущемление свободы слова. Я считаю, каждый, кто выступает против мата и тем самым идет против народа – преступник".

 

***

 

Быков, 2009: "Я глубоко раскаиваюсь в содеянном. Глубже и серьезнее, чем вы, наверное, думаете. Не потому, что я разлюбил русский мат или переменил отношение к нашей тогдашней шутке. А потому, что временно забыл в 1995 году, где я живу. С тех пор я старался это помнить. Наша тогдашняя шутка не стоила того, что пережила из-за этого моя семья (еще живы были старики), и седых волос матери она тоже не стоила. Никакие стихи, романы и журналистские расследования так и не заслонили эту историю, мне ее припоминают при каждом удобном случае.

 

Мне очень стыдно. Я никогда не повторил бы эту шутку. Когда живешь в такой духовной стране, как наша, всегда надо помнить о силе печатного слова".

 

***

 

В 2005 книга Александра Никонова "Апгрейт обезьяны", по его утверждению, была запрещена к распространению в Украине и Саратове. В 2010 его статья в СПИД-Инфо "Добей, чтоб не мучался!" с предложением об умерщвлении младенцев-инвалидов, была признана Союзом журналистов "нарушающей журналистскую этику". В 2011 блог Никонова в ЖЖ был заморожен.

 

Цензуре подвергался в 2011 проект Дмитрия Быкова "Гражданин поэт", а за его статью "Толоконные лбы" православные активисты грозились в 2011 заведением уголовного дела по 282 статье.

Преследуемые

  • Быков Дмитрий, пис-ль, П-жур-т
  • Обвинители

    Защитники

    Источники

  • Дмитрий Быков о "Матери"
  • Прокурор посадил писателя Никонова, а потом сел сам
  • Дмитрий Быков о собственном аресте
  • Автобиография Александра Никонова
  • Евгений Додолев: Слово из трех букв. "У" посередине
  • Вадим Степанцов. Случай с газетчиком Быковым на даче у Шаляпина. Стихи
  • Александр Никонов: Это должен знать каждый
  • Генпрокуратура начала сажать за матерщину
  • Генпрокуратура не оценила первоапрельскую шутку
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com