запрещенное

искусство

18+

21.09.2013, 4 пера, Игорь Непомнящий

4 пера: «Картина с элементами вранья»

Ответ Игоря Непомнящего Эдуарду Боякову. Стенограмма.

«Добрый день, дорогие друзья! Хочу начать наше общение с вами, нашу пресс-конференцию с того, что имею представление о непосредственной теме, которая сегодня будет затронута, а конкретно - о культуре. Так как, можно сказать, с детства поэтапно получал образование:



1). музыкальная школа по классу фортепиано;



2). музыкальное училище;



3). ГИТИС имени А.В. Луначарского, который закончил с красным дипломом;



4). Российская академия госслужбы при президенте РФ - присуждена квалификация менеджер по специальности «Государственное и муниципальное управление».



Я 39 лет работаю в воронежском Театре оперы и балета, из них 33 года являлся солистом оперы и 25 лет руковожу театром. За годы работы заслужил звание «Заслуженный артист РФ». Поэтому считаю, что заслужил право думать, анализировать, рассуждать, делать выводы касательно культурной среды и культурной политики нашего региона, в конце концов - защищать мой родной дом, а театр является моим домом, так как большая часть моей жизни прошла в здешних стенах, в отличии от некоторых, которые появились в нашем городе совсем недавно и пока не сделали ничего для города и культуры, но уже считают, что имеют право ломать то, что все мы, работники культуры и жители города и Воронежской области, создавали, оберегали, сохраняли десятилетиями.



В своем докладе Эдуард Бояков озвучил ряд проблем, касающихся Театра оперы и балета, сделал выводы и рекомендации. Цитирую: «В настоящее время в театре сложилась критическая ситуация как в части художественной, так и в плане инфраструктуры. В здании театра за весь период его существования не был ни разу проведен капитальный ремонт, трещины в капитальных стенах видны невооруженным глазом. Акустика зала не отвечает параметрам, которые необходимы для качественного исполнения оперных спектаклей, отсутствует современная театральная машинерия, глубокое сценическое пространство используется на одну треть (практически - только авансцена), что не позволяет театру работать с лучшими современными режиссерами, либо приобретать качественные европейские постановки, как делают некоторые российские театры. Художественное руководство аморфно, не проявляет должных усилий к обновлению репертуара и улучшению качества постановок».



Начну с конца цитаты - и думаю, что, если бы наш театр фактически при полном отсутствии финансирования, в отличие от других театров России, не выпускал бы в год по три-четыре новых постановки, которые отмечаются прессой, критиками не только местного, но и федерального уровня, а выпускал бы один за очень большие деньги, с участием «звезд российского кинематографа» и «звезд российской эстрады» в количестве четырех человек с использованием нецензурной брани, как на спектакле «Вера Полозкова. Избранное», режиссером которого является господин Бояков, то наше художественное руководство считалось бы не аморфным, а продвинутым и креативным.



Теперь что касается капремонта. Представляю вам проектно-сметную документацию и экспертное заключение, датированное 2006 годом, на которые бюджетом области было потрачено 12 млн рублей и которые явились основанием для начала ремонтных работ. Срок действия документации и экспертного заключения истек в 2009-м, то есть перед вами лежит куча макулатуры стоимостью 12 млн рублей. Вот письма, а конкретно:



1). письмо за № 3/01-06 от 21.03.2007 г., адресованное генеральному директору КПВО «Единая дирекция капитального строительства и газификации» Астанкову В.А.;



2). письмо за № 44/01-05 от 18.06.2008 г. адресованное руководителю областного управления культуры и туризма Образцову И.Д.;



3). письмо за № 22/01-05 от 18.04.2008 г., адресованное вице-губернатору,



в которых я неоднократно обращался с просьбой об объявлении конкурса на производство работ по капитальному ремонту и реконструкции здания, обращал внимание, что 2009-й является заключительным годом срока действия проектно-сметной документации, а всего, начиная с 1988-го, мной было написано в различные инстанции 62 письма, в которых речь шла о необходимости ремонта здания, замены оборудования, модернизации звукового и светового оборудования и так далее.



«Акустика зала не отвечает параметрам, которые необходимы для качественного исполнения оперных спектаклей», - говорится в докладе. Чтобы сделать такой вывод, надо: а). провести экспертное исследование, приложив его к исследованию, с указанием где, когда, кем, с помощью какой аппаратуры оно проводилось, или б). хотя бы было приложено мнение оперных певцов и специалистов в области оперного пения. Ничего подобного в докладе мы не видим, а значит, там - вранье! Акт, направленный на дискредитацию театра или целенаправленный ввод в заблуждение заказчиков исследования и общественности. В свою очередь, предоставляю вам на обозрение отзывы лауреатов международных конкурсов, народных артистов России: Долженко И.И., Редькин В.Н., Зайченко А.В., Поликанин Е.А., заведущего кафедрой вокала Академии имени Гнесиных, лауреата международных конкурсов, народного артиста России Науменко А.А., а также вот вам на обозрение экспертное заключение.



