запрещенное

искусство

18+

17.02.2004, Сахаровский центр

Алексей Семенов, вице-президент Фонда Сахарова (США): Отклик на дискуссию о выставке "Осторожно, религия!"

Я тоже решил, наконец, высказаться о выставке и проблемах вокруг нее. Я хотел это сделать и раньше, но казалось, что лучше не расширять дискуссию и возникающие конфликтные ситуации. Дискуссия теперь все равно идет, и может еще стоит ее оформить как таковую.


1. Мне очень понравились письма Юры Самодурова и Левы Левинсона. Интервью Юры о выставке мне представляется очень уравновешенным, я даже поражен как спокойно и цивилизованно Юра изложил свои мнения, я бы так не смог, начал бы, наверное, "брызгать слюной" от злобы. А Левинсон написал страстно, правильно и профессионально, в его письме прекрасная, хотя краткая, критическая оценка собственно художественного содержания выставки, помимо четко выраженной позиции по правовым вопросам связанным с его проведением. Было бы здорово, если бы Центр предложил, а Левинсон выполнил бы полную критическую статью о выставке с каталогом работ и иллюстрациями. Можно ли это сделать и поместить на сайте музея в Интернет? Возможно, такую статью даже удалось бы поместить в какие-нибудь журналы по искусству, в России или на западе.


2. В последнем всплеске обмена мнениями, вызванным решением суда по делу о хулиганстве, меня поразило письмо Никиты Кривошеина, который счел нужным фактически поддержать московский суд (боится что "правозащитники, либералы и атеисты" подвергнут суд слишком большому силовому давлению?). В письме несколько удивительных аргументов:
- непонятно причем тут какие-то гипотетические евреи, которые возможно разгромили бы некие гипотетические выставки в Израиле. Если бы речь шла о проблемах израильского общества, то этот мысленный эксперимент, возможно, был бы интересен, и из него можно было бы делать выводы, в частности об опасных теократических тенденциях в Израиле. Но у нас разговор о конкретной выставке в Москве и конкретных национал-фашистах которые ее разгромили. В этом контексте я понимаю аргумент так - "уж если евреи себе позволяют так себя вести (хотя бы гипотетически) , то уж нашим родным православным тем более можно, ощутив благородный гнев, разломать произведения художников, которые позволили себе усомниться в абсолютной ценности религиозных догм". В такой форме этот аргумент для меня не просто ошибочен, а абсолютно неприемлем, а другой логической интерпретации его в рамках письма о выставке я не вижу.


- Предложив всем прекратить гадать, что сказал бы о выставке Андрей Дмитриевич, Никита Кривошеин. сразу же себе разрешил сделать именно это: "Позволю себе предположить, что … Андрей Дмитриевич, вряд ли бы "благословил" показ предметов богохульственных." Я действительно не буду гадать, вел бы себя Андрей Дмитриевич сейчас, а обращу внимание на известные факты из прошлого - Андрей Дмитриевич, никогда себя верующим не называвший, многократно (правильнее постоянно?) защищал их права. И не только он, но и многие другие атеисты и агностики правозащитного движения. Могу и про себя сказать, что в меру моих ограниченных возможностей я в такой защите прав верующих принимал участие, несмотря на то, что я убежденный атеист с детства и до сих пор. А вот примеров действий верующих направленных на защиту прав атеистов, в нашей среде мало (в истории они, конечно, есть, например, Море). И даже по такому очевидному поводу как отвратительный разгром в музее, Никита Кривошеин упустил возможность выступить с позиции верующего с осуждением насилия по отношению к чуждым ему людям и идеалам. В письме нет даже обычного благосклонного кивка в сторону умеренности, типа, "конечно насилие не метод, но…" - Никита Кривошеин просто объясняет, что "Реакция на богохульство бывает брутальной" - и все тут, мол, что различили, то и получили.


- По поводу утверждений в письме Никиты Кривошеина, что выставка была "богохульной" и что поэтому от нее надо "откреститься", еще очень хорошо написали Юра Самодуров и Лева Левинсон. С моей точки зрения, "богохульство" - понятие интернализированное религией, верующие (индивидуально или через бюрократические структуры своих церквей) могут сколько угодно решать что богохульственно, и что нет, но вне церкви и веры это понятие теряет смысл (или вернее никогда его не имело). Юридически же, право на "богохульство" - то, что отличает современное свободное светское государство от тоталитаризма государственных религий. Именно "богохульство" и преодоление других "табу" приводило к интеллектуальному развитию общества (Вольтер, Пушкин, Спиноза, де Сад, Ницше, Толстой, Достоевский, далее можно ряд вести до бесконечности). Это право - одна из главных составляющих свободы интеллектуального пространства. Поэтому проведение выставки, я считаю, ничуть не противоречит задачам и целям Сахаровского Центра (ведь у нас не только музей, но и общественный центр, у этих двух компонентов связанные, но не идентичные задачи, об этом ниже).


