запрещенное

искусство

18+

03.02.1993, Запрещенное искусство

1993. Грязные концы. Могутин

Уголовное преследование литератора и журналиста Ярослава Могутина в связи с публикацией в 1993 в газете "Еще" откровенного интервью с танцором и певцом Борисом Моисеевым о гомосексуализме последнего.

 

Юзерпик Могутина в 1993

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

 

В СССР (с 1933) и РФ первых лет (до 1993) добровольные гомосексуальные связи были уголовно наказуемы. Обвинения в гомосексуализме использовались советской и российской властью в борьбе с политическими противниками. Среди известных персон, обвиненных в гомосексуализме был, например, нарком внутренних дел СССР Николай Ежов.

 

Николай Ежов, среди прочего, был обвинен и в мужеложестве. Расстрелян в 1940.

 

В 1973 советские врачи начали борьбу против уголовного преследования гомосексуалистов. Протесты медиков продолжались все годы вплоть до падения СССР.

 

В Перестройку к врачам присоединились деятели эстрады - рокеры, танцоры и юмористы. В  1989 в сборе подписей за отмену ст. 121 ч. 1 УК РСФСР, карающей за "добровольное мужеложество" участвовали рок-группы "АукцЫон",  "Бригада С", "ДДТ", "ЧайФ", "НОМ", "АВИА", а также звезды шоу-бизнеса Сергей Крылов, Виктор Салтыков, Михаил Борзыкин, Михаил Жванецкий и др.

 

Вова Веселкин (слева) из Аукцыона в 1989 инициировал кампанию среди рокеров за отмену стати 121

 

В декабре 1990 в СССР начала выходить первая эротическая газета "Еще", рассказывавшая, среди прочего, и о жизни гомосексуалистов.

 

В 1991, после нескольких лет жизни в США и Европе, в Москву вернулся танцор и певец Борис Моисеев. Он дал ряд интервью, в которых признался в своей гомосексуальности. Это был первый широкоизвестный случай "каминг-аута" в России.

 

27 мая 1993 ч.1 ст. 121 была отменена. Мужеложство, как таковое, перестало быть составом преступления в России.

 

СЮЖЕТ

 

В феврале 1993 журналист и литератор Ярослав Могутин опубликовал в №4 газеты "Еще" интервью с Борисом Моисеевым под названием "Грязные концы комсомольцев", в котором тот откровенно рассказывал о своей богатой интимной жизни.

 

Борис Моисеев, 1995

 

Абзац, слова из которого были вынесены в заголовок интервью, звучал так:

 

"Я вспоминаю конец 70-х... Эти коммунисты и комсомольцы водили танцоров в бани и хотели иметь с нами секс. Их страшно тянуло на все это! И мы, молодые мальчики, играли в их игры. Мы сосали грязные концы этих старых мудаков - престарелых комсомольцев! Нас заставляли это делать, нас запугивали. Весь мой сегодняшний эпатаж - для них, бывших коммунистов - это хуйня! Они же не могут рассказать, что они сторожили мою жопу там, где они были: в Афганистане или еще где-то... На каждой комсомольской пьянке находился "террорист", любитель красивых тел молодых мальчиков. И это ни для кого не было секретом, это все знали. Я помню один из приемов в зале "Орленок", где сейчас "Русская тройка". Они мне кричали: "А ну, Боряшка, станцуй-ка голым!" И я раздевался для того, чтобы поехать, допустим, на дни комсомола на Камчатку или в Тунисскую Республику. Потому что хотелось жить, хотелось, чтобы мое искусство было доступно всем. Я прятался, стеснялся, но на меня всегда находился какой-то... желатель... хотильщик - понимаешь, да? Не потому, что я был дико сексуален в тех танцах! Нет! Я танцевал композицию, которую сам придумал - "Вам, строители БАМа!" Я надевал такой комбинезон и танцевал с лопатой в обнимку".

 

В тексте Могутин сохранил употребленные Моисеевым матерные выражения: "ты охуел", "охуительная", "хуйня" (все - по одному разу) и "блядь" (дважды). Это и стало поводом для уголовного преследования журналиста.

 

11 августа 1993  автор "Московского комсомольца" Варвара Дворянская (под псевдонимом Артур Гаспарян) в рубрике "Базар-вокзал" на полосе "Звуковая дорожка" опубликовала материал "Голубой гром грянул над поп-сценой. Имя ему – Борис Моисеев", являвшийся купированной перепечаткой интервью Моисеева из "Ещё". Сделано это было без разрешения журналиста и интервьюируемого. Причем в публикации были цензурированы самые рискованные пассажи, включая процитированный выше. Моисеев тогда заявил, что "намерен подать в суд на инициаторов этой пиратской акции". Однако, угрозы своей не исполнил.