«Глубокое сценическое пространство используется на одну треть (практически только авансцена)», - говорится в докладе. Такой бред мог написать или полный непрофессионал, не имеющий и близкого отношения к оперному театру, или целенаправленно писалась - ложь! Авансцена в самом широком месте имеет глубину чуть более одного метра. Теперь что касается использования одной трети сценического пространства. На ваше обозрение предоставляются сценические паспорта спектаклей. Да и вы сами бываете на спектаклях, премьерах театра и видите, что нам порой не хватает того пространства, которое имеется. Можем предоставить видеозаписи наших спектаклей. Могу предположить, что авторы доклада не только не имеют представления об оперном театре, как профессионалы, но и ни разу не были на наших спектаклях.



Но могу точно утверждать на все 100%, что некоторые из них были на спектакле эстонского театра «Педагогическая поэма», где пропагандируются гомосексуальные отношения, лесбийская любовь, выражаются нецензурной бранью, обнажаются гениталии, и, как они утверждали в СМИ, получили массу положительных эмоций и открыли новые грани современного искусства. Помимо того, что мы их уличили во лжи, есть повод задуматься об их психико-нравственном и культурном воспитании и системе духовных ценностей. Задуматься, как стало возможным, что такие люди решают судьбу единственного в нашем регионе Театра оперы и балета.



Однако продолжу цитировал доклад Эдуарда Боякова: «Коммерциализация воспринимается в негативном ключе двух обстоятельств: невысокий уровень жизни и значительная стоимость билетов (например, за последний год цены на билет в Театр оперы и балета выросли в десять раз, для людей, получающих 15 тыс. рублей в месяц и менее, цена билета на культурные мероприятия 1500 рублей - чрезмерна».



Я не знаю, чем руководствовался господин Бояков и на какие документы опирался. На ваше обозрение представляю два документа - «Прейскуранты цен на билеты» сезона 2012-2013-го и 2013-2014 годов, утвержденные департаментом культуры области. Цена билетов не увеличена ни на одну копейку. Средняя цена составляет 200 рублей. В очередной раз мы убеждаемся, что доклад Боякова построен на лжи!



Что касается остальных претензий к Театру оперы и балета, то ответы на них содержатся в моем письме губернатору Воронежской области Алексею Гордееву, которое было принято и зарегистрировано в приемной главы региона 27 марта 2013 года, а также в служебной записке первого заместителя председателя правительства Воронежской области, адресованной губернатору Воронежской области. В служебной записке содержатся ответы на те утверждения, которые излагает в средствах массой информации Олег Котин, настраивая на определенный лад общественное мнение.



Также хочу обратить внимание на Воронежское хореографическое училище. Из доклада Боякова мы видим, что, кроме недостаточного финансирования, изношенности здания, необходимости постройки общежития и собственной концертной площадки, у училища все хорошо и прекрасно. Преподавательский состав училища - высококлассные профессионалы, его руководители знают о современных тенденциях в профессии и преданы своему делу. В 2013 году в училище собственными силами поставили спектакль «Снежная королева» и показали его на сцене Театра оперы и балета, ее арендовав.



Сразу к вопросу о «Снежной королеве». Поясняю, что самую значительную работу по выпуску спектакля касательно его оснащенности выполнял Театр оперы и балета. А конкретно - замдиректора театра Арнаутов А.А. Арнаутов неоднократно выезжал по просьбе директора хореографического училища в командировки в другие города РФ с целью заказа и контроля за исполнением реквизита к спектаклю «Снежная королева». Также Театром оперы и балета, а конкретно - пошивочным цехом театра, с 10 января по 20 марта были пошиты костюмы к спектаклю «Снежная королева» в количестве 70 штук. Затраты на пошив одного костюма составили 5 тыс. 187 рублей 87 копеек. А стоимость пошива всех костюмов - 363 тыс. 150 рублей (докладная записка прилагается). На данный момент деньги нам не выплачены, но мы их и не требуем, так как всегда считали и считаем, что театр и училище - единые организации. Арендная плата не взималась.



