запрещенное

искусство

18+

04.03.2013, Трибуна общественной палаты

Искусство скандала

Несколько раз на грани срыва оказался спектакль-реконструкция «Московские процессы», который проходил в течении трех дней в Общественном центре имени Андрея Сахарова.

3 марта многие интернет - пользователи следили за тем, что происходило в центре имени Андрея Сахарова. В социальных сетях сообщалось с места событий, что во время спектакля, посвященного скандальным московским процессам (суд над панк-группой Pussy Riot и суды над кураторами и участниками выставок «Осторожно, религия!» и «Запретное искусство-2006»), сначала в здании появились сотрудники ФМС, которые стали проверять документы у присутствующих, а затем внутрь фактически ворвались казаки и представители ОМОНа.

 

Главная причина визита сотрудников миграционной службы, согласно официальной информации, - это проверка документов у режиссера спектакля швейцарца Мило Рау, который, согласно данным ФМС, въехал в Россию по деловой визе, которая не дает ему право заниматься трудовой деятельностью, - передает РИА Новости. «После беседы с сотрудником ФМС Рау был предупрежден о необходимости соблюдения миграционного законодательства России, к ответственности его не привлекали», — сказал заместитель руководителя ФМС РФ Сергей Калюжный.

 

 

Тележурналист Максим Шевченко, который добровольно принял участие в спектакле-реконструкции, проходившем в центре им. Сахарова, считает, что визит сотрудников ФМС во время представления был спланированной акцией. «Я считаю, что это целенаправленный срыв этой акции. Я считаю, что это безумие, которое позорит страну, которое подставляет Федеральную миграционную службу, подставляет Федеральную миграционную службу Москвы», - выразил свое возмущение Шевченко журналистам радиостанции «Эхо Москвы».

 

 

Адвокат Анна Ставицкая, которая также присутствовала в центре им. Сахарова, сказала «Известиям», что сотрудники ФМС не ожидали такого большого числа юристов и СМИ в зале: «Трое здоровенных сотрудников ФМС зашли в переполненный зрителями и журналистами зал и, прервав театральное действие, потребовали документы у режиссера спектакля швейцарца Мило Рау. Они сказали, что просто выполняли закон, вдруг у кого-то из нас не окажется прописки или регистрации». По её словам, госслужащие не ожидали большого количества представителей СМИ и квалифицированных юристов на спектакле. Участники действа сразу позвонили председателю Совета по правам человека при президенте России Михаилу Федотову, а тот, в свою очередь, рассказал о происшедшем главе ФМС Константину Ромодановскому. «Ромодановский лично распорядился, чтобы сотрудники его ведомства покинули здание театра.  И после двухчасового простоя спектакль продолжился», - пояснила Анна Ставицкая.

 

Однако, после ухода сотрудников ФМС, спектакль не смог завершится без новых «сюрпризов». Еще одним перформансом, как это назвали многие комментаторы воскресных событий, стало появление в Общественном центре казаков и сотрудников ОМОНа. Как сообщили «Известия», пришедшие на представление казаки вступили в стычку с охраной театра, после чего часть из них с помощью прибывших сотрудников ОМОНа все же смогла прорваться в зрительный зал.

 

Галерист и общественный деятель Марат Гельман, принимавший участие в спектакле, написал в твиттере, что казаки окружили здание центра им. Сахарова и «реально заперли» внутри зрителей и участников постановки.

 

 

«Сначала пришло около двадцати казаков, причем если ранее на наши выставки они приходили в разной одежде, то на этот раз все были одеты в одинаковые теплые шинели, новенькую форму, — рассказал позже Гельман журналистам — Вели себя пришедшие агрессивно, в итоге все это вылилось в стычку с охраной театра». По мнению Марата Гельмана, пришедшие в центр казаки были дезинформированы относительно смысла и цели спектакля-реконструкции: «Им сказали, что организаторы хотят чуть ли не повторить акцию Pussy Riot, проведенную в храме Христа Спасителя. Думаю, казаков просто кто-то использует, вводит в заблуждение, присылает на такие акции, чтобы люди не могли даже говорить о культуре, религии».

