запрещенное

искусство

18+

20.03.2013, Арт1

Митя Харшак: Привычка оскорбляться

Пока городские борцы за мораль готовятся к новому бою, главред ART1 расспросил Александра Флоренского, откуда вдруг такое внимание к искусству.

Александр Флоренский. «Владимир Набоков в детстве с мамой». Из серии «Знаменитые петербуржцы».

 

Митя Харшак. Саша, последнее время странные вещи творятся в наших краях. Возмущенная общественность требует закрытия выставки братьев Чепменов в Эрмитаже, какие-то ряженые казаки срывают постановку Лолиты в «Эрарте», депутат Милонов вещает про выставку Icons: «Большинство петербуржцев не хотят, чтобы наш город был осквернен и изгажен этой псевдохудожественной мазней». С чего это вдруг такое внимание к современному искусству?

 

Александр Флоренский. Ну, политическая ситуация в государстве способствует оному вниманию, а точнее, «вниманию», чего ж тут непонятного. На самом же деле эти активисты не интересуются ни современным, ни каким-либо другим искусством. Можно подумать что Чепмены им не нравятся, а вот Пуссен с Гойей и Сезанн с Матиссом так нравятся, что прямо кушать не могут. Они их и в глаза-то не видели. Понятно что и в Эрмитаж, и в Русский музей эта маргинальная публика ходит только чтобы прославиться хотя бы таким образом, раз никаким другим не получается. «Дикари-с», как говорил в одном анекдоте поручик Ржевский, что поделаешь. Еще Окуджава заметил: «Дураки обожают собираться в стаю, впереди них главный – во всей красе!»

 

МХ. Меня в большей даже степени интересует ваш личный опыт общения с мудаками. А также какие-то истории противодействия вашим выставкам. Случалось ли что-то подобное в вашей практике? Считал ли кто-то, что ваши работы или работы Оли могут кого-то оскорбить или сломать неокрепшую детскую психику? Или, быть может, призывают к неумеренному употреблению алкоголя среди несовершеннолетних? В значительной степени эти вопросы могут относиться к периоду восьмидесятых-девяностых.

 

АФ. Вот, на удивление, в восьмидесятых-девяностых как-то с этим было лучше, желающих оскорбиться мало находилось, даже толком и припомнить нечего. Хотя есть у нас с Олей, например, «Трофейные фильмы», где при желании могли бы оскорбиться и православные, и мусульмане, и немцы с японцами, и даже африканцы, если бы захотели. Но, видно, тогда не было еще сигнала из Кремля… Впрочем, помню как совсем уж давно одну из выставок митьков пришла литовать дама из какого-то соответствующего органа, и на картине Шинкарева «Суперзвезды-86» увидела портрет Николая Гумилева в военной (как она сказала, «белогвардейской») фуражке. И решила снять контрреволюционную картину. Я говорю ей – так этот портрет нарисован по фотографии из «Огонька» за прошлый месяц, вот и журнальчик (как раз перестройка началась, и каждую неделю через «Огонек» кого-нибудь реабилитировали, то Бухарина, то Гумилева). Она притихла, но не сдалась, и находчиво говорит – а это рядом с Гумилевым кто? Я говорю – а это Шинкаревым нарисован наш товарищ Дмитрий Шагин. И дама говорит: «Вот! Эту картину выставлять запрещаю. Что это такое – какой-то неведомый Шагин рядом с великим русским поэтом!» Думаю, что мнение депутатов и казаков – как и у дамы этой – меняется вместе с линией партии. К тому же и казаки казакам рознь. К примеру, забавно, что впервые я (будучи еще школьником) услышал имя Набокова в глубоко уважительном контексте от потомственного казака, писателя и автора песен с казачьей тематикой Бориса Александровича Алмазова.

 

МХ. Насколько вообще, на ваш взгляд, искусство способно кого-то оскорбить? Как-то мне кажется, что, если субъект сам не выискивает — ах, чем бы мне оскорбиться, то наносить душевные раны — это вообще не свойство искусства. Не?

 

АФ. Ну это уж точно, привычка оскорбляться всем чем ни попадя, свойственна людям убогим и закомплексованным. Вот я чего-то не помню, чтобы я мои друзья какими-нибудь выставками оскорблялись или там спектаклями. Кстати, если быть откровенным, мне совсем не нравятся Чепмены и я даже поленился сходить на них посмотреть. Мало того, и на моноспектакль по «Лолите» меня не заманишь никакими коврижками, я вообще театр не люблю. Но предложения все это запретить по меньшей мере являются тупостью…

 

МХ. На вашей странице в фейсбуке как-то видел картинку с рецептом успеха: «Избегайте мудаков. Избегайте мудаков. Будьте пунктуальны. Избегайте мудаков». Вашу пунктуальность я знаю уже давно, а как обстоит дело с главным пунктом сейчас, в десятых годах?

 

АФ. Ну избегаю изо всех сил. Хотя непросто… Вот услыхал, например, что один из друзей моей юности, которого я считал условно нормальным человеком, одобрил тюремное заключение Pussy Riot, и два неплохих художника из Москвы, которых тоже я считал вполне нормальными людьми, пишут в блогах какие-то глупости о выставках Марата Гельмана. Как вот теперь? Руку им не подавать? Не знаю даже…

 

МХ. Саша, вам бы хотелось что-нибудь запретить в сегодняшнем Петербурге? Что реально раздражает в жизни и на территории искусства в частности?

 

АФ. Раздражает почти все, потому что хороших художников очень мало, и хороших людей немного. А запрещать, пожалуй, не хочется ничего, ну разве что ставить в петербургские старые дома стеклопакеты белого цвета.

 

Арт1

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com