запрещенное

искусство

18+

04.10.1993, Запрещенное искусство

1993. Дело газеты "Еще". Гареев и Костин

 

Уголовное преследование писателя Зуфара Гареева (р.1955) и предпринимателя Алексея Костина (1956 г.р.) за участие в издании и распространении газеты «Еще», признанной экспертами порнографической. В 1997 Гареев и Костин приговорены условно к полутора годам лишения свободы, но сразу же освобождены по амнистии. К тому времени Костин более года провел в стенах следственной тюрьмы "Бутырка".

 

Дело газеты "Еще", по сути, до сих пор представляет собой большое "белое пятно". Никаких существенных причин для преследования московской редакции газеты у прокуратуры не было. Это дело могли двигать только некие влиятельные заинтересованные лица. Но их имена остаются не названы.

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

 

Доска объявлений Верховного совета, начало октября 1993

 

6 октября 1993 Президент РФ Борис Ельцин, после штурма здания Верховного совета, захваченного сторонниками сохранения СССР (в либеральной прессе эти силы тогда назывались "красно-коричневые"), своим указом объявил в Москве прямое президентское правление и чрезвычайное положение.

 

На время действия режима ЧП была приостановлена деятельность газет "коммуно-патриотической" направленности - "Гласность", "День", "Красная Пресня", "Молния", "Наша Россия", "Правда", "Пульс Тушина", "Путь", "Рабочая трибуна", "Русский вестник", "Русское воскресение", "Советская Россия", "Союз офицеров".

 

Буквально все СМИ, писавшие в дальнейшем о деле независимой эротической рижско-московской газеты "Еще", утверждают, что эта газета также вошла в число "запрещенных" изданий.

 

Конечно, эротическая "Еще" не была абсолютно аполитичным изданием.

 

Любимым предметом насмешек и розыгрышей в ней был Михаил Горбачев. В первом же номере, по утверждению Григория Нехорошева, в свое время писавшего для "Еще", была опубликована мистификация о том, что одна из шведских фирм наладила выпуск презервативов в упаковках с портретом Михаила Горбачева. А в декабре 1990 газета поместила статью "Любимая женщина Горбачева", якобы републикованную из израильской "Эдиот ахронот" - о романе первого президента СССР с первой Мисс-СССР Машей Калининой.

 

При этом владелец газеты, успешный предприниматель Владимир Линдерман, был (и остается) радикально политизированным человеком: в конце Перестройки он входил в "Народный фронт" Латвии и был зам.редактора ярой антисоветской газеты "Атмода", близкой к "Московским новостям". А после крушения СССР стал известным активистом русской общины Латвии, оппозиционно настроенным в отношении как текущего латышского националистического правительства, ущемляющего права не-латышского населения республики, так и текущего российского правительства, бросившего своих бывших граждан на произвол судьбы.

 

Владимир Линдерман в 1998 стал главой латышской организации НБП

 

В Москве аналогичных политических позиций, совсем по другим причинам, придерживались "красно-коричневые", с которыми Ельцин только что разделался с помощью оружия. В принципе, "Еще" и ее издателей в условиях "чрезвычайного положения" и при наличии особого желания можно было бы отнести к "коммуно-патриотам". Но все же  документальных подтверждений приостановления деятельности на время ЧП этой газеты мы пока не обнаружили и склонны считать эту информацию просто газетной "уткой".

 

По противоположной версии, высказанной позже Ярославом Могутиным, не "ельцинисты", а именно патриоты были той силой, которая репрессировала московскую редакцию. Могутин напомнил, что еще до начала следствия в газете "День" появилась статья Юрия Власова, который, указывая на еврейскую национальность главреда газеты Владимира Линдермана, утверждал, что "порнографическая газетенка выпускается на деньги МОССАД".

 

Действительно, в стане боровшегося Верховного совета муссировался слух о неких "бейтаровцах", членах еврейской военно-террористической организации «Бейтар», которые, якобы, принимали участие в штурме Белого дома. "Бейтаровцы" будто бы появились в Москве в начале 1990-х при содействии мэрии и банка «Мост» Гусинского. Небезызвестный Олег Платонов, в книге «Россия под властью масонов» даже утверждает, что бейтаровские БТР во врем штурма разметали огнем походную часовенку с молящимися женщинами и убили священника.

 

Граффити у Белого дома, 1993

 

Однако предположить, что только что разгромленные патриоты были способны организовать прокурорский "наезд" на страшную газету "Еще", как рупор "бейтаровской политики", невозможно.

 

Третья версия предполагала источником неприятностей московской редакции бизнес-конкуренцию. Сам Линдерман, по утверждению Нехорошева, говорил ему в 2002, что к закрытию "Еще" приложил руку тогдашний его основной конкурент - Андрей Гнатюк, владелец "Спид-инфо". Гнатюк в то время был еще и учредителем и председателем совета директоров Центра политического консультирования "Никколо М", работавшего по заказам Администрации Президента РФ.

