запрещенное

искусство

18+

14.10.1995, Юрий Снегирев

"Известия": Алина вышла из тюрьмы

Это оказалось возможным благодаря честным показаниям одного свидетеля

В четверг подсудимая поэтесса Алина Витухновская была освобождена из-под стражи под подписку о невыезде прямо в зале Головинского суда. Такого поворота событий почти не ожидали. В том числе и сама обвиняемая: Алина даже не взяла свои бумаги из камеры.


"Героем дня" стал 17-летний школьник Саша Костенко, выступивший на процессе в качестве свидетеля. Выяснилось, что часть документов этого дела сфальсифицирована. 16 октября прошлого года [16 октября 1994 г. -- Прим. ред. сайта] около девяти часов вечера Саша шел домой со своим приятелем. Рядом остановилась милицейская машина, и без каких-либо объяснений юношей втолкнули в "воронок". Позже в 86-м отделении милиции ничего не понимающим ребятам сказали, что им предстоит быть понятыми. Когда Саша сказал, что ему еще не исполнилось восемнадцать лет, сотрудник отделения махнул рукой: это всего лишь небольшая формальность и надо прибавить недостающие года.

 

"Нас завели в комнату, где уже были Ширков и Поликарпов (свидетели обвинения, которые утверждают, что купили пузырек с наркотиком у Витухновской. -- Ю. С.), -- рассказал "Известиям" Саша Костенко. -- У Ширкова была разбита бровь. На столе стоял какой-то пузырек. Нам дали подписать бумаги, а, когда я спросил, что происходит, мне дали понять, что это не мое дело, и выпроводили из комнаты.

 

Когда мы уходили (я четко помню), один из людей в штатском нам сказал: "Мы вас запомнили". Потом добавил, что они -- из Федеральной службы контрразведки".

 

Больше Саша в отделении не появлялся, однако в протоколе зафиксировали, будто он был понятым еще раз, 23 октября.

 

Адвокат Витухновской Гасан Мирзоев сказал, что подобные "неувязочки" в деле встречаются там и сям. И это говорит о полном непрофессионализме тех, кто фабрикует дело. Мало того, что оно "шито белыми нитками" -- "белые нитки" оказались гнилыми.

 

Саша не совсем понимает, насколько были важны его показания для судьбы Алины. "Я просто рассказал правду. Теперь я вообще ничего подписывать не буду, а если и буду, то только в присутствии мамы", -- добавил он.

 

Когда судья Наталья Аринкина зачитала определение суда об изменении меры пресечения, зал зааплодировал. Алина провела в тюрьме год без четырех дней и, когда выходила из клетки, выглядела оглушенной. Адвокаты и сотрудники ПЕН-центра пригласили ее отпраздновать победу в ресторан, но Алина захотела побыстрее оказаться дома. "Надо делать дела!" -- сказала она.

 

Известия, Юрий Снегирев

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com