запрещенное

искусство

18+

27.03.2011, Запрещенное искусство

Ерофеев Андрей, иск-вед, куратор

Российский искусствовед и куратор. Сын дипломата Владимира Ерофеева и брат известного писателя Виктора Ерофеева. В 2002-2007 - хранитель современного искусства государственной "Третьяковской галереи".

 

Известен как куратор (провел более 50 выставок в России и за рубежом, многие из которых становились событиями в культурной жизни страны) и "музейный коллекционер": т.н. "коллекция Ерофеева", собиравшаяся им специально для музеефикации и переданная в 2002 в Государственную Третьяковскую галерею, является самым представительным в России собранием российского современного искусства.

 

Родился 25 июня 1956 в Париже.

 

Окончил отделение истории искусства исторического факультета МГУ (1978). Кандидат искусствоведения (диссертация «Художественное объединение „Мир Искусства“ и русская культура начала XX века», 1984).

 

С 1982 по 1989 годы работал архитектором, научным сотрудником, затем - старшим научным сотрудником в ЦНИИ теории и истории архитектуры в секторах истории русской и советской архитектуры (ВНИИТАГ).

 

В 1983 начал собирать коллекцию русского нон-конформистского искусства.

 

В первый же год "перестройки", в 1985, когда неофициальное искусство было легализовано, Ерофеев передал на хранение в отдел графики ведущего музея страны - ГМИИ им. А. С. Пушкина - коллекцию небольших графических листов художников-нонконформистов. Однако, альбомы Ильи Кабакова и графику Эрика Булатова (всего 250 графических работ) Пушкинский музей тогда принять отказался.

 

В этот период в качестве независимого куратора провел несколько резонансных выставок:

 

- "Московская абстракция" в рамках 17-ой Молодежной выставки. Дом художника на Кузнецком мосту, Москва (1986)

 

- "Ретроспектива" (совместно с Л.Бажановым и В.Пацюковым). Муниципальный выставочный зал "Дом 100" в Беляево, Москва (1987)

 

- "23 образа французского искусства". Центральный дом художника, Москва (1989).

 

В 1989 Ерофеева пригласили в образованный недавно (1984) по инициативе Ильи Глазунова и переживающий масштабную реставрацию государственный Музей декоративно-прикладного искусства народов СССР (в Царицыно) -  одно из самых больших музейно-выставочных учреждений Москвы и крупнейший музей-заповедник в столице. В этом музее был образован сектор новейших течений во главе с Ерофеевым, задачей которого было создание первого в стране Государственного собрания современного искусства.

 

Царицынский сектор создавался Ерофеевым в расчете на будущий Музей современного искусства.

 

Вскоре Ерофеев начал проводить регулярные выставки, составленные на основе коллекции, в Москве, а также начал показывать коллекцию за рубежом. В 1990-1994 Ерофеев провел 12 крупных выставок современного искусства:

 

1990. "Филипп Перен: мой последний бой". Спортивный зал, Москва


1990. "Открытие московского музея современного искусства" (выставка-акция)


1990. "В сторону объекта". Муниципальный выставочный зал "На Каширке", ул. Академика Миллионщикова, Москва


1990. "В сторону объекта" в рамках выставки "В СССР и за его пределами". Музей Стеделик (с каталогом), Амстердам


1990-1991. "Экс-позиция". Муниципальный выставочный зал "Дом 100" в Беляево, Москва


1991. "Современное советское искусство от оттепели до перестройки". Музей Сетегайя (с каталогом), Токио


1991-1992. "В комнатах". Искусство инсталляции в советском художественном творчстве последних 40 лет. Дом искусств (с каталогом), Братислава


1992. "Новое имя" (совместно с Е.Кикодзе). Дворец молодежи, Москва


1992. "Отходы". Центр Славянской писменности и культуры, Москва


1993. "Предшественники русского поп-арта: М.Рогинский, Б.Турецкий и М.Чернышов". Центральный дом художника, Москва


1994. Художник вместо произведения (совместно с Н.Десандр, С.Дрейер, Е.Кикодзе). Центральный дом художника, Москва (с путеводителем)


1994. "В комнатах" и "Академия" - выставки в рамках 2-ой Цетинской биеннале современного искусства, Цетинье, Черногория (с путеводителем)

 

В 1994 Министерство культуры РФ утвердило концепцию Андрея Ерофеева по созданию Музея современного искусства в Москве. Однако, реализация проекта не продвигалась.

