запрещенное

искусство

18+

18.04.1991, Запрещенное искусство

1991. Хуй на Красной площади

 

Знаменитая акция движения «ЭТИ» («Экспроприация территории искусства»), прошедшая 18 апреля 1991 и положившая начало новому этапу преследований художников в России

 

По утверждению организатора акции, Анатолия Осмоловского, действия группы "ЭТИ" были направлены против закрепления запрета на употребление ненормативной лексики в общественных местах (КоАП, ч. 1 ст.20.1). Нарушение требований статьи квалифицировалось как мелкое хулиганство и влекло за собой административное наказание в виде штрафа либо задержания на срок до 15 суток

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН

 

В 1991 (год падения СССР) Красная площадь активно и самовольно использовалась гражданами как место самовыражения по самым разным поводам. Тут непрерывно проходили митинги и пикеты

 

Митинг на Красной площади против войны в Южной Осетии, январь 1991

 

1991. Пикет на Красной площади в первый день работы V Внеочередного съезда народных депутатов СССР

 

1991. "Крестовый поход покаяния" в честь 270-летия Российской империи.

 

Тут же регулярно случались скандальные происшествия. Только в марте-апреле 1991 либерал отбил железным прутом нос Сталину, террорист взял в заложницы девочку, подожгли себя безумная женщина и "чернобылец", пьяный водитель хотел проехать домой через Кремль...

 

Арт-группа «ЭТИ” начала проявлять интерес к Красной площади, как наиболее демократичной «выставочной площадке» страны, еще в 1990. Тогда трое активистов группы провели тут акцию «Цена 2:20». Принесли на площадь стол и съели за ним батон колбасы по 2р 20 коп. за кг., после чего (делая вид, что отравились) тут же на площади и упали

Милиция на выходку молодых людей никак не реагировала.

 

 

ЭТИ. Акция «Цена 2.20» (это тогдашняя цена колбасы). Другое название акции - "Хорошо живем - президента жуем". Беспленочное кино. Красная площадь, осень 1990

 

СЮЖЕТ



18 апреля 1991 года 13 молодых людей выложили своими телами слово «ХУЙ» в непосредственной близости от Мавзолея Ленина на Красной площади. Акция продолжалась в течение примерно одной минуты.

 

Участники

 

Осмоловский пишет, что «должно было придти 14 человек – 13 человек лёжа составляют «текст», а 14-й (Г.Гусаров) должен был прикрывать нас и отвлекать ментов. Но на встречу пришло всего пять человек – искусствоведы Александра Обухова и Милена Орлова, анархист Макс Кучинский и я с Григорием Гусаровым"

 

Толик Осмоловский в 1991

 

Милена Орлова, в дальнейшем - один из основных российских арт-критиков, была в то время студенткой отделения теории и истории искусства истфака МГУ, писала репортажи о современном искусстве для первой независимой газеты о культуре - "Гуманитарный фонд" - и работала искусствоведом Архива современного искусства общества "А-Я"

 

Саша Обухова и Милена Орлова в 1991

 

Ее однокурсница Александра Обухова, теперь - один из главных архивистов российского современного искусства, в то время не только училась в МГУ, но и несколько лет работала в Государственной Третьяковской галерее.  В августе 2012 она рассказала о своем участии в давнем арт-событии на Красной площади для Радио Свобода"

 

Саша Обухова в 1991

 

Григорий Гусаров, кажется, был корреспондентом "Московского комсомольца". Но вообще о нем почти ничего не известно. Осмоловский от разговоров о персоне Гусарова уклоняется и не знает наверняка даже точную дату гибели (в 1995 или в 1996 году) близкого когда-то товарища , упоминая только, что того "убили и труп выбросили в лес"

 

Григорий Гусаров и фотограф Лев Мелихов в 1991

 

Макс Кучинский был известным контркультурным деятелем, коммуно-анархом и панком, лидером уличной внесистемной политики и в то время только что организовал Анархический молодежный фронт

 

Макс Кучинский в 1991

 

"Далее мы поехали искать людей на станцию метро «Арбатская» к памятнику Гоголя, - продолжает Осмоловский. - Там мы сагитировали нескольких хиппи и панков (всего восемь человек) поехать с нами. Нас было теперь 13 человек, надо было найти еще одного или Гусарову придётся лечь тринадцатым. Когда я положил всех и лег сам, последним оказался случайный прохожий, который и был тринадцатым“

 

Реакция органов правопорядка



Устно Осмоловский рассказывает, что к ним сразу же подбежала милиция. Менты просто не поняли, почему люди лежат на земле. На вопрос «что вы тут делаете?» художники ответили «выкладываем геометрические фигуры»

 

Участников действа препроводили в отделение милиции, допросили и отпустили.

