запрещенное

искусство

18+

20.08.1995, Мейл-Радек, Анатолий Осмоловский

Осмоловский: Переход от скандала к террору

Основным вектором развития художественной ситуации в Москве последнего года стало изменение модуса функционирования радикального искусства.

Если раньше его модус можно было определить как скандальный (расчет и ставка на скандал), то сейчас оно медленно переходит к террору. Различие между террором и скандалом принципиально. Скандал проходит исключительно в семиотическом поле - это есть нарушение знаковой структуры общества.

 

Например, драматургия акции на Красной площади (“Хуй”) разыгрывалась исключительно в семиотическом поле. За исключением нескольких акций-драк с поэтами из клуба “Поэзия” (1989 г.) и акции на семинаре В. Подороги, мои акции проходили в режиме скандала. Террор был скорее побочным продуктом моей деятельности.

 

В акциях же Бренера (а тем более в его намерениях) побочным продуктом становится именно скандал. Основным модусом его работы является террор.

 

Террор может осуществляться только в телесном режиме - это драка, изнасилование, насильственное удержание и, конечно, убийство. (Убийство - “идея фикс” Бренера).

 

Если я созидал среду, материальным воплощением которой, условно говоря, стал август 1991 г. (конечно, не в идеологическом ракурсе), то Бренер, без сомнения, дитя октября 1993 года.

 

Переход радикального искусства к террору завершает один из его этапов, так как террор не репрезентативен (настоящие террористы, вошедшие в конфликт с законами государства, всегда в подполье, по вполне понятным причинам, они скрывают свои лица). Государство определяет террор как предел социальности, вытесняя и подавляя его.


Итак, впереди: либо развитие террора, предел и завершение, либо переход в пострадикальную стадию более изощренных и действенных методик сопротивления.

 

Мейл-Радек, Текст№2

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com