 

Тем временем Ерофеев продолжал свою интенсивную выставочную деятельность:

 

1995. "Искусство под запретом". Художники нон-конформисты в России 1957-1995. Людвигсхафен, Кассель, Альтенбург (с каталогом)

 

1995. "Мультипликация". Муниципальный выставочный зал "На Каширке", ул. Академика Миллионщикова, Москва


1996. "Эстетика оттепели". Русское искусство между 1956 и 1964 годами (совместно с Е.Кикодзе). Муниципальный выставочный зал "На Каширке", ул. Академика Миллионщикова, Москва

 

1997. "Валерий Кошляков. Место жительства". Русская галерея центра, Женева (с каталогом)

 

1997. "Русское искусство в 15-ти судьбах" (1956-1996 гг.). Мючарнок, Будапешт

 

Благодаря выставкам, царицынская коллекция активно пополнялась. Однако, закупок музей производил мало. К тому же статус музея декоративно-прикладного искусства не соответствовал статусу самой коллекции.

 

В 1996 Ерофеев с Иосифом Бакштейном учредили "Общество коллекционеров современного искусства" (ОКСИ), целью которого был "прием в дар от художников произведений с целью дальнейшей их передачи в дар музеям". Об этой структуре, выступавшей посредником между художником и музеем до сих пор известно мало, но из общих соображений понятно, что ОКСИ позволяло Ерофееву развивать собственные стратегии музеефикации современного искусства, которую он всегда считал ключевой составляющей всего арт-процесса.

 

Во второй половине 1990-х Ерофеев стал первым российским куратором, который начал вывозить большие передвижные выставки отечественного современного искусства в крупные региональные музеи страны.

 

Но первая же такая  выставка - "История в лицах: современное русское искусство 1956-1996" (совм. с Е.Кикодзе), прошедшая в 1997,  скандализовала православную общественность во всех городах, в которых побывала (Нижний Новгород, Самара, Пермь, Новосибирск, Екатеринбург). Дело дошло до цензурных снятий целого ряда работ.

 

В том же 1997 другая ерофеевская выставка, "Перемещения, Новая Икона", представленная на 3-ей Цетиньской биеннале современного искусства в Черногории, была разгромлена монахами, вызвала массовую драку между монахами и местными жителями и привела к преждевременному закрытию всей биеннале. Особое возмущение верующих вызвали "новые иконы" художника Авдея Тер-Оганьяна. События вокруг выставки даже повлияли на ход тогдашних выборов президента Югославии.

 

В 1998 Ерофеев с другими  выступил экспертом со стороны защиты по уголовному делу Авдея Тер-Оганьяна, заведенному против художника в связи с выставкой "Юный безбожник".

 

Эти скандалы обострили отношения между Ерофеевым и руководством музея "Царицыно".

 

Как пишет "Артхроника", "в 1998, когда музей "Царицыно" было решено передать в муниципальное подчинение, у сектора новейших течений появился реальный шанс превратиться в полноценный музей. Однако инициативу Ерофеева перехватил Зураб Церетели, в том же году безо всякой коллекции получивший от мэра Москвы Лужкова особняк на Петровке, где в 1998 и открылся Московский музей современного искусства".

 

Вопрос о юридической принадлежности коллекции Ерофеева завис в воздухе.

 

К февралю 1999 большая часть коллекции была вывезена из Царицыно и хранилась в некоем "бомбоубежище у Кольцевой автодороги. В марте часть коллекции (50-е-70-е) была выставлена в Центральном доме художника - впервые в Москве. Но эта экспозиция стала возможной лишь благодаря личному покровительству нового замдиректора ЦДХ Василия Бычкова".

 

В 1999 прошла передвижная выставка Ерофеева и Евгении Кикодзе "Звезда МГ: Инспекция российского искусства 1990-х" . Во избежание скандалов в регионах, выставка была предусмотрительно снабжена дискуссионными площадками, а также "политически усилена" участием в дискуссиях и конференциях статусных зарубежных искусствоведов и кураторов. Это принесло свои плоды: протесты православной общественности последовали только в одном (Кемерово) из трех городов выставки, а зарубежные кураторы пригласили "Звезду МГ" на свои площадки.

 

Весной 2000 Коллегия Минкульта "приняла решение о возложении функции формирования государственной коллекции современного искусства на Государственную Третьяковскую галерею". Министр М.Е.Швыдкой выдвинул идею создание в ГТГ нового отдела, основой которого стал бы царицынский сектор новейших течений под руководством Ерофеева и собранная им коллекция новейшего отечественного искусства.