 

Активисты движения ЭТИ после задержания у отд. милиции на Красной Площади

 

Жанр

 

Жанр этого художественного действия его организаторы определяли как "беспленочное кино". Слово "акционизм" тогда еще не было введено в активный обиход российской арт-критики.

 

Александра Обухова объясняет это слабой информированностью участников ранней арт-сцены, подчеркивая, что дефицит информации скорее сослужил хорошую службу молодым пост-советским художникам: "Все художники тогда пытались из фарша сделать корову, восстановить по осколку амфоры очертания этой амфоры, получалось что-то очень своеобычное, что-то очень оригинальное, не следующее канонам, которые уже тогда сформировалась в западном искусстве. Так что я не считаю это дефектом тогдашней  художественной ситуации, мне как раз это представляется большим преимуществом"

 

Заявленные смыслы акции

 

Как выше упоминалось, сам Осмоловский утверждает, что акция была протестом против запрета на употребление мата в общественных местах

 

Существует и другое, широко распространенное в сети, толкование акции, сводящееся к тому, что ЭТИ стремились "десакрализовать" Красную площадь. Как оказалось, это популярное толкование предложила в свое время та же Александра Обухова: "Поскольку  я тогда уже была почти искусствовед, училась в МГУ на искусствоведческом отделении истфака, для меня это был, и мы обсуждали это с другими участниками группы, такой акт десакрализации центра. Как если бы власть, сконцентрированная на этом пятачке земли, была бы реконструирована вот таким малозаметным действием".

 

Роль медиа

 

На следующее после акции утро Григорий Гусаров поместил ее фото в «Московском комсомольце»

 

 

Уже через несколько часов после выхода газеты с этим фото, около 11 утра, Анатолий Осмоловский был арестован у себя дома и доставлен в отделение милиции.


Уголовное преследование



Два сотрудника МВД («добрый» и «злой») и женщина в штатском, жестко допрашивали Осмоловского, задавая вопросы на тему возможной связи художественной акции и политики

 

Ввиду того, что акция проводилась недалеко от Мавзолея, причем незадолго до дня рождения Ленина, сотрудница предполагала, что действия художников могли иметь «антикоммунистическую» направленность. Осмоловский это отрицал (такой смысл в акцию действительно не вкладывался)

 

Вместо ожидаемого организаторами административного дела по ст. 20 КоАП, против художников было возбуждено уголовное дело по статье 206, часть 2 («хулиганство, совершенное с особой дерзостью и цинизмом»), предполагавшее наказание от одного до пяти лет тюремного заключения

 

Отношение к судебному процессу у самих организаторов акции было разным. Более взрослый и опытный Григорий Гусаров (27 лет) принял решение скрываться от следствия. По статистике того времени, только 0,1% уголовных дел в судебной инстанции первого уровня оканчивались оправдательными приговорами. Сомнений в том, что приговор будет обвинительным, у Григория не было

 

Осмоловский же решил участвовать в процессе: «Я по глупости говорил, что пойду на суд и выскажу все, что думаю, про этих мудаков».



Следователи планировали закончить свою работу в течение двух недель, после чего открылся бы показательный суд.
Однако, план блиц-операции был сорван обвиняемыми

 

Осмоловский затягивал процедуру следствия: «Месяц или два я гнал умняк, отказывался от прежних показаний, корректировал и т.д.". Обухова и Орлова также давали невнятные свидетельские показания

 

Конкретных имен следователей никто из участников процесса припомнить не может

 

Реакция общественности

 

***

 

Осмоловский говорит, что акция получила оглушительно скандальную огласку и даже приводилась в качестве примера нравственного разложения молодежи на очередном Пленуме ЦК КПСС, прошедшем 24-25 апреля 1991.

