запрещенное

искусство

18+

01.10.1995, Сергей Григорьев

"Правда", Сергей Григорьев: Дурман

Наркоделец "должен сидеть в тюрьме"

Талантлива, одарена, гениальна... В таких возвышенных тонах некоторые российские литераторы отзываются в последнее время о пребывающей вот уже несколько месяцев в Бутырках молодой поэтессе Алине Витухновской.
Газеты определенного толка наперебой пишут о ней, эфир надрывается от негодования тележурналистов, посылающих проклятия в адрес тех, по чьей «милости» юный член Союза писателей России «томится в неволе».

По правде, мне и самому стало как-то не по себе, когда впервые услышал о странной истории с ее задержанием по сфабрикованному якобы спецслужбами уголовному делу.


Тогда мне еще не были известны многие детали этого дела, а что касается творчества молодого дарования, то в этом смысле я вообще был полным профаном. Однако же решил восполнить пробел и разыскал некоторые стихотворения. Первое, что попалось на глаза, выглядело следующим образом:


"Там за дверью на колесах
снова возят мертвецов.
Мертвой рыбой пахнет
воздух. В супе тонут кости слов.
Дернут выемку дверную —
только миску подставляй,
Только кровь свою больную
через горло проливай.
Подставляйте, люди, кружки!
Щедрость красную соча,
Улыбается старушка
на чужих руках врача.
Ни о чем она не просят.
В супе тонут кости слов.
Там за дверью но колесах
снова возят мертвецов".


Прочитал и ничего не понял. Зачем мертвецов возят за дверью и почему неведомые кости слов непременно тонут в супе? Следующее двустишие повергло в не меньшее изумление.


"Помолчу, как рыба
и мертвец, чтоб узнать,
что у меня внутри,
Разложи меня, как тряпочку,
в траве и скажи:
"Умри, лиса, умри!"


Опять все те же мертвецы, рыба, только теперь еще и лиса. Чем дальше, тем количество мертвецов возрастало, так что порой белый свет казался не мил, особенно когда пошли навязчивые мотивы самоубийства. Но самое удивительное заключалось в том, что ни единого слова о чем-то благородном или возвышенном в поэтическом творчестве Алины я не нашел, как ни старался.


Конечно, все это — лирика и дело вкуса. Кто-то, напротив,  с пеной у рта станет доказывать (впрочем, так и происходит), что приведенные образчики стихосложения смертельно больной души и являются истинной поэзией в самом высоком смысле слова. Оставим, однако, литературные изыскания поэтессы и обратим свой взор на собственно состав преступления, который ей вменяется в вину (да и было ли само преступление), а для этого посмотрим, какие материалы имеются в анналах подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Управления экономической контрразведки (УЭК) ФСБ России.


Предварительно замечу: я не касаюсь здесь выбранной меры пресечения по отношению Витухновской — об этом тоже спорят, — а размышляю лишь о сути дела.


В начале сентября прошлого года от конфиденциального источника (а проще говоря, от надежного и проверенного агента) была получена информация о том, что Витухновская причастно к сбыту одного из новых сильнодействующих синтетических наркотиков амфетоминовой группы под названием МДМА. Впрочем через ее руки проходили и более обыденные наркотические вещества, такие, как фенциклидин, именуемый в среде наркоманов "феном", ЛСД и многие другие.


Да и сама Витухновская отнюдь не брезговала наркотической отравой. Будучи 21 года от роду, она уже несколько лет потребляет дурманящее зелье. При этом, имея достаточно солидный для наркомана стаж, успела перепробовать героин, опий, морихуанну и вообще все, что когда-либо было изобретено извращенным человеческим разумом. (если в данном контексте уместны слова "человеческий" и "разум").


Так начиналась сия детективная история из жизни наркобизнесменов, в чьей среде наша поэтесса играла далеко не последнюю роль. В скором времени выяснится, что она является одним из звеньев в длинной цепочке международной наркосистемы. Впрочем, это будет чуть позже, а пока Витухновскую (на тот момент она еще не была членом Союза писателей, а числилась по документам студенткой МАИ, хотя давно там не училась) взяли в активную разработку.


Прежде всего поставили на прослушивание все телефонные и иные переговоры, которые Витухновская вела со своими клиентами с целью сбыта наркотиков. Оговорюсь сразу, прослушивание переговоров проводилось в четком соответствии с российским законодательством, в деле имеется решение Московского городского суда, оформленное надлежащим образом.


