запрещенное

искусство

18+

18.10.2012, КП, Маша Александрова

Главный режиссер Алтайского драмтеатра: «Я боюсь стать таким прожженным мэтром, который ничего не боится»

К нам едет режиссер! Главный режиссер. Об этом в Алтайском краевом Театре драмы заговорили еще в июле, во время Творческой лаборатории «Новое завтра»…

 

 

 

 

Известный театральный критик, эксперт национальной премии «Золотая маска», Олег Лоевский привез в Барнаул на «смотрины» трех режиссеров. Кстати, именно он в свое время «сосватал» Драме сначала режиссера Владимира Золотаря, а затем и Романа Феодори. Оба, кстати, после получили по «Маске», завоевали специальные призы главной театральной премии России, прославили алтайский театр на всю страну. Правда, затем уволились из Драмы - драматично, со скандалом…

 

Так или иначе, на первой пресс-конференции Творческой лаборатории журналисты всматривались в лица приезжих режиссеров: Александр Созонов еще не окончил театральный вуз, значит, скорее всего, не он… Александр Огарёв связан контрактом с Краснодарским театром.., а вот Илья Ротенберг из Лысьвенского драматического, по слухам, собирался менять работу… Он? Угадали! Знакомьтесь, Илья Ротенберг - главный режиссер Алтайского краевого театра драмы имени Шукшина. С ним старейший театр края начинает новый, 91-й сезон.

 

- Илья, когда Вы принимали решение о том, чтобы стать главным режиссером, вы знали, как непросто покидали краевой Театр драмы два бывших главных режиссера - Владимир Золотарь и Роман Феодори?


- Знал…

 

- На решение это никак не повлияло?


- Определенная осторожность, безусловно, была. Но жизнь так устроена, что надо смелее принимать решения. Тем более у театра очень высокий творческий потенциал, и это важнее, чем скандалы. Я больше на это опирался, и поэтому я здесь.

 

- Вы долго обдумывали приглашение?


- Нет. Оказавшись на Творческой лаборатории, я понял, что это было бы здорово: остаться здесь.

 

- Вы говорили, вам театр понравился.


- Театр понравился, актеры понравились. Город понравился. Очень позитивный.

 

- Не испугали наши сибирские морозы?


- Я сам с Урала, там точно такие же морозы.

 

- Насколько мы знаем, у вас какая-то романтичная история попадания в театр.


- Смешная такая история. Я ухаживал за девушкой. Она была студенткой Уральского государственного университета. В этом университете был, да и сейчас есть студенческий театр. Она в этом театре занималась творчеством, а мне надо было каждый вечер ее встречать - провожать. Я посмотрел, чем там занимались студийцы, стало интересно, тоже решил попробовать. С девушкой давным-давно расстались. Она живет своей жизнью, а я вот - своей. Театральной.

 

- Что же так привлекло в театральной жизни?


- Это такая болезнь, в хорошем смысле. Все по разным причинам приходят в театр. У меня, например, это… Карма! Пришел и понял, что так здорово в этой жизни, кроме как в театре, я себя нигде не могу ощущать.

 

- Олег Лоевский рассказывал, что вы сначала пришли в Екатеринбургский театр и сказали: «Возьмите меня в актеры». Так все было?


- Да, был период, когда я был актером - любителем, а мне хотелось большего. И я пришел в Екатеринбургский ТЮЗ, где работал Олег Лоевский. Я знал, что он один из самых главных театральных умов в стране, и поэтому я пришел так смело и сказал: «Берите меня срочно, театр просто погибает без меня!» (Смеется. - Прим. авт.). Но в итоге он отправил меня работать актером в Лысьву, это Пермский край. Там я поработал, затем поступил в ГИТИС, а позднее вернулся туда в качестве главного режиссера на год. Так получилось, что благодаря Олегу Семёновичу в моей жизни произошло много всего интересного.

 

- Почему Вы не остались актером, а решили стать режиссером?


- С творческой точки зрения это одно дело, которое актер и режиссер делают по разные стороны рампы.

 

- Но все-таки выбор сделан, режиссура?


- Да, все, на сцену меня теперь палкой не загонишь.

 

- Требования к актерам Драмтеатра у вас какими будут? Почти полтора года театр был без главного режиссера.


- Я считаю, что существует много способов приведения актеров «в форму», но самый главный тренинг, как для актера, так и для режиссера, - это работа. Ну, а главное требование к актерам - быть собой. То есть, будучи персонажем, все равно оставаться собой. И пьесы мы стараемся подбирать такие, чтобы это был рассказ о чем-то своем, о нашем, о житейском, о понятном для всех нас.

 

- Каким будет ваш первый спектакль в Алтайском театре драмы?