Как мы видим, картина, изложенная в докладе необъективная, с элементами вранья! Но теперь хочу вернуться к руководителям училища, которые, по свидетельству Эдуарда Боякова, знают о современных тенденциях в профессии и преданы своему делу. Так говорится про людей, которые проработали год-два и ничем пока себя не зарекомендовали на данном поприще. А люди, проработавшие по нескольку десятков лет в Театре оперы и балета, зарекомендовавшие себя как профессионалы высокого уровня, имеющие правительственные награды, люди, которых знают не только в нашей области и регионе, а и в других странах мира, которых приглашали и приглашают на работу другие театры России и зарубежья, по мнению Эдуарда Боякова, являются аморфными, ничего не смыслящими в тенденциях развития современного искусства.



Между тем полтора года назад была вынуждена уволиться одна из лучших педагогов классического танца хореографического училища, ученики которой являются гордостью не только нашего города, но и работают в коллективах столичных театров, один из них является артистом балета Большого театра, исполняющим сольные партии, - Людмила Сычева. По моему мнению, училище понесло невосполнимую потерю. Но руководителям культуры Воронежской области наплевать. А тем временем ее приглашают на работу в дальнее зарубежье, где она обучает иностранных детей.



Со всей ответственностью заявляю, что некоторое время назад ко мне в кабинет приходила группа родителей, дети которых были вынуждены перевестись в другие учебные заведения аналогичного профиля, в связи с тем, что после ухода Сычевой, у которой они учились долгие годы, поняли, что овладеть профессий в полном объеме и профессионально при том руководстве и педагогах, которые ведут их класс, не получится. В разговоре со мной родители подчеркнули, что они никогда не покинули бы родное училище, если бы чиновники от культуры уделили внимание проблеме.



У меня в руках находится пакет документов и видеоматериалы, с которыми они обращались во все инстанции вплоть до правительства области, но какого-либо решения или ответа так и не последовало. Хочу отметить тот факт, что одна из девочек, о которых идет речь, а именно Полина Гурьева, уже исполняла сольные партии в спектаклях театра.



Проанализировав все вышесказанное, я прихожу к выводу, что в действиях Боякова, будь то или невникание в ситуацию, или вранье, или целенаправленное искажение фактов, - явно прослеживается какая-то цель. Объясню. Если бы исследование культуры Воронежской области было объективным, то зачем господину Боякову в своем докладе столько необъективной информации. Если бы доклад был рассчитан на профессионалов, то грош ему цена, а если на людей, которые преследуют определенные цели, то для них дается повод. И здесь мы переходим к другому вопросу пресс-конференции.



В конце 2012 года здание драматического театра, которое находится у Покровской церкви, было преобразовано в Концертный зал, где директором назначен И.И.Янченко. Вы, журналисты, аналогию с кинотеатром «Спартак» проведете сами, я ничего говорить не буду. Были выделены бюджетные средства на ремонт зрительного зала. Через небольшой промежуток времени учреждение было преобразовано в Автономное учреждение культуры, что позволяет ему доходы от своей деятельности тратить по своему усмотрению, в отличие от Театра оперы и балета. Однако, несмотря на то, что сотрудников в нем в десять раз меньше, здание в два раза меньше и на 40 лет моложе, ему оставляется бюджетное финансирование, которое фактически приравнивается к бюджетному финансированию Театра оперы и балета. А по некоторым статьям и превосходит его. Например, на оплату связи, вневедомственную охрану, расходные материалы, оборудование и прочие расходы Театру оперы и балета закладывают нуль рублей, а Концертному залу - 7,5 млн рублей. И таких примеров множество. Подробно я их все изложил в письме, адресованном губернатору.



Начало реконструкции театра планировалось начать в 2013-2014 годах, потому что оттягивать дальше невозможно. Все мыслимые и немыслимые сроки исчерпаны. А как вы понимаете, деньги будут выделены немалые, и исчисляются они не шестью нулями, а семью. Во всяком случае, так планировалось. И их надо осваивать. Для того чтобы их правильно распределить, руководить театром на время строительства должны молодые, креативные, а не те, кто довел театр до такой критической ситуации - как в части художественной, так и в плане инфраструктуры, по свидетельству Эдуарда Боякова.



Как я могу предположить, последнее время к молодым и креативным относятся господин Хамин, который занимается строительством домов, реконструкцией и расширением улиц Воронежа, открытием торговых центров, и господин Носырев, который возвел кинотеатр «Спартак» в ранг культурного центра города. Как мы видим из СМИ, они постоянно бывают у губернатора Гордеева, так как, будучи профессионалами своего дела, «радеют» за наш город и являются прогрессивным бизнес-сообществом. Они даже сидели в президиуме, когда господин Бояков делал свой доклад о культуре.



