запрещенное

искусство

18+

02.03.2013, Грани ру, Елена Волкова

Елена Волкова: "Московские процессы": памяти Анны Альчук

Вечером 1 марта прошли предварительные слушания на свидетельском спектакле "Московские процессы" в Сахаровском центре.

Жаль, что не было основных участников процессов: ни Юрия Самодурова, ни Андрея Ерофеева, ни Людмилы Василовской, ни Марка Фейгина, ни Виолетты Волковой, ни Николая Полозова, ни многих других. Иных уж нет, а те далече...

 

Меня сегодня попросили зачитать обращение к суду Кати Самуцевич, которая не смогла прийти. Я прочитала, заметив, что писала письмо всем трем участницам панк-молебна в СИЗО с просьбой принять меня в старшую группу Pussy Riot :)

 

А затем прочитала стихотворение Анны Альчук - изумительного художника, поэта и мыслителя, которая по непонятным причинам оказалась на скамье подсудимых во время процесса над выставкой "Осторожно, религия!", прожила мучительные два года судов, оскорблений и угроз в свой адрес, а затем в 2008 г. погибла в Берлине при невыясненных обстоятельствах. Вышла из дома и не вернулась. Известно, что и после процесса ей продолжали поступать письма с угрозами.

 

Анна Альчук

Нине Габриэлян и ее картинам

здесь озеро кипящих красок:

как вспышка - желтый,

вспышка - красный.

аркадами уходят в рай картины

синие деревья.

пылает куст

и к Моисею


идет Синай.

Если правосудие (Моисей) не идет к художникам, художники (немецкие режиссеры в данном случае) идут к правосудию, то есть пытаются в зале, где проходили выставки, воссоздать справедливый суд, где будет обеспечено равенство в состязательности сторон и вердикт вынесут присяжные, а не телефонное право. И это единственное, что можно сегодня сделать. Вычеркнуть эти три позорных суда из нашей истории мы уже не можем. А ведь на этой скамье подсудимых могли бы сидеть Пушкин и Толстой (оба были на волосок от соловецкой тюрьмы), не говоря уже о Радищеве, Чаадаеве, Достоевском и пр.

 

Это не просто обмен мнениями, прошедшие суды - огонь на поражение в адрес искусства и любого свободного слова. Двое сидят в тюрьме, где их здоровье и жизни подвергаются опасности, а Анны Альчук нет в живых.

 

Я сказала, что мне стыдно за себя и экспертное сообщество, которое не встало стеной на защиту художников во время первого процесса, проснулось ко второму и более-менее собрало силы к третьему, на котором нас, экспертов защиты, никто, однако, не захотел слушать - ни судья, ни сторона обвинения. Я посвятила свое участие в проекте "Московские процессы" памяти Анны Альчук и попросила всех, кто солидарен со мной, встать и почтить ее память минутой молчания. Примерно две трети зала встало (иностранные корреспонденты, возможно, не поняли). А Максим Шевченко закричал, что это политическая акция (?), которая недопустима на суде, и что на нее они (обвинение) ответят своими политическими акциями. Вот так. Почтили память.

 

Грани ру

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com