 

Гельман также говорит и о том, что казаки смогли прорваться в зал именно после вмешательства ОМОНа: «Это было странно, мы думали, что полиция будет разрешать конфликт, а она помогла казакам прорваться в зал, Но один из участников спектакля — политолог Максим Шевченко — объяснил казакам, что он сам является православным и не стал бы участвовать в богохульных действах, а все происходящее было задумано с целью разобраться в акции Pussy Riot». После этого казаки разошлись, и, по мнению, Марата Гельмана от их визита спектакль даже «выиграл», поскольку «появилась дополнительная динамика». Однако, Гельману и «большинству присутствующих было стыдно за произошедшее, главным образом перед нашими иностранными гостями».

 

 

В свою очередь в ГУ МВД по городу Москве сообщили, что Центру имени Сахарова действительно были отправлены сотрудники ОМОНа, но исключительно в рамках охраны массового мероприятия.

 

Современное российское искусство все чаще даёт скандальные информационные поводы. За последний год стала четко видна линия конфликта между группами консервативно настроенных граждан и представителями современного искусства. Братья Чепмэны зареклись выставлять свои работы в России после того, как их выставку в Эрмитаже обвинили в оскорблении религиозных чувств. Леонид Мозговой был вынужден отменить моно-спектакль «Лолита» по роману Владимира Набокова в Петербурге после столкновения с «высоконравственными» казаками. Не прекращают поступать письма работникам дома-музея Владимира Набокова на Большой Морской улице, 47. «Как вы не боитесь Гнева Божьего, пропагандируя педофилию Набокова», -  говорится в одном из таких посланий. Неожиданно активизировавшиеся казаки, часть из которых, по мнению свидетелей, являются попросту ряжеными, начали с подозрительной частотой выступать в качестве своего рода цензоров. Напомним, что в сентябре прошлого года казаки атаковали выставку «Духовная брань» в галерее Марата Гельмана на территории центра современного искусства «Винзавод» в Москве. Обращение представителей современного искусства к актуальным общественно-политическим проблемам неминуемо привело к серьезному столкновению, которое все чаще выглядит как конфликт провокации с мракобесием.

 

 

Директор Театр.doc Елена Грёмина на своей странице в социальной сети Facebookнаписала, что ее театр неоднократно посещали провокаторы, а также проходили различные проверки: «ВСЕ официальные лица показывают официальные удостоверения, от пожарника до оперативника. Провокаторов же надо просто выкидывать из театра за шкирку, и не давать им вместо нашего перформанса устраивать свой. Я советую в таких случаях вызывать ОМОН, с жалобой, что неизвестные ворвались в театр с неизвестными намерениями (может щас заложников начнут брать). Очень помогает».

 

Известный режиссер Кирилл Серебренников, спектакль которого «Отморозки» был обвинен по жалобе одной из актрис Гоголь-центра в наличии призывов к насильственному свержению власти, считает, что для власти невыгодно срывать спектакли и проверять театры. «Если это делают власти, то они самоубийцы. Я все-таки хочу верить, что где-то разум в них присутствует. В таком случае нужно давать отпор, они не имеют права на вторжение. На месте сотрудников центра я бы вызвал ОМОН, охрану. Это же оборотни в погонах. Они препятствуют распространению информации. Такой же случай был и у нас. Это преступники», - заявил Серебренников «Известиям».

 

Швейцарский режиссер Мило Рау известен тем, что в ноябре прошлого года поставил моноспектакль по судебной речи норвежского террориста Андерса Брейвика. Тогда он пояснил, что идея постановки — «шокировать публику». Его новый спектакль «Московские процессы» посвящен судебным процессам по делам выставок «Осторожно, религия!» (2003 год) и «Запретное искусство» (2007 год), а также суду над Екатериной Самуцевич, Надеждой Толоконниковой и Марией Алёхиной из Pussy Riot, устроившими в прошлом году панк-молебен в храме Христа Спасителя. При этом г-жа Самуцевич участвует в постановке.

