запрещенное

искусство

18+

20.03.2013, Арт1

Митя Харшак: Тетечки с киками и дядечки с пиками

Александр Боровский побеседовал с ART1 о действиях и противодействиях в искусстве и бытовании искусства. А также о том, как художественный акт превращается в «айкон» своего времени.

 

Митя Харшак. Александр Давидович, сегодняшний разговор, как бы не хотелось поговорить о чем-то светлом и хорошем, я поведу о противодействии, которое встретила в нашем городе выставка Галереи Марата Гельмана Icons. Что скажете?

 

Александр Боровский. Я вообще не из тех людей, которые боятся всего. Это такое чисто интеллигентское качество — уши торчком, репрессии, ужасы, погромы. Слава богу, давно живу и видел на выставках таких тетечек из обкомов с киками, что дядечки с пиками выглядят как шуты гороховые. Люди покруче были по идеологии. Поэтому отношусь с чувством юмора, но и брезгливость какая-то тоже присутствует — Питер из мирового культурного центра в один миг превратился в хутор, где казачий сход все решает. Но это такая муть на поверхности. Великие театры, великие музеи все равно работают.

 

М.Х. Вам не кажется, что это показатель силы искусства — события, о которых идет речь, взбудоражили не только круг профессионально причастных, но и общественность. Хотя широкой общественности, конечно, все эти события пофиг.

 

А.Б. И широкой пофиг, и узкой пофиг. Провокациями занимаются небольшие маргинальные группы, которые тоже не надо обижать. Они имеют право на свое мнение, своих идолов и вождей. Мне, как человеку пожилому, видны технологии, которые использовала и использует любая власть. Но сейчас эти технологии используются не властью, а мелкими местными политическими вождями-идеологами, которые набирают политические очки. Мелкие идеологи мобилизуют психически неустойчивые и экзальтированные группы на какие-то акты. А потом эти же группы оказываются виноватыми и битыми. Мы, говорят, православные трудящиеся и патриоты. А в музее Набокова, что, не патриоты и не православные люди работают? Порядочный человек никогда не будет кричать о том, что он патриот и православный или, например, патриот и буддист (что также вполне может быть) — это его личное дело.

 

М.Х. Депутат Милонов добился своего и его имя упоминается в публикациях, посвященных актуальному искусству, чаще, чем имена художников.

 

А.Б. Ну, получит он какой-то бонус с этого, ну и что? Может, его повысят. Но он все равно останется Милоновым. Не Чайковским, не Сомовым и не Дягилевым. На мой взгляд, он пытается занять сейчас позицию Жириновского, но у того были русские бедные, а у этого — русские жертвы педофилии и геев. Ну, политики как могут добиваются своего. Хотя я редко видел счастливых политиков, добившихся своих целей. Мне людей жалко, которые подвергаются манипуляциям. Мои знакомые молодые художники дико развлекаются по поводу казаков и делают ставки, до какой степени дурости это может дойти.

 

М.Х. Может быть, действительно, лучшее оружие сопротивления — это ирония, а не серьезное отношение?

 

А.Б. Пока они смеются, буйные могут и выставку прикрыть. Особо смеяться я не рекомендую. На моем опыте было такое — смеялись-смеялись, мол, это же маргиналы! А потом эти маргиналы…

 

М.Х. Что же мы можем противопоставить этим группировкам?

 

А.Б. Я абсолютно не пропагандист Icons, но найти кощунство можно в любой выставке. Подобные вещи были и в XIX веке: Перова или Репина многие воспринимали как злобные нападки на церковь. Николаю Ге по поводу его работ Толстой писал, что он неправ, и это был режим нормального диалога. Надо сказать, что религиозная тема может быть либо канонической — это иконопись, с которой взятки гладки, либо философско-антропологической, которая ставит проблемы, а к ней ведь всегда возникают вопросы. Я не советую художникам браться за религиозную тему в стране, где мышление настолько консервативно. Бред конечно, когда объявляют войну выставке Гельмана, и ее запрещают, даже не видя. И в прошлый раз «Риззорди» отказался ее проводить, причем с таким позором, явно с потерей лица…

 

М.Х. Ну, «Риззорди», мне кажется, немножко перепугались.

 

А.Б. Но они даже не смогли найти достойное объяснение. Ну, сейчас посмотрим, что будет в «Ткачах». Я недавно прочел на сайте обращение группы активистов к президенту, губернатору, в котором они пишут, что Icons — это общая афера «Ткачей» и Гельмана. Как же бездарно они работают! Все шито у них белыми нитками. И отвратительно это желание барину поклониться и сказать: этот холоп плохой, давайте уберем его, а мы хорошие.

 

М.Х. Каков ваш прогноз все-таки? Выставка должна открыться меньше, чем через две недели.

 

А.Б. Я думаю, выставка состоится. Только надо обеспечить открытие без скандалов, потому что сама выставка уже стала символом, «айконом», как Pussy Riot. На последних государство так обожглось. Не заметили бы, ничего бы и не было. Если есть здравый смысл, то выставка состоится. Вся эта возня вокруг Icons не имеет отношения к искусству, но к бытованию искусства — имеет.

 

Арт1

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com