запрещенное

искусство

18+

21.10.2013, Время Воронежа, Альфия Адиятова

Время Воронежа: Бывшие уголовники из Театра оперы и балета активнее всех защищают Воронеж от «аморального» Эдуарда Боякова?

Корреспондент Интернет-газеты «Время Воронежа» попыталась разобраться, в чём причина разразившихся в нашем городе культурных баталий, и случайно обнаружила темные пятна на биографиях сына и пресс-секретаря Игоря Непомнящего

 

 

Вспыхнувший в сентябре этого года и усиленно раздуваемый скандал вокруг доклада ректора Воронежской государственной академии искусств Эдуарда Боякова набирает новые обороты. С одной, признанные мировым эксперты, с другой - обиженная воронежская интеллигенция, среди которой, как оказывается, затесались и бывшие… уголовники. Подробнее об этом – ниже.

 

… С того момента, как уроженец Воронежа Эдаурд Бояков вернулся на малую родину и занял пост ректора ВГАИ, пресса стала пестрить заголовками, в которых его чаще упоминали в, мягко говоря, нелестном контексте. Вспомним скандал вокруг эстонского спектакля на Платоновском фестивале, безжалостно изгнанную с постамента скульптурную группу «Муза», которая десятилетиями возвышалась над входом в академию искусств, и наконец, презентация «Воронежского пульса».

 

Воронежские перипетии дошли до федерального уровня. Не так давно региональное отделение всероссийского объединения  «Культурный фронт», которое на местном уровне возглавил солист Театра оперы и балета Александр Назаров, отправило письмо президенту с просьбой защитить Воронеж от  аморального Боякова. Вопрос один: «Куда катится наша культура?».

 

Ответ на критику – пост в Фейсбуке


Давайте рассмотрим фигуру самого «виновника торжества» Эдуарда Боякова, которого превратили чуть ли не во врага №1. Ректор ВГАИ – как сейчас говорят, «продвинутый», столичный, в Воронеже стал неким олицетворением современности. При этом личность творческая, не всем понятая, которая на каждое заявление «Культурного фронта» реагирует постами на своей странице в Фейсбуке. Не пытаясь оправдаться, он, демонстрирует равнодушие к происходящему.

 

Фронтовики кричат о том, что Бояков против традиционных ценностей, тот выкладывает на всеобщее обозрение фотографии с крестин ребёнка.

 

«Фронт» говорит - ректор разрушает культурное наследие, Бояков – едет в Париж в усадьбу русского художника Шемякина, объясняя, что это самое наследие надо привести на Родину, точнее даже в Воронеж.

 

Так пользу или вред приносит Эдурад Бояков воронежской культуре? Если говорить откровенно, доклад под его руководством вышел явно недоработанным и во многом поверхностным. Но при этом дал толчок обсуждению. Деятели культуры вышли из транса, в которым пребывали последнее время, и начали говорить обо всех своих болевых точках, действовать и, если хотите, – защищаться. Обсуждения носят жёсткий характер, и Боякова хулят порой по делу. Чего только стоит чёткий и аргументированный ответ на критику представителей филармонии.

 

Почему не уволили до сих пор?


Как ни крути, с именем Эдуарда Боякова связывают скандал вокруг Театра оперы и балета. Про главного страдальца – теперь уже бывшего директора Игоря Непомнящего, который стал сакральной жертвой на пути развития городской культуры, Эдуард Бояков говорить не хочет. Эта фигура со всеми своими скандалами и интригами ректора не интересует. Другое дело доклад «Воронежский пульс», в который куратор проекта погружается с головой.

 

Впрочем, по словам общественности, именно многомиллионный труд и стал тем самым яблоком раздора. Директор и иже с ним, быстренько вынесли вердикт – во всех бедах виновата необоснованная критика театра со стороны Боякова. Критика отчасти может быть и не обоснованная, но вот виной ли всему доклад, стоит разобраться.

 

Давайте вспомним скандалы вокруг Театра, которые не стали секретом для СМИ несколько лет назад. Тогда злые языки говорили, что директор, вооружившись поддержкой бывшего руководителя департамента культуры и архивного дела Ивана Образцова, кстати, изначально планировавшего уволить Игоря Михайловича, занимался тем, что использовал должность в семейных интересах.

 

Не секрет, что господин творческий и заслуженный – Игорь Непомнящий - уже давно ходил по лезвию ножа. Вопрос с увольнением поднимали неоднократно. Другое дело, почему этого до сих пор не произошло. Очевидно, власти поджидали подходящего момента. И тут появляется Эдуард Бояков, который критикой и создаёт необходимую для увольнения почву. Виноват ли он в этом? Вряд ли, скорее власть за старые прегрешения избавилась от директора, у которого, на минуточку, пенсионный возраст наступил ещё шесть лет назад.