 

Напомним, что в 2010 году к штрафам за возбуждение ненависти и вражды и унижение человеческого достоинства были приговорены организаторы выставки "Запретное искусство-2006" Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев. Выставка прошла в марте 2007 года и вызвала значительный общественный резонанс, в экспозицию вошли произведения современного искусства, в 2006 году подвергнутые музейной или галерейной цензуре.

 

В 2005 году Самодуров, который был ранее директором центра имени Сахарова, и сотрудница музея Людмила Василовская были осуждены за разжигание религиозной вражды в связи с выставкой "Осторожно, религия!". Выставка проходила с 16 по 18 января 2003 года в центре имени Сахарова. В числе экспонатов выставки были иконы с прорезью на месте лика, куда при желании каждый мог вставить свое лицо, иконы, украшенные резьбой в виде серпа и молота, и другие подобные экспонаты. 18 января шестеро верующих разгромили экспозицию. По приговору Самодуров и Василовская должны были выплатить штраф в размере 100 тысяч рублей каждый.

«Трибуна Общественной палаты РФ» поинтересовалась у экспертов и участников спектакля «Московские процессы», что происходит с искусством в стране сегодня и как далеко может зайти конфликт между прогрессивными художниками и сторонниками консервативных ценностей.

 

Сергей Ряховский, член Общественной палаты РФ, епископ, председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), сопред­седатель Консультативного совета глав протестантских церквей России:

 

- Здесь очень важно знать, что это застарелая проблема, в которой нет ничего нового. Уважаемый мною центр имени Сахарова не впервые оказывается в центре определенных непростых отношений между ортодоксальной религиозной частью общества и секулярно-либеральной частью общества. Знаменитая выставка «Осторожно, религия!» и последующие перформансы об этом говорят. Мы знаем, чем заканчивались эти выставки, но последнее мероприятие имеет одну интересную особенность. Это, в общем-то, создана некая площадка, непростая, очень сложная, которая приглашает к диалогу. В том числе к диалогу по поводу выступления в храме Христа Спасителя.

 

Я понимаю, что у нас нет культуры диалога между ортодоксальной и либеральной, или даже – перформансной, частей общества. Пока все это смотрится как эпатаж: и со стороны организаторов этого мероприятия, и со стороны тех, кто пытался этому помешать. Мне показалось, что друг друга не услышали. Мне показалось, что вновь и вновь делают странную и ненужную рекламу центру Сахарова, который последователен в своих действиях и показывает это на протяжении ряда лет.

 

Здесь, как мне кажется, кто-то должен пригласить ту и другую сторону для принципиального разговора. Что, скажем, боится ортодоксальная религиозная общественность? Она боится того, что европейский эксперимент мультикультурализма, согласно заявлениям последних лет руководства Германии, Англии, потерпел провал. И я полагаю, что многие ортодоксальные деятели хотели бы пожинать такие же плоды и в России. По этой причине и жесткая реакция неприятия. Фактически нет и серьезных исследований того, что произошло в Западной Европе. Нет попыток найти точки соприкосновения, точки диалога. Страхи о том, что секулярно-либеральное общество поглотит культуру религиозную движет этими людьми. Сами представители религиозных общественных движений призывают не быть мракобесами, не быть дикарями из XVIвека. Они сами и провоцируют, и кроме провокации ничего и нет. Диалог отсутствует, а ведь там, на этом перформансе были очень умные ребята, и диалог мог бы получиться.

 

К сотрудникам ФМС у меня нет вопросов, потому что они были на службе, а кто их туда направил – вопрос другой. Я думал сначала, что и казаки ряженые, но оказалось, что они заинтересованные граждане. Пока у меня нет даже выводов по этой ситуации. Он у меня только один: нет культуры диалога, не изучен европейский опыт.

 

Дмитрий Цорионов (Энтео), православный акционист:

 

- Хоть тема спектакля была довольно острой, но нам дали высказать свою точку зрения. В принципе, это был нормальный диалог, и ничего страшного в этом нет. Вчера мы увидели, что казаки и православная общественность взволновалась из-за того, что были не достаточно осведомлены о том, что происходило за стенами сахаровского центра.

