запрещенное

искусство

18+

06.06.2003, Рокмьюзик, Денис Алексеев

Рокмьюзик ру: скандальные подробности новой драки неонацистов

Закончилось все в половине двенадцатого.

На сцену вышли все участники группы "Паблик Энеми", и молоденький ЭмСи, подняв в воздух два пальца, сказал: "Давайте, давайте, поднимайте, мы хотим, чтобы все это сделали - это означает мир, мы хотим мира для всех людей, независимо от расы, независимо от национальности или социального положения, мы хотим, что бы все поняли - все расы равны!" (а кто-то обвинял их в фашизме...).

 

Я обернулся, и увидел лес рук со сложенными буквой V пальцами. "Теперь мы хотим" - продолжал ЭмСи - "чтобы вы соединили пальцы, это означает, что мы вместе, мы - единое целое". Зал следует просьбе. "А теперь мы сжимаем кулак - это означает силу, это означает, что мы готовы сражаться за то, во что верим..." Кому-то это сегодня еще предстоит.



Что было потом, нетрудно догадаться. Выставленная на пути от Горбушки до Багратионовской охрана оказалась абсолютно бесполезной. В конце концов, неужели не понятно, что если и будут столкновения, то спровоцированы они будут неонацистами? Неужели правоохранительные органы действительно считают, что погромы на рынках - дело рук обычных хулиганов? Неужели они так и не сумели усмотреть связи между неонацистскими и футбольными кругами? А уж что-что, а драться, правильно организовать засаду, фанаты умеют. Разумеется, от ДК до метро колонна зрителей дошла практически без эксцессов. Села в поезд, поезд тронулся...



Станция метро "Фили", состав останавливается и открывает двери. Внезапная волна шума - нарастающий крик, и вдруг - бац! Звон стекла, трехэтажный мат, хруст, треск, стоны, суматоха, несколько человек вбегают в наш вагон, по виду - вроде люди с концерта, хотя что-то разобрать очень трудно. Шум не утихает, напротив, как будто приближается. Что делается в середине поезда - не видно, но на всем перроне драка. Единственный милиционер пытается вмешаться, но в считанные секунды теряется из виду. Машинист пытается закрыть двери, но что-то в середине состава явно мешает. Ругается в микрофон, требует, чтобы дежурный разобрался с беспорядком - а что он может? - просит (!) дерущихся отойти от поезда. В конце концов, двери закрываются, но наци принимаются то ли раскачивать, то ли просто молотить по обшивке вагонов, находящихся в середине.



"Россия, вперед!!! Россия вперед!!!" - скандируют бритоголовые.



Поезд стоит еще несколько минут, наконец трогается. Становится видно все поле боя - перрон полностью засыпан битым стеклом, валяются бутылки, еще какие-то предметы непонятного назначения... В лужах крови лежат люди. Кто-то из вбежавших говорит, что милиция открыла огонь, поэтому толпу удалось разогнать. Кто-то говорит, что стреляли в воздух около четырех или пяти раз.



"Лишь бы Антон был жив, лишь бы Антон...", - повторяет сидящий рядом со мной парнишка, лет восемнадцати на вид. Публика, возвращающаяся с концерта, резко выделяется на фоне остальных пользователей метрополитена, начинается конфликт внутри вагона: "Пошли на хуй отсюда! Почему мы должны из-за вас страдать?! Разбирайтесь сами!" - кричит какой-то дед. Начинается потасовка. Поезд едет медленно, периодически останавливается. Понимая, что больше подобных вещей быть не должно, все равно в голове вертится мысль: "Непонятно, что на "Кутузовской" еще будет". По логике - зачем, если заранее неизвестна численность противника, делить свои силы пополам и устраивать две слабые, вместо одной сильной, засады? На "Кутузовской" поезд стоит невыносимо долго, дежурный не разрешает отправление. Кто-то вскакивает с места, чтобы посмотреть, что на перроне. "Сядь на место, мать твою!!! Нам проблемы из-за вас не нужны", - орет средних лет мужик.



Без особых проблем доезжаем до "Киевской". "Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны", - сообщает металлический голос. Нехотя встаем и выходим. Становится ясно, что больше всего пострадали вагоны, находящиеся в середине состава, - в двух вынесены все окна, пол засыпан битым стеклом, на стенах и сиденьях кровь и белые (теперь уже густо- вишневые) бумажные салфетки. В соседних вагонах выломаны форточки, но окна, вроде, целы. Молча поднимаемся к переходу.



Самое неприятное, что правоохранительные органы так и не признали, что столкновение произошло на почве расовой ненависти. Сетевые новостные ресурсы пестрели на следующее утро заголовками: "100 поклонников группы "Public Enemy" подрались между собой". Источником дезинформации стало агентство "РИА Новости", сообщившее о том, что: "Драка возникла во вторник в 23.45 мск. на станции метро "Фили" - на платформе и в электропоезде. Дрались две группы молодежи общей численностью около 100 человек, которые возвращались из ДК имени Горбунова с концерта американской группы "Паблик Энеми". Трудно сказать, умышленное ли это искажение информации, или элементарная безграмотность в области молодежных субкультур, но то, что побоище произошло между поклонниками "Public Enemy" и неонацистами, ясно как день. Если нужно заявление от журналиста, по долгу службы имеющего дело с музыкальными и около музыкальными сообществами, я готов его сделать.



Кстати, "РИА Новости" подтвердили, что милицией действительно было произведено шесть предупредительных выстрелов в воздух, и что младший сержант Вячеслав Копаев, попытавшийся остановить побоище, получил серьезную черепно-мозговую травму в результате удара бутылкой по голове, и до сих пор находится в коме. Задержано четырнадцать "наиболее активных" зачинщиков беспорядков... Из тех, что лежали на перроне? Ну да, и, наверное, из тех, кто полчаса назад складывал пальцы буквой "V", а потом сжимал кулак...

 

Росмьюзик

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com