запрещенное

искусство

18+

13.10.1995,

"Дело": Непробиваемая бронешинель

"Все мы вышли из гоголевской «Шинели," - заметил однажды Федор Михайлович Достоевский. Не вышли мы из нее, а сидим и по сию пору в темной спертости, уткнувшись носами в потную подмышку Власти. Иногда только сквозь ворот к нам приходит чистый воздух, и мы видим свет в конце тоннеля рукава и надеемся, что то Великое, в чьей шинели мы запрятаны, вот теперь расстегнет пуговицы — и придет долгожданная свобода. И Власть расстегивает пуговки, но лишь затем, чтоб запахнуться поплотнев. А самые отчаянные все же хотят увидеть свет. Не тот, что бликует на сарже подкладки, а настоящий. Божий свет. Они цепляются за крючочки, замочки, петельки душной необъятной шинели... Показываются на крючке, под замком, в петле.

 

Мимо скудных пустоцветий ошарашенных растений,
и цветов рожденьем в землю, а ресницами наружу,
городов, где грязь и лужи, где дождем срывалось небо,
где искусство отдается за отрезанные уши,
где любая воплощенность превращается в бесследность,
утекающую в вечность,
где болящая бесследность обращается в беспечность...


Здесь вот мы и живем. Это стихи из книги Алины Витухновской "Аномализм". Книга вышла в1993 году, автору тогда было 20 лет. В 1994 году у нее вышла вторая книга. Стихотворения публиковались во многих газетах, нынешним летом она стала членом Союза писателей Москвы. "Да ее балует судьба," — скажете вы. Балует, и сама балуется, в страшные игры играет.
С 16 октября прошлого года и по сей день местонахождение Алины — «Бутырки». О том, как и за что ее «взяли», написано и сказано уже немало.
И все же маленькая печальная повестушка необходима.



Эпиграф 1


«Боязнь уткнуться в неперевариваемое «свое» — причина отстаивания поверхностных социальных идей. Внутренняя ущербность — мощнейший стимул для развития стадного чувства». (Из статьи А. Витухновской , рассказывающей о совместной акции коммунистов-великодержавников и неформальной молодежи.)

 

Эпиграф II


«Каков сегодня контингент потребителей ЛСД по эту сторону западной границы? Студенты, люди творческих профессий, которые труп искусства желают поставить в «нереальное положение», оплодотворяя психоделическим раствором»». (Из статьи А. Витухновской «Кислота спасет мир?» о популярном в России наркотике — диэтиламиде лизергиновой кислоты (ЛСД). «Новое время», 8/94)


«Четвертая власть»


Если бы я распоряжалась многочисленными ныне журналистскими конкурсами и фестивалями, я бы все призы (ну половину точно) отдала бы Ольге Кучкиной за материалы о "процессе года". Почитайте их, не пожалеете.
А еше прочитайте статью "Дурман" в газете «Правда» за 30 сентября сего года. Вы узнаете «правдивую» историю процесса Витухновской, "наркоманки" и "бездари", а заодно получите прекрасное представление о том, что такое подметная журналистика.

 

"Алина"


Свое пребывание в "Бутырках" Алина назвала "Продолжительной концетуальной акцией". А она знает толк в акциях; Алина, одна из самых ярких представителей нового искусства, которое одни гордо, другие презрительно именуют «постмодернизм», вращалась в кругу молодых музыкантов, художников, поэтов, не боящихся идти своим путем, отыскивать свой язык, свое сознание, определяюшее бытие.

 

Кто-то сравнил постмодернизм с потоком, несушимся из прорванной канализации, в котором плывуго обломки картин Возрождения, куски хореев Классицизма и алебастровые лилии Декаданса. Алина — сама себе постмодернизм и концептуализм. Она и есть те обломки, что несутся в вонючем потоке вранья, доносов, обысков и «наваристого» тюремного супчика.


Полагаете, я теперь стану описывать, как она истощена, бледна, надломлена? Я и сама готовила себя к зрелищу жалостному, отправляясь в суд в первый раз. Но если и есть вызывающая красота — это красота Алины. Если и есть вызывающая улыбка — это улыбка Алины. Если и можно бросить вызов достоинством — Алина бросает его. В обращении к прессе, опубликованном 26 августа газетой «Деловой мир», она пишет: «Меня интересует эстетическая сторона дела. Мной была придумана концептуальная акция, то есть все мое пребывание здесь — это своеобразное произведение искусства...»
Браво.


Она не позволяет взрослым играть своей жизнью. Она играет ею сама. И играет всерьез. Она не нарушит ни одного из своих правил. В этой игре лишь она имеет право бросать кости, и, будьте уверены Алина дойдет до конца. Она выиграет.

 

Ольга Сергеева. «Дело» №40, октябрь 1995

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com