 

Высокостатусный политтехнолог Андрей Гнатюк

 

 

СЮЖЕТ

 

К 1993 московско-рижская эротическая газета  "Еще" выходила большими тиражами и распространялась во всех крупных городах России, принося заметную прибыль владельцам. В этой редакции платили одни из самых высоких гонораров во всем бывшем СССР, и с газетой охотно сотрудничали многие "новые русские литераторы", в т.ч. Владимир Сорокин, Эдуард Лимонов, Егор Радов, Макс Фрай, Катя Метелица и др. Можно сказать, что "Еще" была литературным изданием с сильным перекосом в эротику.

 

В марте 1993 "Еще" была зарегистрирована в Минпечати РФ. Ее учредителем и издателем в России выступило ТОО "Инкост-М", которое возглавлял Алексей Костин. Писатель Зуфар Гареев, один из постоянных авторов газеты, был принят на работу в качестве "литературного консультанта" редакции, но на деле занимался также работой с авторами и распространением.

 

7 октября 1993, по сообщению "Коммерсанта", в квартире у Алексея Костина (почему-то названному "сотрудником по маркетингу редакции"), был произведен обыск, в ходе которого оперативники изъяли 25 тыс.тиража очередного номера газеты, а самого Костина арестовали и поместили в ИВС. Кратко комментируя происшедшее, главред газеты Владимир Линдерман странно акцентируется на финансах: "Я не исключаю возможности того, что эти ребята продали по дешевке всю партию какому-нибудь оптовику. Убытков у нас, может быть, миллионов на семь".

 

Выяснилось, что издание газеты было формально запрещено вовсе не по политическим причинам, а в связи с ее "порнографическим" характером. В то время в РФ производство и распространение порнографии считалось преступлением.

 

По словам адвоката Костина, Евгения Иванова, экспертизу "Еще", ставшую основание для обыска и ареста, провели две комиссии. Первую возглавлял главред журнала "Видео-Асс", кинокритик Владимир Борев, имеющий богатый опыт сотрудничества с органами правосудия. Именно "Видео-Асс" во время «видеопроцессов» начала 80-х, определял соответствие видеокассет расплывчатым нормам уголовной статьи 228.

 

Кинокритик и судебный эксперт Владимир Борев

 

Вторая комиссия была сформирована Управлением по делам изобразительного искусства Министерства культуры России.

 

В "новой" России эта специалисты уже проводили подобную экспертизу газеты "Мистер Икс" и порнографической ее не признали. Однако, проверив 6 номеров "Еще", члены комиссий решили, что это издание является порнографическим, так как "показанные на страницах газеты интимные стороны жизни возбуждают сексуальные инстинкты читателя, не преследуя при этом художественно-просветительской цели". В качестве примеров эксперты привели опубликованные в "Еще" новеллы "Приключение Анжелики из Рязани в стране орального секса" и "Как птицы на ветке", а также объявления об оказании интимных услуг, сопровождающиеся фотографиями.


Правда, по свидетельству корреспондента "Еще" Георгия Рашли, выводы экспертизы "Видео-Асс", предъявленные Костину оперативниками в момент задержания, не были оформлены должным образом — на документе отсутствовали подписи и печати.

 

Через три дня Костин был освобожден.

 

.... сотрудники отдела МУРа по борьбе с притоносодержанием и вовлечением в проституцию несовершеннолетних возбудили в отношении Костина и Гареева уголовное дело по ст.228 УК РСФСР (изготовление, распространение, хранение и рекламирование порнографической продукции, до трех лет лишения свободы с конфискацией продукции).

 

Зуфар Гареев, 2010

 

Адвокат Евгений Иванов заявлял тогда, что его подзащитный Костин — не сотрудник, а только учредитель "Еще", и, согласно статье 18 Закона "О СМИ", он не вправе вмешиваться в творческую деятельность газеты. Вся ответственность за содержание газеты, по мнению адвоката, лежала на ее главном редакторе — Владимире Линдермане, который тогда находится в Риге и появляться в Москве не собирался.

 

Прокуратура заказала новую экспертизу двух очередных номеров газеты. Они опять были признали порнографическими.

 

Всего в доследственный период, по словам адвоката Юлия Вронского, над экспертизой газеты успели поработать пять экспертных комиссий. И все они признали газету порнографическим изданием.

 

Костин и Гареев вновь были заподозрены в нарушении ст. 228 и дали подписку о невыезде.

 

Тем не менее, московская редакция издала еще один номер газеты.

 

7 февраля 1994, во время "круглого стола" по вопросам эротики и порнографии, организованного Ярославом Могутиным и проходившего с участием представителей МВД в московской гостиницы "Славянская", Алексей Костин был опять арестован.