- В письме Никиты Кривошеина есть вопрос-упрек "…трактует ли экспозиция об опасностях коммунизма? А что коммунизм - явление религиозного порядка никто из нас не сомневается?". Я согласен с таким утверждением, но в обобщающем контексте, а именно, "организованная религия - явление тоталитарного порядка, один из "ликов" тоталитаризма, также как и коммунистическая идеология". Надеюсь, в этом никто из нас не сомневался!? (Приношу извинения за издевательски риторический вопрос, трудно удержаться, он выражает мою позицию, но я не собираюсь навязывать его другим). Тем не менее, хотя связь между религиозной и коммунистической идеологией существенна, между ними достаточно различий, чтобы имело смысл о проблемах связанных с ними говорить и по отдельности. У нас достаточно бывало и бывает мероприятий о проблемах коммунизма; в этот же раз устроители решили взять другую тему. Упрек что можно было бы еще и о другом поговорить к делу совершенно не относится, так ведь про любую выставку можно сказать, что лучше бы было обратить внимание на голод в Эфиопии… Ничего странного в обращении к этой теме я не вижу (ниже об особенной важности этой темы сейчас), и она не менее, а может и более заслуживает внимания чем другие, включая коммунизм. А художники хотели показать свои работы именно по этой теме, то есть она вызвала некий резонанс с имеющимися художественными средствами, что никогда не бывает случайно.


3. Раз уж я так подробно пишу на эту тему, то хотел бы расставить все точки над i до конца. Мне не понятна позиция тех из нас кто, понимая, что на центр напали бандиты, тем не менее, считает, что музею а) не следовало делать этой выставки, потому что она "плохая" и б) что необходимо было перед кем-то извиниться за проведение выставки. Еще в феврале кто-то (не помню точно кто) с большим шумом писал, как не хорошо оскорблять искренне верующих людей. Я уверен, что устроители и участники выставки также не стремились таких людей оскорбить. Но я так же уверен, что искренне верующие и не были оскорблены. Из людей, относящихся к этой категории, мне лично более представителен о. Желудков - иначе как искренне верующем, я его назвать не могу. И из личного общения знаю, что его веру такая выставка оскорбить не могла, он с радостью вступал в полемику и с готовностью допускал, что во многих своих проявлениях (или в том, как ее практикуют) религия противоречит своим же установкам. Тему работ на выставке, например, та же самая иконописная картина с Coca-Cola, о продажности духовных ценностей в современном мире и причастности к этому организованной религии - были бы ему и другим таким же, думающим, и искренно верующим людям, интересны. Представить же о. Желудкова и подобных ему громящими выставки (какие- то бы ни было) я не в состоянии.

 

Кого же могла оскорбить выставка? Одна категория - ну уж совсем серьезные люди, которых все не устраивает - одежда современная бесстыжая, музыка ( от Баха и дальше) дьявольская, танцы распутные, самолеты лезут куда не положено, женщины потеряли стыд и дома не сидят, в общем, все от лукавого. Может такие карикатуры еще и существуют (сомневаюсь), но к нашей выставке они отношения имеют, она для них как тело в параллельном пространстве. Извиняться перед ними (за что? за то, что мы есть? - простите, что существуем, как и остальной современный мир?), как перед марсианами. Другая категория - национал-фашисты, для которых религия способ отличить своих от врагов. Это собственно и есть те, кто разгромил выставки. Музей-Центр у них - враг, независимо от выставки. И устрой центр выставки про религиозные ценности, думаю, все равно бы они его разгромили - по принципу "не трогай своими грязными руками самое святое". Получается, что извинялись мы именно перед этими, как теперь говорят "отморозками". Зачем? Аргумент сводится к тому, что все же поступили не очень хорошо (или очень нехорошо), а свои ошибки надо исправлять. Я согласен, что мы должны к себе применять требования строже и выше чем к другим, к примеру, правозащитная организация, даже борясь с политическим противником, который все время передергивает факты, никогда не может себе позволить неправду или полу правду. Наша сила (если есть) - только моральная, и, отклоняясь от абсолютно-честного и строгого отношения к себе, мы просто сами себя уничтожаем. Но дело в том, что я не считаю выставку ни плохой, ни не нужной, а потому извиняться за ее проведение - для меня, это и есть ложная позиция.