 

В том же году Ерофеев и Кикодзе со своими французскими коллегами, кураторами Жаном-Ивом Жуанне и Димитрием Константинидисом, провели международную выставку - "Безумный двойник" - на которой представили более 50 художников из Франции, Германии, Голландии, США, Италии и России, в том числе звезд мирового уровня. Юрлицо, от которого выступал куратор Ерофеев - "Общество коллекционеров современного искусства". Музей "Царицыно" среди организаторов выставки уже не фигурировал.

 

Выставку "Безумный двойник" сопровождал специальный выпуск журнала "Художественная жизнь" с подробными комментариями кураторов и художников; проходила она под эгидой Министерства культуры РФ. И хотя в Москве "Безумный двойник" никаких протестов не вызвал, во всех городах провинции, где побывала выставка, опять последовали протесты православных, причем более организованные, чем протесты-1997. К ним теперь присоединилось и начальство региональных культурных ведомств. Последовали цензурные снятия работ.

 

В 2001, после возвращения "Безумного двойника" из Франции в Москву, российские экспонаты - участники выставки не были впущены дирекцией обратно в бункер музея "Царицыно". Ерофеев откомментировал происходящее: "Это серьезный сигнал, который требует публичного обсуждения - предательство в наших рядах, со стороны людей, которые, по идее, должны заниматься "прикрытием" современного искусства. В их профессиональную обязанность входит его осмысливать и подыскивать аргументацию, которая могла бы современное искусство защитить в ситуации все возрастающих нападок".

 

Вскоре коллекция Ерофеева начала перевозиться из "Царицыно" в Третьяковку. Как сообщается в справке Отдела новейших течение ГТГ, "базовая коллекция отдела сразу составила более 1500 единиц постоянного хранения и 1000 единиц временного хранения, включила в себя произведения всех ведущих мастеров отечественного авангарда 2 половины ХХ столетия — Ильи Кабакова, Эрика Булатова, Ивана Чуйкова, Александра Косолапова, Леонида Сокова, Франциско Инфантэ, Риммы и Валерия Герловиных, Комара и Меламида, Бориса Турецкого, Михаила Рогинского, Александра Юликова, Бориса Орлова, Дмитрия Пригова, а также всех выдающихся представителей молодежного авангарда 1980-х, концептуального психоделического искусства и акционизма 1990-х".

 

Но, как рассказала позже Татьяна Волкова, сотрудница ерофеевских структур с 2000, "по правилам музейного хранения автоматически передавалась только та часть, которая имела музейные инвентарные номера. В музее Царицыно не спешили с закупкой произведений, поэтому большая часть коллекции была не оформлена и должна была пройти экспертную комиссию ГТГ. Заседания этой комиссии проходили в бункере-хранилище Царицыно. В комиссию входили заведующие эпохальных отделов ГТГ. Некоторые из них столкнулись с современным искусством впервые. Каждая комиссия представляла собой выстроенную нами экспозицию из нескольких десятков, а иногда и сотен работ, подобранных по историческому принципу. В результате было принято ок. 70-80 % работ, созданных в 1950-80-е годы".

 

В 2002 Ерофеев был официально принят на работу в ГТГ начальником новообразованного Отдела новейших течений. Принимая на работу нового сотрудника, директор ГТГ Валентин Родионов выразил надежду, что тот станет его преемником на посту директора музея.

 

Заседания экспертной комиссии по отсмотру работ из "ерофеевской коллекции" продолжались до 2004. Дело шло трудно. Экспертная комиссия состояла из представителей всех отделов музея, включая, например, отдел древнерусской живописи, который плотно сотрудничал с РПЦ и являлся главным оппонентом нового Отдела новейших течений. Возглавлял тогда комиссию искусствовед Александр Морозов, весьма активный противник "современного искусства" в понимании Ерофеева. Еще в 1998 Морозов выступил экспертом со стороны обвинения в уголовном деле против Авдея Тер-Оганьяна; Ерофеев в том же деле выступал экспертом со стороны защиты. Морозов так же, как Ерофеев, считал себя "специалистом по современному искусству", однако, понимал под ним советское официальное искусство 20 века. Фонд этого "современного искусства" в Третьяковке составлял более 70 тыс. единиц хранения. Ерофеев же всегда выступал за пересмотр отношения к этому фонду, полагая советское официальное искусство "антимодернистским" реакционным проектом.

 

Понимая бесперспективность обращения в такую экспертную комиссию с заявками на хранение или дарение работ, которые члены комиссии заведомо посчитают "неприемлемыми", Ерофеев все же не собирался расставаться с самой радикальной, а также с самой молодой, частями коллекции только из-за того, что члены музейной комиссии были не в состоянии понять их значимость.