 

4 сентября 1994 Могутин через газету "Новый взгляд" опротестовал пиратскую перепечатку в МК и привел купированные фрагменты интервью.

 

Материал был проиллюстрирован известной работой Эрвина Олафа "Erwin and Teun":

 

Эрвина Олафа “Erwin and Teun”

Источник: http://www.newlookmedia.ru/?p=11967#more-11967
© Издательский Дом «Новый Взгляд»

 

 

УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

 

В сентябре 1993 Пресненская прокуратура Москвы возбудила против Могутина уголовное дело по ст.206 ч. 2 УК РФ ("злостное хулиганство, совершенное с исключительным цинизмом и особой дерзостью", до 5 лет лишения свободы). Прокурор Александр Телеховкин счел употребление нецензурных выражений достаточным поводом для такого обвинения.

 

Могутин узнал об этом только из газет. Он высказывал тогда предположение, что прокуратура действует в интересах руководства "Московского комсомольца". Позже другие источники утверждали, что "у Ярослава было большое подозрение, что не последнюю роль в гонениях на него сыграло известное лицо, оформляющее документы на поездки за границу, с которым Могутин отказался переспать".

 

Сразу же после известий о заведении уголовного дела за Могутина вступились Международный Пен-клуб и Федерация художников при ЮНЕСКО. Около 60 известных деятелей культуры, в том числе Роман Виктюк, Юрий Айзеншпис, Андрей Мальгин и Кристина Орбакайте, поддержали Могутина письмом протеста, которое направили в прокуратуру. Они отметили, что действия прокуратуры грубо нарушают свободу слова и печати. Сам Могутин и некоторые его коллеги убеждены, что его преследуют за "сексуальное инакомыслие".

 

Адвокатом Могутина стал Генрих Падва.

 

Адвокат Генрих Падва (слева) и Генри Резник - в числе лучших адвокатов России

 

В десятых числах апреля 1994 прокуратура переквалифицировала злостное хулиганство на мелкое (предусматривающее не уголовную, а административную ответственность). Обвиняемого об этом никто не извещал.

 

14 апреля 1994 в Пресненском суде Москвы состоялось судебное заседание по делу Могутина.

 

Адвокат Генрих Падва отметил, что это первое в истории СССР и России дело, возбужденное против журналиста за употребление в его заметке нецензурной брани. Он ходатайствовал о прекращении дела, так как в нем допущено много нарушений закона.

 

Судья Елена Филиппова вернула дело для пересмотра в прокуратуру.

 

Прокуратура производство дела прекратила.

 

***

 

В 2000, в интервью, данном "Митиному журналу" после получения премии им. Андрея Белого, Могутин рассказал: "Недавно я узнал, что прокурора, который открывал против меня уголовные дела, избили и затоптали насмерть какие-то чечены. Узнав об этом, я подумал: И ТАК БУДЕТ С КАЖДЫМ!"

 

***

 

В 2010 Моисеев, шельмуемый православными активистами по всей России, откомментировал свое давнее, беспримерное по откровенности, интервью Могутину как вымысел. По новой версии Моисеева, когда он вернулся из Америки, то понял: «если я очень хочу кушать, то я должен рассказать какой-то очень серьезный трэш о своей личной жизни, и я рассказал как-то так вот такую историю, которую мы вместе с Могутиным начирикали. Эта история действительно имела огромный социальный взрыв. Короче говоря, я рассказал все, вот такую фантазию, на которую меня хватило».

Преследуемые

Обвинители

Защитники

  • Додолев Евгений, П-К-журналист
  • Источники

  • Илья Кукулин. Революция облезлых драконов: ультраправая идея как имитация нонконформизма
  • Генпрокуратура не оценила первоапрельскую шутку
  • Евений Додолев: Суд да дело
  • Отар Кушанашвили: Открытая докладная главному редактору
  • Ярослава Могутина преследуют за "непечатное" интервью
  • Арестован Алексей Костин
  • Ярослав Могутин: Грязные концы, дубль-2
  • Ярослав Могутин: Грязные концы
  • Грязные концы комсомольцев. Борис Моисеев о времени и о себе
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com