 

В конечном итоге, все упирается в то, какую роль играет религия в современном мире. Для меня ответ - иррационально-разрушительную. Но я понимаю, что у других могут быть другие мнения. Согласен с ними дискутировать, хотя вообще-то предпочел бы заниматься чем-нибудь другим. Но не принимаю утверждения, что к теме опасности религии нельзя даже прикасаться, что тот, кто об этом говорит уже самим фактом выбора темы ведет себя непристойно. По-моему, нарастание религиозных проблем в мире самоочевидно. Фундаменталистские организации разного толка активизируются всему миру, терроризм с религиозной подоплекой растет, в разных точках мира идут просто открытые и жестокие религиозные войны. (Судан, Кашмир…). И что интересно, судя по статьям и разговорам с религиозными активистами, они все соглашаются, что религии несут в себе значительный разрушительный заряд, но согласие это "по частям". Христиане любят указать на изуверство Ислама, его не совместимость со свободой, его ужасные законы и практику в странах религиозного тоталитаризма типа Саудовской Аравии, на поощрение терроризма. Мусульмане указывают на агрессивность фундаменталистского христианства, на кровавую историю инквизиции, крестовых походов, погромов, на военное наступление мощных христианских стран (US, Россия) на мусульманский мир. Члены традиционных церквей всех конфессий с готовностью признают криминальность новоявленных сект всех толков, которые заманивают, порабощают молодежь; сектанты говорят о том, как традиционные конфессии отходят от настоящих ценностей религий, о лицемерии традиционных церквей. Евреи указывают, что на католицизме пятно сотрудничества с фашизмом, католики - на византийность, сращивание с государственными (мирскими) структурами и рабские наклонности в православии; православные - на неискренность (не неистовость), механистичность и бездушие католицизма; протестанты всем объясняют, что дело не в обрядах, надо изучать слово Божие. То есть все согласны, что опасность и проблемы есть, правда в чужих религиях. Дискуссия об опасности религий в обществе идет все время, только в разных направлениях. Так что тематика выставки, по-моему, оправдана.

 

4. На последнем совете директоров Сахаровского Фонда обсуждалось выставочная деятельность центра. Все сошлись на том, что нужна большая упорядоченность программы. Но я не рассматриваю это решение как осуждение выставки или отказ от проведения подобных выставок в будущем. Я действительно хотел бы видеть более четко определенную работу по выставкам, то есть определение тематик. Естественно, что большинство тем для центра будут общественно-политическими, но исключать художественное направление, по-моему, нельзя. Свобода искусства - важная компонента свободы интеллектуального пространства. Пока в России нет условий для реально свободного развития искусства, Музей-Центр должен поддерживать хотя бы минимальные возможности художников показывать свои работы. Это не может быть нашей основной задачей (сил нет), но забывать или отказываться от этого полностью не следует. Конкретно, я бы предложил создать выставочный комитет из представителей разных направлений Московского художественного мира, и предложить им самим, в ограниченных пределах, например, раз или два в год, решать какая выставка была бы интересна художникам. А мероприятия общественной направленности музей бы определял сам. То есть в основном зал был бы ресурсом центра для общественно-политической работы (наше основное направление), но в дополнение к этому был бы и местом для современного искусства. В сущности, так и была построена работа в музее до сих пор, что на мой взгляд создает правильную атмосферу (кстати, это не зависит от художественной ценности отдельных выставок, ведь и приходящее искусство нужно обществу). Придать этому более формальный характер было бы полезно. Скажем, заранее объявить, что в музее есть, к примеру, выставки на тему "Современные общественные проблемы" (сюда из прошлого относятся выставки про смертную казнь, про Чечню…), есть цикл "Тоталитарное прошлое", а есть цикл "Современное искусство" (или как-то более красиво назвать). Кстати, выставка, о которой мы собственно сейчас говорим, может классифицироваться и как художественная, и как общественная.

 

5. Поскольку дискуссия о выставке идет уже давно, и по-видимому еще долго будет продолжаться из-за судебных дел, предлагаю создать и электронное пространство на сервере Сахаровского Конгресс-холла. Тогда можно было бы все мнения и информацию о текущих судах видеть в одном месте. И можно было бы провести опрос и голосование об отношении к выставке.

 

Алексей Семенов, вице-президент Фонда Сахарова (США)

 

Сахаровский центр

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com