 

***

 

Вскоре после начала развернувшегося вокруг акции скандала, арт-группа «Мухомор», обвинила Осмоловского в плагиате, напомнив, что еще в конце 1970-х, задолго до его действий на Красной площади, "мухоморы" выложили телами трех человек слово «хуй» на снегу усадьбы Кусково, и что эта акция задокументирована.

 

Группа "Мухоморы". Выходка №3 - "НЛО". Подмосковье, Кусково, 25 марта 1979.

 

Осмоловский на это позже ответил: "Тот факт, что группа "Мухомор" когда-то уже делала нечто подобное (А. Ерофеев на каждой выставке Музея современного искусства экспонирует фотографию акции "мухоморов"), на мой взгляд, не только не отменяет ее значимость, а, наоборот, придает большую символичность - что-то, когда-то произведенное на снегу тремя людьми в лесу, проявилось в публичном месте и вызвало политический скандал. Этим жестом было манифестировано стандартное постмодернистское правило: главной ценностью актуального искусства являются точно найденные место и время, а не формальная новизна. В этом современное актуальное искусство непосредственно сближается с политикой. (Нелишне заметить, что именно успех и известность акции на Красной площади восстановили память у самих "мухоморов", которые забыли о своем действии)".

 

Акция Александра Бренера "Почему меня не взяли на эту выставку?!" на выставке куратора Андрея Ерофеева "Художник вместо произведения", ЦДХ, 1993. Сзади - фото акции "мухоморов". Бренер прямо заявляет проблему отторжения нового радикального искусства тогдашним арт-сообществом, сгрудившимся за "широкой спиной" московского концептуализма.  

 

***

 

Наиболее дружественной для Осмоловского, вышедшего из поэзии, организацией был "Гуманитарный фонд им. Пушкина" с его развеселым одноименным печатным органом. Вопрос об официальной поддержке ЭТИХ был поставлен на голосование правления фонда. Возникла полемика, в ходе которой один из членов правления, Дмитрий Кузьмин, выступил против поддержки художников, полагая их художественное поведение неэтичным.

 

"Кровавая собака" Дмитрий Кузьмин (слева) - ведущий чтений Первого всесоюзного фестиваля молодой поэзии, ноябрь 1991. Справа - поэт Иван Жданов

 

И хотя "Гумфонд" поддержал художников, направив официальные письма в разные структуры, сам Осмоловский вскоре опубликовал в "Гумфонде" покаянную статью "Белый флаг" (ГФ, №22 (40-73), 1991), в которой, не без лукавства, обязался впредь вести себя хорошо, хотя и оставлял за собой право на "грамматические ошибки".

 

Кузьмин же, печатно обвиненный Эвелиной Ракитской в "инквизиторстве" (статья "Зачем делить территорию искусства?", ГФ, №36 (54-87) 1991) прокомментировал свою позицию в ответном тексте "Исповедь кровавой собаки", в которой обещал "когтями и зубами" защищать российское искусство от грядущего фашизма, признаки которого усматривал в акции Осмоловского.

 

Полемика в "Гумфонде" была единственным случаем открытого и заинтересованного обсуждения произошедшего в тогдашней профессиональной среде.

 

***

 

Гусаров тем временем организовывал общественную кампанию защиты в других общественных кругах.



В поддержку художников выступили режиссер Сергей Соловьев, знавший Осмоловского как молодого поэта круга журнала «Юность». В своем ходатайстве он упоминал, что в советском кино, например, в фильмах Киры Муратовой, так же употребляется ненормативная лексика.

 

Директор московского ПЭН-клуба Александр Ткачев и поэт Андрей Вознесенский характеризовали участников акции как молодых талантливых поэтов, достойных снисхожения.

 

С поддержкой выступило также общество «Мемориал».

 

***



Из художественного сообщества в пользу обвиняемых выступил в качестве добровольного эксперта только арт-критик Михаил Боде, в то время - редактор и обозреватель художественной газеты "Вернисаж" и одновременно - муж редактора газеты "Гуманитарный фонд" Вероники Боде. Михаил в своем ходатайстве рассматривал акцию "Текст" в контексте мирового современного искусства.