В связи с этим совершенно не понятна позиция доктора юридических наук Аркадия Ваксберга, опубликовавшего недавно пространную статью в «Литературной газете». Он утверждает, что, прослушивая переговоры Витухновской, ФСБ грубо нарушило закон, хотя доподлинно известно, что он знакомился  с материалами следствия и суда, в которых все документы на этот счет имеются.


Казалось бы, уважаемый юрист, ученый не должен был допускать в прессе столь серьезных ляпов, а коль скоро допустил, то, вероятно, преследовал при этом определенную цель. Если говорить об этом всерьез, то это были не ляпы, а стопроцентная ложь во спасение Витухновской. Но тут встает другой вопрос: почему же Ваксберг защищает не общество от наркотической дури, а лишь отдельно взятого члена этого общества, причем как видим, далеко не лучшего его представителя.


Однако вернемся к делу. Протоколы прослушивания телефонных переговоров Витухновской похожи друг на друга, как близнецы. Постоянно фигурируют различные обозначения наркотических средств на «профессиональном жаргоне», цена за «костень» (т.е. за одну дозу) и время встреч, которые чаще всего проходили у нее на квартире. Различались только голоса клиентов, на тот момент не известных, но впоследствии установленных и задержанных органами безопасности.


16 октября прошлого года Витухновской позвонил очередной клиент, с которым она договорилось встретиться в 19 часов на станции метро «Речной вокзал». Через некоторое время был зафиксирован второй телефонный звонок, который приводится дословно по протоколу прослушивания:


«Витухновская: А я вот уже собиралась уходить. Ты успеешь к семи подъехать на «Речной вокзал»?
Неизвестный: Ну давай, а где там? Внизу?

В.: В центре зала. Ну что я должна?
Н.: Мне три нужно.
В.: Чего?
Н.: «Фен».


О том, как развивались события в дальнейшем, свидетельствует оперативный документ, приобщенный к делу:
«16 октября 1994 года в 18.50 А. Витухновскоя, женщина и двое мужчин вышли из адреса: Лениградское шоссе, дом 80 (место проживания Витухновской. — С.Г.). Мужчина и женщина пошли в сторону шоссе, а Витухновская и второй мужчина пошли на станцию метро «Речной вокзал». В нижнем вестибюле встретились с группой мужчин в количестве 8 человек. Двое из них отдали Витухновской деньги в долларах США и российских рублях, а она им передала пузырек, наполненный жидкостью. Затем Витухновская вышла в город, а мужчины были задержаны сотрудниками Управления экономической контрразведки. При личном досмотре у них были обнаружены наркотические вещества синтетического производства — фенциклидин.

 

В 23.45 Витухновская при возвращении к себе в адрес была задержана сотрудниками УЭК. В ее квартире произведен обыск, в результате которого было обнаружено большое количество наркотических веществ синтетического производство и 1050 долларов США».


По предварительным прикидкам, все изъятые у Витухновской «препараты» оцениваются суммой в несколько тысяч, если не десятков тысяч долларов. Обыск проводился в полном соответствии с законом.


О фенциклидине и амфетамине у нас говорилось и писалось уже не раз. Хотя, наверно, стоит напомнить, что сия отрава оказывает разрушающее воздействие на центральную нервную систему и вызывает необратимые психопатические реакции, такие, как утрата восприятия реальности, галлюцинации, а в конечном итоге ведет к шизофрении. Вот этой-то отравой и снабжала своих клиентов юная гениальная поэтесса. Жизни скольких людей погубила эта пропащая душа? Об этом остается только догадываться.


Помимо уже перечисленного на квартире обнаружен трупный яд. Зачем он понадобился начинающему жизненный путь  литератору? Может быть, лавры Есенина и Маяковского не давали ей покоя?


Отмечалось и то, как в невыносимых условиях губится истинный "талант", но при этом почему-то совершенно игнорировался факт продажи ею наркотиков на "Речном вокзале", а также, что и сама она безнадежно подвержена этой заразе. Затем факт продажи все же вынуждены были признать, и тогда появился новый тезис о том, дескать, что Витухновскую в нарушение всех законов (?) держат под следствием из-за мизерной сделки. Ну, во-первых, мизерная сделка - эот всего лишь эпизод из ее противоправной деятельности, а во-вторых, даже сие "незначительное" деяние подпадает под статью 224 УК Российской Федерации и является уголовно наказуемым.