Они приехали, их впустили внутрь, увидели меня, Максима Шевченко. Убедившись, что все в порядке, казаки уехали обратно. В принципе, все, слава Богу, прошло хорошо.

 

То, что делают представители нынешнего современного искусства, и что делаем в ответ мы, демонстрирует социальный заказ и несовершенство нашего законодательства. Если Государственная Дума примет достойный закон, который запретит богохульство и кощунство в любом общественном пространстве, в том числе в произведениях искусства, то подобных явлений будет значительно меньше. А сейчас нет правовых рычагов, и приходится действовать так, потому что для любого нормального верующего человека в общественном пространстве подобное глумление над святым недопустимо.

 

Пётр Верзилов, активист арт-группы «Война», муж участницы группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой:

 

- Вообще в этой истории такая трогательная трехступенчатость, которой раньше никто не наблюдал. Сначала приезжает миграционная служба, затем ОМОН, а затем казаки. Они в тесной связки друг с другом, над всем этим маячит съемочная бригада НТВ, чувствуется такое оркестрирование этим спектаклем.

 

По сути, произошло то, что власть взяла и сделала спектакль, который бы так и остался в рамках своего культурного контекста, национальным событием. Это наши органы очень хорошо умеют делать, и в результате о спектакле узнали  все, кто только мог. За это огромное спасибо исполнительной власти!

 

Нет никаких «частей граждан». Казаки и ОМОН – это чистая эманация чьей-то конкретной политической воли, довольно нелепо и глупо существующей. Безусловно, за ней нет никаких граждан. Среди участников спектакля, действительно, были люди различных взглядов и позиций. А это (казаки, ОМОН), выражаясь интернет-языком, такие боты, которые отыгрывали другую, данную им кем-то роль.

 

Современное искусство в лучшем виде продолжает традиции великой русской литературы XIX века. Никакой диффамации здесь нет, форма и содержание в них идут вместе, и все очень хорошо.

 

Николай Дьяконов, заместитель атамана Всевеликого войска Донского:

 

- Во-первых, современное искусство все же разное, просто есть силы, которые пытаются через современное искусство раскачивать лодку. То есть раскачивать наше государство. Конфликт будет постоянным и он неизбежен. Мы, казаки, патриоты своей страны, потому что мы ее создавали. Все российские первопроходцы были казаками. Все города, находящиеся на Урале, Дальнем Востоке, на Севере, в Забайкайле, в Средней Азии были основаны казаками. Их ставили казаки. Мы не можем оставаться в стороне, если кто-то пытается осквернить Россию любыми способами.

 

Вчера мы видели самое настоящее лицедейство. Люди до сих пор пытаются разыграть эту дохлую кошку под названием «PussyRiot». Этот спектакль был создан конкретно для иностранцев. Там присутствовали журналисты иностранных государств, для которых собралась определенная публика, которая представляет собой ноль-ноль-ноль десятую процента нашего общества. Спросите любого прохожего на улице про акцию PussyRiot и вы услышите, что вам ответят.

 

Я Максиму Шевченко сказал по этому поводу, что все это лицедейство и оно похабно по своей сути, оно рассчитано только на одно: собрать в закрытом режиме журналистов, потом выложить в Интернете. Было очень мало информации по этому мероприятию, но, как говорил Александр Васильевич Суворов, «казаки – это глаза и уши армии». В нашем лице казаки – это духовная армия, - она готова всегда выйти на духовную брань, за нашу Россию. Я хочу заметить: когда эти журналисты разъехались бы по своим государствам и представили бы своей прессе, что вердикт они вынесли положительный, они оправдали PussyRiot, соответственно, в иностранной прессе это было бы подано, что девочки ни в чем не виноваты, что «кровавый режим» посадил несчастных. Но это же не мнение большинства! Мы пришли туда выразить свою чисто гражданскую позицию. Все, кто там собрался и устроил эту похабщину, это не Россия.

 

Трибуна Общественной палаты

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com