 

Поэтому многие работы продолжали оставаться в хранилище музея, хотя не имели на то никаких документальных оснований. При этом все они оставались оформлены на "Общество коллекционеров современного искусства" (ОКСИ). Как рассказывает Оксана Саркисян, "для руководства Третьяковки это была таинственная и враждебная организация, от Ерофеева требовали выйти из ее учредительного совета".

 

Подчеркнем, что Отдел новейших течений (как и другие отделы Третьяковки) работал в довольно трудных условиях. Четырем штатным хранителям предстояло поставить на хранение каждое из привезенных 2500 произведений искусства, многие из которых, в свою очередь, состояли из десятков музейных предметов. Запасник отдела был организован по общемузейным принципам хранения - "живопись", "графика", "скульптура"; оборудование для секции инсталляций было поставлено только в декабре 2007, а оборудования для хранения большого массива фотографий в Третьяковке нет до сих пор. Острая проблема реставрации произведений, сделанных из недолговечных материалов, даже ни разу не выносилась на обсуждение экспертного совета.

 

Тем не менее, Отдел не только занимался ведением документации своего фонда.

 

В результате работы Отдела многие произведения удалось вернуть из эмиграции. Например, редчайшие образцы русского поп-арта — объекты Л.Сокова А.Косолапова, А.Комара и В.Меламида, Д.Пригова. Некоторые невосполнимые утраты (картины Э.Булатова) компенсируются собранием графики, включающим этюды и эскизы. Отдельные шедевры, представляющие принципиальный интерес для ретроспективной экспозиции, восстановлены авторами специально для данной коллекции — к примеру, знаменитая "Красная дверь" М.Рогинского или одна из первых инсталляций российского искусства — "Комната" И.Наховой.

 

За 7 лет сотрудники отдела создали постоянную экспозицию в залах 39-42 в здании на Крымском Валу, научно-популярно иллюстрирующей развитие русского искусства второй половины 20 века: от кинетизма до самых последних тенденций.

 

Отдел также организовал работу лектория (единственный в ту пору систематический курс по истории современного российского искусства в Москве), программу видеопоказов, клуб для юных мастеров искусства, регулярные встречи с крупными признанными художниками.

 

Из наиболее значимых выставок Отдела до 2007 называют персональные выставки классиков московского концептуализма Эрика Булатова ("Живу—вижу" в 2003 и "Вот!", 2006) и Ильи Кабакова ("Десять персонажей", 2003); а также выставки "Сообщники" (2005), "Русский поп-арт" (2005) и др.

 

Тем временем, случаи музейной цензуры в отношении ерофеевских выставок накапливались. В 2007 Ерофеев в качестве независимого куратора собрал  специальную выставку - "Запретное искусство-2006" - состоящую из работ, запрещенных к показам в разных российских музеях.

 

Выставка должна была стать предупреждением о  возрождающейся в России цензуре. Сокуратором выставки, ставящей во главу угла вопрос о защиты конституционных прав человека на свободу слова и самовыражения, стал известный российский правозащитник Юрий Самодуров, директор Сахаровского центра. В Сахаровском центре выставка и начала экспонироваться 7 марта 2007.

 

Кураторы "Запретного искусства" предприняли все возможные музейные меры для ограждения от случайного ознакомления с выставкой тех людей, которые этого не желают. Экспонаты были отделены от зрителя фальш-стенами и рассматривать их можно было только в высоко расположенные небольшие отверстия, забравшись на специальную ступень. Фотографировать работы на выставке запрещалось. В открытой сети интернет имиджи работ не демонстрировались.

 

И все же православная общественность специально посетила выставку с инспекторскими целями. Вопреки музейному запрету, активистка сфотографировала работы через отверстия и распространяла имиджи среди верующих.

 

Православные трижды подавали иски в прокуратуры разных уровней и, в конце концов, по факту "оскорбительной выставки" было заведено уголовное дело. Сначала сокураторы выставки Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров были привлечены к судебному разбирательству в качестве свидетелей. Ситуация осложнялась тем, что в 2003-2006 Юрий Самодуров и сотрудница Сахаровского центра Людмила Василовская уже находились под судом в связи с выставкой "Осторожно, религия!", были признаны виновными по ст. 282 и приговорены к крупным штрафам.

 

Подробнее о выставке "Запретное искусство" смотри тут.

 

Ерофеев отмечает, что руководство Третьяковки начало оказывать давление на Отдел новейших течений еще в марте 2007, вскоре после заведения уголовного дела в связи с выставкой "Запретное искусство".