 

В тот же день, 7 февраля 1993, следователь Александр Ртищев провел в квартире Костина обыск, изъяв, в качестве вещественных доказательств, первый номер газеты "Еще" и "Хуевую книгу" Александра Никонова, выпущенную издательством "Васанта".

 

После краткого пребывания в ИВС ГУВД Москвы, Костин переведен в СИЗО "Бутырка", где пробыл больше года.

 

Известно, что литературная и медиа-общественность защищала своих коллег. В начале 20-х числе февраля, по словам Ярослава Могутина, комиссия по правам журналистов направила протест в Генеральную прокуратуру.

 

26 февраля 1994 адвокат Костина, Юрий Вронский, сообщил прессе, что его преследуют телефонными звонками неизвестные лица. В последний раз незнакомец обозвал его "жидовским педрилой" и угрожал ему расправой.  Прокуратура, по словам Вронского, забросала Минпечати ходатайствами, призывая запретить распространение "Еще", но министерство эти ходатайства оставляет без удовлетворения.

 

Вронский заявлял, что в ближайшее время намерен подать заявление в Генпрокуратуру о закрытии дела Костина за отсутствием состава преступления.

 

...

 

В... начались судебные слушанья по делу. "Столица" описывает атмосферу этих заседаний: "Где тут нас расстреливают?" — вскричал с порога запоздавший писатель Игорь Яркевич и прямо в зале суда принялся ставить автографы на своей новой скандальной книге "Как я занимался онанизмом".

 

12 мая 1994 арестован, но вскоре выпущен на свободу, Зуфар Гареев.

 

В это же время Гареев стал стипендиатом немецкой Пушкинской премии Тепфера, учрежденной в ФРГ для российских литераторов, что сыграло существенную роль в его институциональной защите.

 

...

 

20 апреля 1995 Зуфар Гареев обратился в Конституционный суд РФ с просьбой признать статью 228 УК РФ, предусматривающую ответственность за распространение порнографии, противоречащей статье 29 Конституции РФ  (о свободе СМИ).

 

17 мая 1995 КС отклонил просьбу Гареева, ссылаясь на слишком конкретный характер аргументов, приводимых писателем.

 

В ... 1995 Хамовнический межмуниципальный суд заменил Костину меру пресечения на подписку о невыезде. Прокуратура опротестовала это решение. Но 13 июня 1995 Московский городской суд оставил решение Хамовнического суда в силе.

 

23 июля 1997 Никулинский межмуниципальный суд приговорил Костина и Гареева к лишению свободы на полтора года условно по ст. 242 УК РФ. Однако прямо в зале суда приговор был снят — в связи с амнистией по случаю 50-летия Победы.

 

Адвокаты осужденных подали кассационную жалобу в Мосгорсуд, требуя полной реабилитации. Основой жалобы было истечение срока давности по делу (2 года), а также новая норма УК, согласно которой производство и распространение порнографии преступлением не считается.

 

Кроме того, издатели оспаривали саму "порнографичность" газеты. Алексей Костин обвинил экспертов следствия в некомпетентности и провел независимую экспертизу. В качестве экспертов выступили Юрий Сорокин из Института языкознания РАН, лингвист с мировым именем, и Эдвард Дворкин — сексопатолог, эксперт с большим стажем судебно-медицинской экспертизы.

 

Профессор Юрий Сорокин, 2005

 

Эксперты пришли к выводу, что газета "Еще" порнографической не является. А профессор Сорокин заявил в суде, что порнографии вообще не существует, ибо в любом произведении обязательно есть еще какая-то иная задача, кроме возбуждения сексуальных инстинктов.


7 октября 1997 Мосгорсуд отменил приговор Никулинского суда. Но основанием решения стало лишь истечение срока давности. Вопрос о законности издания газеты суд решил не затрагивать.

 

***

 

После приговора Зуфар Гареев заявил, что "уходит из литературы". И действительно, он возобновил публикации художественных произведений только в 2010.

 

***

 

Во течение всего времени процесса газета "Еще" продолжала выходить в Риге и распространяться в т.ч. и в Москве. Новых распространителей никто преследовать не пытался.

Преследуемые

Обвинители

Защитники

Источники

  • Григорий Нехроошев: За единое эротическое пространство
  • Писатель Баян Ширянов: «Я снова оскорблю чувства людей»
  • Бывший издатель газеты "Еще" Владимир Линдерман по кличке Абель обвиняется в организации покушения нацболов на президента Латвии
  • Коммерсантъ: В России порнографии нет
  • Алексей Костин: Преступление продолжается
  • КС РФ - отказ от принятия жалобы Зуфара Гареева
  • Неизвестные угрожают защитнику российской эротики
  • Издатель эротической газеты арестован как распространитель порнографии
  • Милиция занимается газетой "Еще"
  • Задержан корреспондент газеты "ЕЩЕ"
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com