Но теперь перейдем к фактам и зададимся интересным вопросом. Когда убеждали правительство, губернатора, депутатов и общественное мнение в том, что городу необходим Концертный зал, кто-нибудь думал в департаменте, в правительстве и других местах о том, что, когда будут закрывать театр на реконструкцию, куда он будет переезжать с несколькими тысячами костюмов, десятками тонн декораций, с фурами оборудования? Плюс нужна сцена, где будут проходить спектакли во время реконструкции, репетиции, спевки, оркестровые и уроки. Наверное, никто! Потому что все руководящие должности в культуре занимают люди, которые далеки от культуры в плане профессионализма, но зато они могут предложить написать заявление об уходе по собственному желанию, начать запугивать в случае отказа, могут оскорбить, унизить. С первого дня своей работы сказать, что будет, так как я сказал или сказала, а не так, как считаете вы и правительство Российской Федерации. Неделями не давать ответы на наши письма, которые не требуют отлагательств, но на свои бездумные, а порой нарушающие закон - требовать ответа немедленно. Требовать от нас писать объяснительные на анонимки или заявления неадекватных людей, требовать согласовывать то, что мы согласовывать не обязаны. Так вот, наверное, никто не думал, куда будет переезжать театр. А если и были советчики, которые думали, то, уверен, в силу определенных причин промолчали, не доложили или в дружеской беседе не подсказали кому-либо, от кого зависело принятие решения по Концертному залу. И вот приближается день X, мы радуемся, что скоро начнется реконструкция, и наш театр не развалится окончательно, строители радуются, что начнется стройка. Только не рады те, кто год назад лоббировал ситуацию с Концертным залом. А почему? Совершенно верно, единственная площадка, которая могла бы принять оперный театр, - драмтеатр, превратившийся в Концертный зал, радующий теперь своих новых хозяев, приносящий доход, подстрахованный бюджетом, и в случае необходимости гостеприимно раскрывающий свои двери таким шедеврам современного искусства, как «Педагогическая поэма» таллиннского театра и спектакль «Вера Полозкова. Избранное» от режиссера Эдуарда Боякова.



Что делать? Как выходить из ситуации, из которой выхода, в общем, нет? На самом деле, если располагать административным ресурсом, поддержкой высокопоставленных чиновников, выход есть. Приглашается со стороны всем нам известный человек, ему дается должность - и почетная, и перспективная, дается зеленая дорога для своих экспериментов над нами, «неумытыми», - в обмен на глобальное изучение среды и культурной политики в предельно сжатые сроки, с привлечение якобы специалистов, но со стороны. Так как понимают, что наши специалисты никогда бы не написали то, что написала группа исследователей под руководством Боякова. А чтобы у приезжих был стимул, то выделяют им денег, да такие, что одна страница доклада (формата А4) стоит порядка 17 тыс. рублей. Для справки: такова месячная зарплата солиста оперы или балета. Специалисты быстро собираются, проводят исследование (как, - мы разобрали в первой части нашей с вами встречи) и делают свои выводы-рекомендации, в которых говорится о том, что ситуация критическая, по мнению председателя комиссии, что, если бы от него зависело, то он принял бы такое решение: театр закрыть, труппу распустить, но, правда, с небольшой оговоркой: «Прежде надо понять, что будет потом, уже после реконструкции».



В случае роспуска: а). Не надо думать, куда переедет театр, что само по себе долгий процесс, а времени все меньше; б) C плеч правительства области, департамента культуры и архивного дела спадает головная боль по поводу поднятия зарплат, финансирования новых постановок, да и просто образуется экономия средств на зарплатах 500 человек.



Но реконструкция когда-нибудь закончится, и встанет вопрос о возврате труппы. Любой профессионал скажет, что, если распустить труппу театра хотя бы на полгода, то обратно ее уже не собрать никогда. Плюс почти уничтожено хореографическое училище, а при роспуске труппы театра новое поколение стремится поступать в него не будет, и через несколько лет оно прекратит свое существование. А построенное общежитие передадут на нужды какого-нибудь театра, например, Камерного. И тут начинает действовать оговорка Боякова, так как он тоже понимает, что труппу не собрать, и открыта перспектива экспериментов вроде спектакля с участием Веры Полозковой. Оговорка о том, что надо, мол, подумать, что будет потом. А потом, по его мнению, группа людей собирается, ставится спектакль, несколько раз он показывается, и все расходятся до следующего спектакля. Больше всего обидно, что нас уничтожают с помощью наших же денег, которые могли бы быть потрачены на наше возвышение, а не на уничтожение».



Игорь Непомнящий, директор областного Театра оперы и балета, 20 сентября

 

4 пера

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com