- Мы репетируем пьесу Зингера «Последняя любовь». Это и про старость, и, конечно, про любовь; про серьезные философские вещи и о том, что никогда не поздно начать все сначала. Что в пьесе подкупает - это ирония, легкость. Есть возможность создать очень простой спектакль об очень непростых вещах. Думаю, что все у нас должно получиться.

 

- Волнуетесь? Это будет ваша личная премьера на сцене, ваш первый спектакль в должности главного режиссера?


- Я всегда волнуюсь, когда ставлю спектакль. Я боюсь стать таким прожженным мэтром, который ничего не боится. Конечно да, я волнуюсь.

 

- О том, что скажут и что напишут?


- Да, что скажут и что напишут, - об этом тоже. Но все равно самый главный критик - это я сам. Честнее меня самого к моей работе никто не отнесется. Я всегда в своих спектаклях вижу, что удалось, а что - нет. Поэтому, в том числе, и хочется быть главным режиссером. Не потому что «главный», а потому что есть возможность не просто выпустить спектакль, но и работать с ним дальше. Для меня это один из главных бонусов в этой должности.

 

- Каким будет новый сезон? Чего ждать зрителям?


- Я сам ставлю 3 спектакля, премьеры которых пройдут осенью, зимой и весной. Помимо этого, приглашенные режиссеры делают в октябре «Три сестры», в ноябре «Остров Рикоту», в декабре новогоднюю сказку. В январе на малой сцене будет еще один спектакль, пока названия не могу сказать. В марте - «Чума на оба ваших дома» Горина, в мае - «Заговор чувств» Олеши. Если умудримся еще что-то придумать, будет что-то еще. Может быть, не премьеры, а какие-либо акции театра.

 

- Какой вам показалась барнаульская театральная публика?


- Творческая лаборатория показала, что зритель хочет разговаривать, и это очень важно и для артистов, и в целом для театра. Мне бы очень хотелось диалога со зрителем, когда не критика, а разговор, когда мы задаем друг другу вопросы. Театр - это несколько закрытая организация, и от этого он часто страдает. Я думаю, что театр должен делать шаги навстречу, должен научиться разговаривать. Форму я пока не придумал, но это обязательно будет: возможность встречаться со зрителями, говорить о спектаклях и о театре.

 

- Как вы думаете, то, что сейчас в стране растет оппозиционное движение, как-либо отразится на театре?


- На театре должно отражаться все, что происходит в обществе. Единственное, что надо определиться: есть площади, на которых проходят митинги, а в театре митингов быть не должно. Театр не должен заниматься агитацией «за» или «против». Мне кажется, время политической сатиры как театрального жанра прошло. Но, с другой стороны, попробовать разобраться, дать художественную, творческую оценку, конечно, надо. Все-таки театр - общественный институт. А иначе зачем?!Зачем какие-то сказки и былины рассказывать, которые к реальности не имеют никакого отношения.

 

- Директор нашего театра попросила вас сплотить труппу. Как вы будете это делать?


- В театре в последнее время были непростые времена, которые отразились на труппе. Мне хочется создать внутри творческого коллектива благоприятный климат, чтобы люди приходили на работу не как на каторгу, а чтобы был интерес и стимул. Я стараюсь сейчас сделать так, чтобы вся труппа была занята. Уверен, что объединить и создать нужное настроение может только работа, когда актеру не стыдно выходить на сцену, когда он чувствует результат и отдачу. Есть и другие стороны, зарплата и так далее… Будем пробовать что-то делать, как-то улучшать жизнь. Надо всегда стремиться к лучшему - вот моя позиция.

 

- Сейчас у вас контракт заключен на год. Каким бы вы хотели через этот год увидеть театр?


- Мне бы хотелось, чтобы здесь все «завертелось», «задымилось», чтобы обновился репертуар. Задача такая: не ломая, не разрушая, постепенно вплетать новое. Чтобы помимо спектаклей в театре были еще какие-то творческие проекты, чтобы зритель их ждал и принимал в них участие. И самое главное, я повторюсь, чтобы настроение стало другим… Да, это сложно, ведь на долю актеров выпало немало кадровых пертурбаций, и важно, чтобы они почувствовали и поверили, что нужны и театру, и зрителю!

 

Справка «Автографа»


Илье Ротенбергу 32 года. Выпускник ГИТИСа. Член Гильдии театральных режиссеров России. Его спектакль «Игроки» получил Гран-при на Всероссийском фестивале малых городов. Илья Ротенберг женат. Его супруга, актриса Дарья Дворникова, тоже будет работать в краевом Театре драмы. Последний год Илья Ротенберг работал в городе Лысьва Пермского края. Интересно, что бывший главный режиссер краевого Театра драмы Владимир Золотарь работает сейчас как раз в Пермском крае, главным режиссером местного академического Театра. Жизнь, как известно, тот еще драматург. Премьера спектакля нового главного режиссера «Последняя любовь» состоится в октябре.

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com