запрещенное

искусство

18+

04.03.2013, Театрал, Екатерина Васенина

Директор Сахаровского центра о попытке срыва спектакля "Pussy Riot"

Сотрудники Федеральной миграционной службы прервали спектакль о судебных слушаниях по делу Pussy Riot, который 3 марта показывали в Сахаровском центре.

Здание блокировали представители казачества и ОМОН, как сообщали в Twitter активисты группы Война и галерист Марат Гельман: «Нас реально заперли, здание сахаровского центра окружено казаками. Приезжайте вызволЯть».



«Московские процессы» – театральная постановка из трех частей: «Осторожно, религия!», «Запретное искусство» и «Pussy Riot», – и все они посвящены громким судебным  процессам, связанным с религией и акционизмом. У режиссера спектакля, швейцарца Мило Рау, как выяснилось, действует виза,  которая не позволяет вести в России трудовую деятельность. В связи с этим сотрудники ФМС устроили проверку документов, в том числе у сотрудников Сахаровского центра, при этом сами они отказывались предъявить удостоверения. Корочку показал только один. Кирилл Серебренников предположил,  что люди, устроившие проверку, – ряженые: «Если это делают власти, то они самоубийцы». Однако позже глава ФМС РФ, Михаил Ромодановский, заявил, что проверка в Сахаровском центре была официальной. Правда, назвал это «местной самодеятельностью».



Через 40 минут после проверки документов в зал театрализованных слушаний пыталась прорваться группа казаков. Пятерых представителей патриотической группы впустили. По словам директора Сахаровского центра Сергея Лукашевского, православные активисты «не знали, что это инсценировка судебного процесса, где присутствуют обе стороны, где есть люди, которые защищают Pussy Riot, есть люди, которые их осуждают. Они просто пришли, поскольку прозвучало слово «Pussy Riot», и стали довольно настойчиво ломиться в здание и требовать, чтобы их допустили. Слава богу, это не дошло до серьезного конфликта». Досидев до следующего заседания, они ушли, убедившись в том, что происходящее на сцене – не пиар Pussy Riot, а нормальная дискуссия. Никто из зрителей зал не покинул. Остался и ОМОН. «Московские процессы» были задуманы как разовая акция.  На «заседаниях» выступали художники Дмитрий Гутов и Герман Виноградов, организатор «Запретного искусства-2006» Андрей Ерофеев, галерист Марат Гельман, участница Pussy Riot Екатерина Самуцевич, журналист Максим Шевченко и православный активист Дмитрий Энтео.



Елена Калужская, сотрудник Сахаровского центра:



- Это нормально, когда общественность широко реагирует на участие силовиков, а не на сам проект Сахаровского центра?



- Это была двухдневная съемка документального кино в рамках большого исследовательского проекта, который проходит во многих европейских странах, его задача - инсценировать, воспроизвести самые разные громкие судебные процессы. Это документальный свидетельский театр, с одной стороны, и уникальная технология - с другой. Проект изначально не подразумевал широкого зрителя. Общественность не обязана реагировать на события, о которых мы не сообщали. А на погром реагируют нормально, как и должны.



- Откуда узнали о мероприятии казаки и мобильный отряд ФМС?



- Думаю, непосредственно от православного активиста Энтео, участвовавшего в проекте. В первый день играли «Осторожно, религия» и «Запретное искусство». Энтео был приглашен на второй день. На «суд» над Pussy Riot не пришли многие приглашенные, в частности мы не дождались ни одного действующего священника. А Энтео пришел и успел сообщить о мероприятии знакомым казакам и странной мобильной группе ФМС.



- Обе стороны знают, что он, вероятно, официальный осведомитель?



- У меня нет таких доказательств. Но мы наблюдали, что у людей, к которым он приставал на мероприятиях, были проблемы, а у него никогда.



- Тем не менее, такой человек вам был нужен для работы?



- Да, точку зрения,  которую нам нужно было услышать, он выражал. И с этой точки зрения его участие в проекте было вполне ценным.



Сергей Лукашевский, директор Сахаровского центра:



- Спектакль завершился спокойно, казаки не возвращались. Наш «суд» вынес оправдательный вердикт – один вопрос касался факта оскорбления чувств верующих, там мнения разделились поровну при одном воздержавшемся, что в условиях суда трактуется как оправдание. И по вопросу об умысле подавляющее большинство, шесть к одному, сказали, что умысла оскорбить не было. Но поскольку это все-таки спектакль, а не реальный суд, то вердикт надо трактовать шире, и свидетельствует он о двух вещах.



С одной стороны, он подтверждает точку зрения, что реальные судебные процессы были несправедливы. С другой – что они фиксируют раскол общества и существующий конфликт верующих и неверующих, который нуждается в подобном разборе, в подбном интерактивном спектакле. Жаль, что мало российских журналистов присутствовали с самого начала – проект шел с вечера пятницы. Камеры приехали только с началом провокаций.



- Вы не следовали документам реальных дел в сценарии «Московских процессов»?



- Это в некотором роде была ролевая игра. Каждая из сторон судебного процесса вела себя свободно, так, как считала нужным. Сторону обвинения представлял Максим Шевченко, которому естественно быть на стороне тех, кто осуждает выставки подобной «Осторожно, религия!». У всех участников была  возможность  высказать свою точку зрения.



- Участники ролевой игры выбирались по их реальным гражданским позициям?
- В общем да. Каждый выступал в своей естественной роли.

 

Театрал

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com