 

В октябре 2007 вокруг Ерофеева разразился очередной скандал в связи с его новой крупной кураторской работой - выставкой "Соц-арт", которая вскоре должна была отправиться в Париж. Министр культуры РФ Александр Соколов назвал эту выставку "позором России", а руководство Третьяковки и подведомственные службы Минкульта запретили к вывозу из России в составе "Соц-арта" 86 музейных единиц хранения (вскоре министр Соколов получит отставку со своего поста).

 

Ерофеев утверждает, что 2007 стал годом самой интенсивной цензуры его выставок со стороны руководства Третьяковки: "Я сделал выставку "Запретное искусство", когда за красной чертой допустимого было всего 24 работы, но уже в следующем, 2007 году, таких работ было уже больше сотни. Цензурированием занимались и директор Третьяковки Валентин Родионов, и его зам по науке Ирина Лебедева".

 

Хотя в 2007 Андрей Ерофеев занял первое место в рейтинге "Артхроники" «50 самых влиятельных лиц в русском искусстве», эта его влиятельность никак не распространялась на руководство Третьяковки. В 2007 был проведен ряд плановых и внеплановых проверок Отдела, а Ерофееву вынесены три выговора.

 

23 мая 2008 Ерофееву было предъявлено обвинительное заключение по уголовному делу о выставке "Запретное искусство".

 

Через месяц после этого, 27 июня 2008, Андрей Владимирович был уволен из Третьяковки по ст. 81 КЗОТ.

 

Таким образом Ерофеев был лишен институциональной защиты в ходе уголовного процесса. Теперь перед судом он отвечал за свои кураторские действия не как сотрудник уважаемой научной структуры, а как частное лицо.

 

Не менее важным было то, что коллекция, которую Ерофеев собирал 20 лет, осталась во враждебном ему музее.

 

Вскоре Ерофеев объявил о своем намерении создать собственный Музей современного искусства.

 

Подробности сюжета "Увольнение Ерофеева" см.тут.

 

В 2008 Ерофеев стал первым признанным куратором, начавшим сотрудничать с молодой арт-группой "Война". Он  даже принял участие в одной из самых радикальных акций "Войны" - "Запрещение клубов".

 

Судебный процесс над кураторами выставки "Запретное искусство" длился более трех лет, окончился в 2010 признанием кураторов виновными; суд приговорил их к крупным штрафам.

 

В качестве независимого куратора Ерофеев продолжает активно проводить выставки, хотя иногда сталкивается с невозможностью обеспечить площадки и финансирование под свои наиболее радикальные проекты - с такими проблемами столкнулась в сентябре 2010 подготовленная Ерофеевым выставка "С места события", посвященная презентации протестного стрит-арта, в т.ч. нашумевшей акции группы "Война" "Хуй в плену у ФСБ".

 

Оставшаяся часть "коллекции Ерофеева", не принятая на постоянное хранение Третьяковской галереей, представлена на сайте "Музей-21. Арт-Кладовка. Архив российского современного искусства".

 

В 2010 Ерофеев выступал с текстами в защиту преследуемых художников Артема Лоскутова и Ильи Фальковского.

 

Единственный пока раз Ерофеев исполнил и роль, условно говоря, "обвинителя" - в отношении выставки "Двоесловие", впрочем, не выходя за пределы дискуссии о возможности сотрудничества между церковью и современным искусством.

 

Ссылки


Персональный сайт Андрея Ерофеева

Сайт "Арт-кладовка"

Ерофеев на "Ленте ру"

События

  • 2007-2010. Запретное искусство
  • 2007. Соц-арт. Ерофеев
  • 1997. Новая икона. Цетинье
  • 2008. Увольнение Андрея Ерофеева из Третьяковки
  • 2005. Русский поп-арт
  • 2009. Война Войны на Русском леттризме
  • 2008-2011. Ревизия коллекции Ерофеева в ГТГ
  • Источники

  • На два дома
  • История на все вкусы
  • ГТГ: О ситуации в отделе новейших течений
  • Отдел новейших течений Третьяковской галереи может быть расформирован
  • Сергей Ануфриев: МУСАРТ
  • Андрей Ерофеев планирует сделать музей актуального искусства
  • Отдел новейших течений Третьяковки вынес споры наружу
  • Кирилл Светляков: «Профессия искусствоведа не делится на отдых и работу»
  • Татьяна Волкова на "Немецкой волне": За железным занавесом государственного музея
  • Течение обстоятельств
  • Кирилл Алексеев и Кирилл Светляков. Обыкновенный фашизм. Статья для тех, хочет знать правду.
  • РР: Музейная инициатива
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com