Нелишне, может быть, напомнить нашим борцам за справедливость, что за аналогичное деяние где-нибудь в Тайланде виновного неминуемо ожидала бы смертная казнь. У нас же, в России, законы куда как более гуманные и цивилизованные.


Кстати говоря, о размерах бизнеса Витухновской свидетельствует хотя бы тот факт, что свои нетленные произведения она издавала за счет средств, полученных от незаконного оборота наркотиков. Более того, затем на те же деньги выкупала большую часть тиража в магазинах, поскольку спросом покупателей ее книги (вот почему они оказались у нее на квартире) не пользовались.


Деньги, причем в немалых количествах, она щедро давала в долг своему отцу. Этот факт она затем интерпретировала по-своему, сделав предположение, что именно отец, явившейся свидетелем преступной активности дочери и не желавший отдавать должок, сдал ее органам безопасности. Впоследствии, правда, от этого тезиса она отошла.


Возникает вопрос: кому в Союзе писателей понадобилось делать из наркоманки «героя нашего времени» и не в меру активно выступать в ее защиту? Почему в то время как вся мировая общественность пытается бороться с наркоманией, солидная и влиятельная общественная организация делает все возможное, чтобы обелить торговку отравой?


Дальнейшее расследование показало, что Витухновская была лишь звеном в хорошо отлаженной системе наркоцепочки. В конце октября прошлого года, через 10 с небольшим дней после ее ареста, подразделением УЭК по борьбе с наркооборотом была задержано и изъята крупная партия контрабандно ввезенных из Голландии через Польшу наркотиков. При этом впервые оперативники накрыли контрабанду наркотика ЛСД, а помимо него были обнаружены гашиш, марихуана, МДМА на сумму, превышающую шесть тысяч долларов, а также валюта, иные материальные ценности и оружие.

 

Канал поставок наркотиков из-за границы, а также лица, причастные к контрабанде, в том числе иностранцы, — все это было выявлено через Витухновскую и ее связи.


В марте этого года, и тоже впервые, изъята партия сильнодействующего наркотика ДОБ. Получены данные о преступной деятельности организатора международного наркоканала гражданина Польши Войцеха Миколайчика (имя и фамилия поляка в интересах следствия здесь изменены. — С.Г.) и вскрыта устойчивая группировка из числа студентов МГИМО, длительное время занимающихся сбытом наркоотровы, поступавшей контрабандным путем из-за границы.


Вскоре выяснилось, что часть вырученных от реализации наркотиков валютных средств переводилась для закупки очередной партии за границу через московский филиал американской фирмы «Вестерн Юнион» и филиал банка «Российский кредит» под названием «На Тверской». Данная информация была подтверждена показаниями арестованных лиц и изьятыми у них финансовыми документами.


Только за два месяца наркодельцами осуществленно девять незаконных переводов валюты за границу на общую сумму в 20 тысяч долларов. В целях перевода валютных средств за границу за немалые денежные вознаграждения преступниками приобретались в коммерческом банке «Орбита» и других банковских структурах строго учетные именные разрешения.


Всего за период с октября прошлого по март текущего года арестован не один десяток причастных к незаконному бизнесу российских граждан, в отношении которых возбуждены уголовные дела по 224-й статье, а в конечном итоге был арестован и главарь мафии Миколайчик. Сложную комбинацию пришлось осуществить оперативным работникам, чтобы в итоге задержать его на территории Белоруссии.


Еще рано говорить о всех деталях этой захватывающей оперативной игры — следствие пока продолжается. Но суть в том, что Миколайчика удалось убедить в необходимости выезда из Польши для получения нескольких тысяч долларов, причитающихся ему от реализации последней контрабандной партии. В Москву, правда, он приезжать наотрез отказался. Но согласился пожаловать в Минск, где его «тепленького» и захватили сотрудники ФСБ и КГБ Белоруссии. Позже поляк был этапирован в столицу России. Так завершилась длительная и трудоемкая операция российской спецслужбы.


А что же Витухновская, с которой, собственно говоря, все и началось? Она ожидает, как известно, из сообщений в прессе и по телевидению, окончания судебного процесса, которое, видимо, не за горами. За содеянные ею противоправные деяния российский Уголовный кодекс предусматривает наказание в виде лишения свободы от 6 до 15 лет. Оставим же за собой право выразить надежду, что справедливость в отношении нее действительно восторжествует, ибо наркоделец, как и вор, "должен сидеть в тюрьме".

 

Сергей Григорьев. Правда 1995г.

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com