запрещенное

искусство

18+

07.04.2003, Известия, Антон Елин, Сергей Астахов

Известия: Ностальгия по свинству

Группа "Ленинград" все-таки выступила в Москве

К минувшим выходным уже приклеился ярлык "самого адреналинового week-end'а сезона": мэру столицы не удалось в очередной раз запретить выступление суперскандальной группы "Ленинград" и ее редкозубого солиста Шнура. Сергей Шнуров по этому поводу, выступая в столичном клубе "Точка", был даже почти трезв. Правда, с понедельника дня самого клуба в металлическом ангаре больше нет.

 

В воскресенье на закрытой прощальной вечеринке в клубе "Точка" спел Шнур, в понедельник клуб закроют. Гендиректор заведения Михаил Муленков рассказал накануне "Известиям", что "Точка" откроется только осенью и на новом месте - там планируются и стриптиз-сцена, и чилл-аут. В минувшую пятницу был один аут: "алкоголики и придурки" в трениках, с щетиной, заплывшим глазом и вонью перегара, забившие на работу, - эстетика песен Шнура. Интрига сохранялась до последнего. В 6 вечера еще никто не был уверен, что в огромный ангар на Звенигородском шоссе не ворвется пожарный надзор, ОБЭП, санэпидстанция или Госторгинспекция.

 

Хроника запретов

1 ноября 2002 года Юрию Лужкову подсовывают диск Шнура. "Я не люблю твоих печеных булок, Я - алкоголик, ё...ый придурок". Мэр немедленно подписывает распоряжение, запрещающее появление автора этих строк на концерте "Ленинград - 299" в "Лужниках". И началось.

 

2 ноября 2002-го. Запрещен концерт во Дворце спорта "Лужники".

 

29 января 2003-го. Не состоялось выступление в ДК имени Горбунова.

 

8 февраля 2003-го. Перед самым концертом "Чартова дюжина" в "Лужниках" организаторам намекнули, что лучше бы "Ленинграду" не выступать. Шнур вынужден был отменить программу. Включили клип.

 

9 марта 2003-го. Подольск, ледовый дворец "Витязь". Губернатор Подмосковья Борис Громов пошел по пути московской администрации. Все билеты были уже проданы.

 

29 марта 2003-го. Таллин, концертный зал. Эстонские власти не дают визу команде Шнура, ссылаясь на возможные беспорядки. Вместо концерта устроили посвященную "Ленинграду" вечеринку.

 

Фактически у Шнура оставался только Питер.

 

Но в пятницу он взял Москву.

 

Слегка покачиваясь, один, без охраны, в спортивных трениках, черной, расстегнутой на лысой груди куртке около девяти вечера культурная единица материализовалась в потустороннем индустриальном лазе, ведущем в ангар "Точки". Когда-то здесь грохотали станки, пахло машинным маслом, недобро гудели агрегаты для подъема машин: "Точка" арендовала помещение обанкротившегося авторемонтного завода. Теперь здесь гремит Шнур. На человека в тренировочных штанах набросились малолетки: "Шнур, проведи с собой". Голова с помятым лицом улыбнулась скважиной беззубого рта:

 

- Валите за мной, ребзя! Мне по!.. И ребзя повалили. Билет на концерт "Ленинграда" зашкалил за 800 рублей: маленький рекорд клуба. Поэтому за редким исключением на "алкоголика и придурка", терминатора, дачника, кого-то в пальто, бывшего кузнеца, дизайнера, сторожа и стекольщика, в детстве мечтавшего о карьере мороженщика, отрываться прикатили клерки. За тремя сдвинутыми столами - полштата московского "Кодака", в алкогольном раже дорогими туфлями столешницу топчут финансисты известной консалтинговой компании. Яппи, которые пять дней в неделю - в офисных "селлс", где перед глазами на мониторе "планирование инвестиций", хором кричат шнуровскую: "Мне без тебя пи..ц". Рядом - в коме от сорокоградусной - человек протягивает мне черную сигарету толщиной со спичку.

 

- Курить будешь?

 

Оказалось - индийская гадость "Биди": сигареты, в которых вместо бумаги - эвкалиптовый лист, а внутренности - пять индусских трав, одна из них способствует росту волос на голове.

 

Алексей Просин, студент, эколог из Менделеевского университета, работает санитаром в психосоматическом отделении Склифа. Он называет его "отделом даунов". Просин объяснил "Известиям", что такое популярность Шнура в Москве:

 

- Все эти клерки в глубине души мечтают быть персонажами Сереги, - говорит санитар и эколог, - быть алкоголиками, придурками, ходить небритыми, бухать на природе и забивать на работу. Но мегаполис, статус и социальные обязанности на горло этой песне наступают.

 

Наконец около 11 вечера на сцену вылез Шнур. Скинул черную рубашку, остался в одних тренировочных, улыбнулся москвичам (один зуб сломал в Питере, открывая им бутылку колы, второй выбили на концерте в Новосибирске). "А я счастливей всех на свете", - запел он. Клерки - в раже. Все - на столах, галстуки притворились петлями. "Ты сказала - я похож на свинья/ Ты сказала, что уходишь опять/ А мне плевать - уходи, у меня есть "0,5".

 

Тоска по 33-му портвейну еще жива.

Антон Елин

Как горожане относятся к творчеству нелюбимой властями столицы группы "Ленинград", нравится ли москвичам, что кто-то за них решает, какие зрелища можно, а какие нельзя устраивать в городе, корреспондент "Известий" Сергей АСТАХОВ решил узнать у горожан.

 

Вероника Мещерякова, 16 лет, ученица:


- Я считаю, что запрещать любое творчество вообще неправильно. "Ленинград" имеет право выступать: у всех должен быть шанс. Все должны находить компромисс с властями. Каждый имеет право на самовыражение.

 

Алексей Скрипкин, 21 год, студент:


- В нашей стране демократия. Пусть кто что хочет, то и делает. Выступления групп вообще не должны запрещать. Кому что нравится, тот то и слушает. Если "Ленинград" популярен, почему люди не имеют права его слушать? У группы же есть свои поклонники, значит, она востребована.

 

Татьяна Варфоломеева, 21 год, студентка:


- Каждый должен выбирать музыку по своему стилю. Совсем запрещать - неправомерно, но спорить с властями всегда было трудно. Может, надо проводить концерты "Ленинграда" не в больших залах, а в ночных клубах. Главное, чтобы ребята в возрасте 14-15 лет это не слушали. Они еще многого не понимают. А люди, которым уже 20 или 30 лет, сами сделают выбор.

 

Анна Когтева, 15 лет, ученица:


- Хоть "Ленинград" и запретили, его все равно продолжают слушать. Я не считаю, что запрет властей - правильный шаг, это, наоборот, вызвало обратную реакцию. Фанаты требуют выступлений. Антиреклама привела к тому, что группу слушают еще больше.

 

Дмитрий Савельев, 18 лет, работник фирмы "Новострой":


- Мне без разницы - запрещают, не запрещают. Я слушаю то, что мне нравится. Что я могу сделать, если выступления популярной группы запретили? Протестовать я не буду, митинги собирать не стану. Власть есть власть, и против нее ничего не сделаешь.

 

Сергей Громотков, 14 лет, ученик:

 

- С одной стороны, запрещать - правильно, чтобы не было беспорядков. С другой - люди ведь должны слушать своих любимых исполнителей. Другое дело, что маленькие дети до 10 лет не должны слушать "Ленинград". Они впитывают в себя все нехорошие слова и потом используют их где попало.

 

Известия

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com