 

Уголовные кодекс толкает людей в культуру


Уволенный Игорь Непомнящий заручился поддержкой националистов-консерваторов. Угнетённый народ, как показывает история, долго  терпеть не будет  - моментально появляется ополчение в лице организации «Культурный фронт». Только кто эти люди, которые стоят за «народным недовольством»?

 

Тут же всплывает фигура сына директора Максима Непомнящего, который сейчас выступает в СМИ рупором от имени Игоря Михайловича. Личность многогранная и не без скелетов в шкафу. В прошлом лейтенант милиции, Максим Игоревич был уволен из органов внутренних дел. Но не потому, что его потянуло на Вильяма Шекспира. Причина банальнее - уголовный кодекс. Сын директора, высокоморальный и благовоспитанный человек, который объединяет в себе чуть ли не всех противников «понаехавших», был осужден на три года лишения свободы. Но отделался условным отбытием наказания. Максим Непомнящий за четыре тысячи рублей обещал «отмазать» от уголовщины наркомана. Отметим, события происходили ещё в 1999 году. По тем временам четыре тысячи – сумма немалая.

 

В 2004 году Максим Непомнящий становится фигурантом второго уголовного дела. На этот раз его идёт по статье… грабёж. Второй приговор, бывшему милиционеру уже не условный – 2,5 года колонии и штраф.

 

Не менее известна среди сотрудников правоохранительных органов и фамилия пресс-секретаря Игоря Непомнящего Сергея Соболева. Как выясняется, молодой человек обманул своего работодателя, похитив у него кругленькую сумму денег. За что по статье «мошенничество» получил 3,5 года условно. Также пресс-секретарь до сих пор не возместил 275,5 тысячи рублей фирме, которую лишил денег.

 

Теперь мы представляем, кто выступает за традиционные ценности и сохранение воронежской культуры.

 

Сдавать или не сдавать – вот в чём вопрос


Имя Максима Непомнящего неразрывно связано с театром. В 2006 году он туда попадает сначала в качестве стороннего наблюдателя, а затем администратором. Там же – жена и невестка директора. Супруга Максима Юлия Непомнящая исполняет многие сольные партии балета.

 

Однако с должностью Максима дело обстоит немного иначе. Особенность театра – зал на тысячу мест. Максим Непомнящий, по слухам, и распоряжается, кому его сдать. При этом имя Максима в документах не фигурирует. Договор аренды заключается между прокатчиком и театром.

 

Время идёт и театр постепенно теряет свою репутацию. В месте, где по определению должны проходить оперы и балет, висят плакаты звёзд попсы и шансона. Не забываем о том, что здание театра в центре города претендует на то, чтобы стать его визитной карточкой.

 

Нельзя упускать из виду и ежегодные гастроли труппы. Всё было бы ничего, но если рассудить логически: самому театру от заработка тура почти ничего не остаётся, а во время гастролей кассы практически нет...

 

Буквально на глазах разваливается здание Тетра, которое не ремонтировали вот уже 40 лет. Реконструкция, скорее всего, уже не спасёт – театр настолько в плачевном состоянии, что его проще перестроить. Выделить на это огромные средства, около двух млрд рублей, у власти возможность есть. Федеральные субсидии помогут. Но было ли выгодно областной администрации реализовывать идеи при прежнем руководстве? Вопрос риторический.

 

Зачем сделанный на коленке доклад представлять как исследование?


Теперь подведём итог. Облик «защитников» театра ясен. Какую же роль во всём сыграл ректор ВГАУ? Мотивации специально кого-то уничтожать у него явно нет. Да и по сути Эдуарда Боякова навряд ли будет интересовать отдельный театр.

 

Тогда в чём его аморальность? В том, что он создал «Политтеатр», исполнители  которого читают стихи с матом? Нет, это не для воронежцев – они за классику. О некоторых стихотворениях Маяковского или скажем Есенина, цитировать которые на страницах СМИ наверное не стоит, мы вспоминать не будем. Мы же против мата.

 

Идём дальше. Эстонцев, снявших штаны, освистали, а о спектаклях в Камерном и Драматическом театрах, где актёры выходят на сцену голые, никто и не вспомнил.

 

В конечном итоге политика против руководства Театра оперы и балета началась задолго до прихода Боякова. Получается, ректор лишь глупо подставился, представив сделанный на коленке доклад как готовое исследование, тем самым оскорбив многих уважаемых людей?

 

Время Воронежа

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com