 

Другие коллеги, к которым художники обращались за помощью (например, Олег Кулик, тогдашний куратор галереи "Риджина", Борис Орлов, один из организаторов "Первого творческого объединения московских художников" и пр.), написать ходатайства отказались.

 

Закрытие дела



В результате общественной поддержки, примерно через три месяца после возбуждения, дело было закрыто за отсутствием состава преступления.

 

А через неделю произошла попытка переворота ГКЧП. Осмоловский говорит, что "когда начались августовские события, я понял, что если эти мудаки сейчас победят - нам пиздец".

 

Но победили другие мудаки.

 

Признание


 

Через месяц после закрытия дела и после неудачной попытки госпереворота, бывший "мухомор" Константин Звездочетов, ранее предъявлявший ЭТИм претензии в плагиате, провел вместе с ними выставку "День знаний", посвященную провалу путча ГКЧП.

Куратором выставки выступил Олег Кулик, в свое время отказавший уголовно преследуемым ЭТИм в письме поддержки.

 

Олег Кулик и Айдан Салахова на выставке "День знаний" в галерее Владимира Овчаренко "Риджина", сентябрь 1991

 

Вернисаж посетили такие важные для современного искусства кураторы, как Айдан Салахова, Виктор Мизиано, Марат Гельман, Екатерина Деготь, до того игнорировавшие деятельность ЭТИх.

 

Т.о. Осмоловский, Пименов и Гусаров были символическим образом приняты в ряды высокого столичного художественного сообщества. "Московский акционизм" почти на десятилетие вышел в авангард российского современного искусства.

 

Слева направо: Анатолий Осмоловский, Дмитрий Пименов, Григорий Гусаров. «День Знаний», сентябрь 1991. Через месяц после закрытия дела.

 


Марат Гельман, Екатерина Деготь и Виктор Мизиано на совместной выставке  Константина Звездочетова и группы ЭТИ "День знаний", сентябрь 1991

Преследуемые

  • Кучинский Максим, Л-политик, антрополог
  • Осмоловский Анатолий, худ-к, теор.ис-ва, Л-активист
  • Обвинители

  • Деготь Екатерина, арт-критик
  • Медведев Александр, ПС-арт-критик
  • Новиков Тимур, худ-к, куратор
  • Защитники

  • Боде Михаил, арт-критик
  • Художественный журнал
  • Источники

  • Саша Обухова расскажет в "Гараже" о российском искусстве 1990-х. Анонс
  • Антон Николаев: Когда заканчиваются 90-е?
  • Осмоловский в 2012 об акции на Красной площади в 1991
  • Радио Свобода, Александра Обухова: Предшественники Pussy Riot
  • Артхроника: Параллели между акцией группы «Э.Т.И.» 20 лет назад на Красной площади и граффити "Войны" на Литейном в 2010
  • Анатолий Осмоловский: О группе «Война» и не только о ней
  • Анатолий Осмоловский об аресте "Войны"
  • Осмоловский об акции "Хуй на Красной площади"
  • Взгляд, Анатолий Осмоловский: «Задача искусства – вызывать катарсис»
  • Афиша: Хлеба и зрелищ
  • Анатолий Осмоловский: Как было и как будет
  • Александр Медведев. Концептуальные баррикады в головах радикалов
  • Тимур Новиков. Наследники Хама
  • Алексей Цветков: Акции
  • Газета ру, Андрей Цунский: Анатолий Осмоловский против всех партий
  • Андрей Урицкий об акции Осмоловского
  • Екатерина Деготь против антирыночных Бренера и Осмоловского
  • Осмоловский: Переход от скандала к террору
  • Эвелина Ракитская об "ЭТИХ"
  • Собеседник: Три буквы на Красной площади
  • Мегаполис-экспресс: Обидели юродивого
  • Дмитрий Кузьмин: Исповедь кровавой собаки
  • Огонек: Новая выходка ЭТИХ
  • Столица: Ох уж ЭТИ!
  • МК: Вот это выступили!
  • Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com