запрещенное

искусство

18+

12.06.2013, Открытая газета, Антон Чаблин

Шествие фарисеев

Кто и почему требует отмены в Ставрополе прославленной рок-оперы «Иисус Христос – Суперзвезда»

В канун пасхальной недели в Ставрополе появились афиши санкт-петербургского театра «Рок-опера». На сцене краевого театра драмы 20 июня он представит свою самую известную постановку – рок-оперу «Иисус Христос – Суперзвезда».

 

Опера была написана в 1970 году тогда еще малоизвестными британцами – композитором Эндрю Уэббером и поэтом Тимом Райсом. Обоим тогда было чуть за двадцать, а сейчас они сэры – то есть произведены в дворянский титул.


В рок-опере описывается последняя неделя жизни Христа – от входа в Иерусалим до казни на Голгофе. Причем авторы отходят от канонической трактовки евангельских событий: в их понимании Иисус – это не Сын Божий, а обычный человек, мыслитель, политик и создатель новой религии. И как человек, он раздираем внутренними противоречиями.


Собственно, ничего оригинального в такой «земной» трактовке евангельских событий нет: ее придерживались многие исследователи христианства (например, один из крупнейших теологов XIX столетия Эрнест Ренан). Просто облаченная в популярную форму рок-оперы, она оказалась очень близка хиппующей молодежи 1970-х.


И вот уже на протяжении сорока лет «Иисус Христос – Суперзвезда» с неизменным успехом идет по всему миру. Только на Бродвее рок-опера была сыграна несколько тысяч раз, а в России ее впервые поставил санкт-петербургский театр «Рок-опера» в 1990 году, к тысячелетию православной церкви.


После этого питерский спектакль был показан на различных сценах около двух тысяч раз: привлекает зрителя минимум декораций и отсутствие маскарадного, бродвейского пафоса.
Однако последнее время актеры «Рок-оперы» вынуждены все чаще сталкиваться с проявлениями религиозной нетерпимости. И проявляют ее как раз православные «активисты».
Началось «шествие фарисеев» в 2009 году, когда в Пскове руководство местного драмтеатра отменило постановку рок-оперы, сославшись на «аварийное состояние сцены». Но ни от кого не скрылось, что на самом деле запретить спектакль потребовала местная митрополия РПЦ.
Прошлой осенью в Ростове два десятка человек направили коллективную жалобу прокурору и омбудсмену области, требуя запретить постановку рок-оперы. При этом областная епархия РПЦ против спектакля ничего не имела и даже его поддержала: мол, он популяризует христианство в среде молодежи.


Уже в нынешнем году в Санкт-Петербурге против спектакля выступила группа неких «православных актеров», «потомственных казаков» и «учителей», направившая петицию на e-mail театра. А в Липецке полсотни верующих провели крестный ход и коллективную молитву против постановки оперы.


И вот теперь, похоже, эстафету перенял Ставрополь. Причем с подачи депутата краевой думы, известного консерватора (и человека своеобразных моральных принципов, о чем «Открытая» уже писала) Николая Новопашина.


На днях он написал в своем «Живом журнале», что в Ставрополе и Пятигорске некие активисты собирают подписи против постановки рок-оперы. «Представьте, что в спектакле, поставленном в память о ваших родителях, заслуженных ветеранах ВОВ и ветеранах труда, вашего отца играет Борис Моисеев, а мать – Верка Сердючка... Можно ли представить в Чечне, в Грозном, рок-оперу «Пророк Мухаммед – Суперзвезда?!», – прокомментировал Новопашин содержание рок-оперы в своем «Живом журнале».


Между тем в Советском Союзе спектакль был запрещен именно по причине того, что он содержал религиозную пропаганду. Известный богослов, диакон Андрей Кураев в одном из интервью рассказал, что в начале 1990-х молодежь порой узнавала содержание Евангелия именно из постановок «Суперзвезды».


Впрочем, этот спор скорее теологический, чего больше в этом произведении – популяризации христианства или богоборчества. Дело вовсе в другом: ставропольские церковники с каждым годом все яростнее протестуют против произведений искусства, да и вообще против идей, которые кажутся им «неправильными».


В ноябре 2004 года под давлением казачества в Ставрополе отменили концерт «дитя порока» Бориса Моисеева, хотя все билеты в ДК профсоюзов были распроданы заранее.


В мае 2006 года местная общественность выступила против проката фильма «Код да Винчи», который по-особому трактует библейскую историю. Сам автор книги, по которой поставлена картина, Дэн Браун просил воспринимать ее исключительно как художественный вымысел. Но это не остановило фанатиков.


Причем на Ставрополье в числе «непримиримых» оказались даже люди весьма уважаемые и вроде как интеллигентные: директор краеведческого музея Николай Охонько, директор краевого драмтеатра Евгений Луганский, ректоры СевКавГТУ и Института дружбы народов Кавказа, профессора Борис Синельников и Татьяна Ледович, народная артистка Наталья Зубкова...


Хотя письмо было адресовано почему-то Общественной палате РФ, ставропольские прокатчики к нему прислушались: в местных кинотеатрах фильм так и не показали.


В феврале 2010 года православные активисты потребовала прекратить показ в Ставрополе голливудской картины «Легион» и изъять из продажи DVD. Фильм рассказывает о том, как Господь решил стереть человечество с лица земли, но на защиту людей неожиданно встал архангел Михаил.


В июле 2010 года психотерапевт Анатолий Кашпировский должен был дать в крае четыре выступления – в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске и Георгиевске. Однако все они по разным причинам были отменены: например, в краевой столице в здании цирка вдруг за пару часов до шоу вырубился свет. А с цирком Кисловодска все было прозаичнее: отменить концерт лично потребовала мэр Наталья Луценко.


Глава оказалась очень уж чутка к мнению церковников, которые еще за несколько месяцев до приезда Кашпировского развернули в местной прессе травлю психотерапевта. Например, благочинный Кисловодска протоиерей Иоанн Знаменский усмотрел в его гипнотических шоу «оккультизм и магические практики». Хотя православные вроде как в магию не верят...


Кашпировский даже направил письмо на имя губернатора края Валерия Гаевского с просьбой защитить его доброе имя. Однако светская власть оказалась восприимчивой лишь к запросам церковников, но не способной защитить такого же светского человека.


Жалобу Кашпировского почему-то переадресовали в краевой комитет по делам национальностей, который прислал психотерапевту издевательски лаконичный ответ: «Ваше обращение рассмотрено и принято к сведению».


Но апогея желание церкви вмешиваться в светские дела достигло при нынешнем митрополите Кирилле. Сейчас уже не рядовые клирики, а сам правящий архиерей судит о «правильности» искусства.


В мае прошлого года Кирилл выступил против выставки Icons Марата Гельмана в Краснодаре. Митрополит обратился к кубанскому главе Александру Ткачеву с требованием «не допустить очередного глумления над чувствами народа и запретить преступную деятельность» галериста.
Безусловно, в демократическом обществе каждый имеет право высказывать свое мнение: кто-то – восторженное, а кто-то – острокритическое.


Но власть, уступая давлению церкви, должна помнить, что очень скоро «просьбы» религиозных деятелей могут перерасти в требования, а требования – в ультиматумы. А вдруг кто-то истолкует как оскорбление своих религиозных чувств торговлю в Ставрополе свининой, работу по субботам или по пятницам, празднование Нового года?! И что же окажется под запретом завтра?!

 

Открытая газета

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com