запрещенное

искусство

18+

06.06.2012, Слон ру, Наталья Ростова

Журналист Григорий Нехорошев о причинах своего интереса к московскому акционизму

... После«Би-би-си» я некоторое время ничего не делал, поскольку там заработал много денег, – читал книжки, писал рассказы, но тянуло в журналистику. И меня пригласили в газету «Мегаполис-экспресс» с просьбой сделать из нее бульварную газету.

 

А я, когда жил в Лондоне, читал желтую прессу,– англичане обычно складывают прочитанные за неделю газеты у дверей своих особняков. И я в субботу брал эту пачечку, у какой-нибудь двери, и все воскресенье читал. И главный редактор «Мегаполис-экспресс», Владимир Палыч Волин, решил переделать эту очень серьезную газету, чем-то напоминавшую «Московские новости», но худшего качества, более скучную, в «серьезный» таблоид– все, что и в настоящих газетах, но с пикантными подробностями. Мы стали делать все-таки неSun, аDailyExpress, в котором нет придумок, безудержной фантазии.

 

Секса, надеюсь, было много?


– С сексом как-то не получалось, потому что секс в то время, в 95–96-ом году…

 

Выборы Ельцина! Какой уж тут секс...


– Да. Смотрите, в 95-м году, впервые приехала в Россию бывшая любимая женщина Эдуарда Лимонова Елена Щапова, та самая Леночка, которая описана в романе «Это я, Эдичка». Очень эпатажная женщина. Ей было около 50, и она решила поразить Москву– захотела сняться обнаженной, прикрывалась только двумя веерами. Фотосессию делал лучший фотограф. На обложке был заголовок: «Сладкая женщина Лимонова», она– с веером, видна грудь. Но все это было как будто обои в цветочек... С сексом тогда были проблемы, и секса в «Мегаполис-Экспрессе» было мало. Он был с каким-то советским оттенком.

 

Но то, что имело эффект (и это уже описано в каких-то академических изданиях по истории современного искусства), – мы впервые, подробно, в каждом номере на разворот, стали писать о современном искусстве, о художниках-акционистах– о Бренере, Кулике... Серьезные демократические газеты, как, например, «Независимая», их считали фриками, так же считала только появившаяся «Российская газета», а «Куранты» – просто придуками, которые пользуются плодами демократии. Никто о них не писал. А мы просто описывали акции, брали интервью. Я помню, сделал интервью с Олегом Куликом впервые, он говорил, что собирается в стокгольмском Музее современного искусства экспонировать свою работу «Плодородие» – железный бык совокупляется с железной коровой. Там будет стоять такой насос, говорил он, который будет впрыскивать молоко, в мощном экстазе. И вот эту работу, продолжал он, мне пообещал профинансировать банк «Менатеп». Был жуткий скандал– пришли какие-то люди из «Менатепа», серьезные, в серых костюмах, говорили, что такого не может быть, что мы должны написать опровержение, что это позорит всю идею банковского дела..

 

Вы представьте себе, что художники-акционисты делали в те годы! Сейчас знаменита история сPussyRiot, но в 95-м году, когда на месте Храма Христа Спасителя был бассейн, один из современных художников, Александр Бренер, устроил акцию «Семя» – забрался на вышку и стал там заниматься мастурбацией. А мы хотели делать «Мегаполис» газетой популярной, поэтому это были совершенно точно наши темы,– ничего не нужно было придумывать, нужно было просто описать. А люди открывали от этого рот.

 

Слон ру, фрагмент интервью

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com