запрещенное

искусство

18+

19.01.2014, Ноая газета, Наталия Зотова

Новая газета: На портретах — годы жизни

В пятую годовщину убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой их память почтили традиционным шествием

«Сегодня христиане всего мира отмечают светлый праздник Крещения Господня. Желаем вам удачи во всех делах», — сообщает из динамиков в метро добродушный голос. Парень и девушка со значками «Свободу узникам 6 мая» поднимаются по эскалатору наверх, на улицу, в Новопушкинский сквер. Там строятся колонны для антифашистского марша в годовщину убийства неонацистами адвоката Станислава Маркелова и журналиста «Новой газеты» Анастасии Бабуровой.

 

 

«Фашисты убивают, власти покрывают!»


Колонны поворачивают на Тверской бульвар. Мамы, гуляющие с малышами на детской площадке, провожают глазами портреты, плывущие над толпой. Здесь не только Маркелов и Бабурова: портретов, под которыми подписывают годы жизни, в антифашистской среде много. В рамках под стеклом несут фотографии убитых неонацистами Тимура Качаравы, Александра Рюхина, Алексея Крылова, Федора Филатова, Ивана Хуторского, Ильи Джапаридзе, рязанского активиста Константина Лункина, Ильи Бородаенко и Стаса Корепанова. Кто-то принес фото Анны Политковской, хотя она пострадала не от националистов.

 

«Мы все антифашисты!» — звучит в морозном воздухе переведенный с итальянского знаменитый антифа-лозунг. Памятью о погибших тысяча собравшихся не ограничивается. «Комитет за рабочий Интернационал» в мегафон требует создания «боевых профсоюзов». Традиционно на марш пришло «Яблоко» — на этот раз вместе с ними Николай Кавказский, в конце декабря амнистированный по «болотному делу» и освобожденный из-под домашнего ареста.

 

— Это был первый митинг моей жизни — когда их убили. Еще до моего участия в политике. Это произвело на меня такое впечатление, что я вышел на акцию, — рассказывает глава молодежного «Яблока» Олег Наумов.

 

Радужную ЛГБТ-колонну видно издалека. «Ми-зу-ли-на, иди ты на!» — не удерживаются они от соблазна поговорить о наболевшем: из-за закона о пропаганде гомосексуализма ЛГБТ не могут устраивать свои, отдельные акции. После шествия выясняется, что остановить «вылазку содомитов в светлый праздник Крещения» приходил православный активист Дмитрий Энтео с товарищами, но его задержали.

 

— Эта акция — символ того, что мы продолжаем борьбу, — говорит феминистка Рита. У нее в руках плакат «Патриархат — это фашизм».

 

— А мой плакат против запрета партийной символики на шествии. Это нарушение свободы слова, — обиженно говорит член Союза трудовой бедноты Никита о политике оргкомитета шествия, который из года в год призывает не использовать отличительные знаки движений.

 

На Никитском бульваре лицом к шествию стоит парень в ушанке и на вытянутых руках, не опуская, держит плакат «Долой фашистских оккупантов».

 

— Это я про власть, — поясняет гражданский активист Борис. — Идеология у нашей власти, конечно, только одна — бабло. Но по образу мыслей они фашисты: у них полуармейская группировка, полное неприятие инакомыслия, сплоченность вокруг личных коррупционных интересов. А вообще, говорят, режим Муссолини в Италии был куда мягче, чем путинский!

 

«Вечная память Стасу и Насте!»


Эти слова негромко гудит очередь, выстроившаяся на Пречистенке: возле места убийства, у метро «Кропоткинская», и закончилось шествие. Люди, пришедшие возложить цветы, заняли весь тротуар. Узкой пешеходной зоны не хватает, даже чтобы уже почтившие память убитых вышли из толпы. Гвоздики на морозе твердеют, лепестки становятся острыми и колючими. Мужчины, подходя к ступеням палат XVII века, где все и случилось пять лет назад, на двадцатиградусном морозе снимают шапки. «Не забудем, не простим!» — повторяет старушка в толпе: сначала ее поддерживают окружающие, но потом устают, и она упорно продолжает одна. Срочники — по случаю мороза в валенках — тащат ограждения и запоздало огораживают часть дороги, расширяя тротуар. А с Гоголевского бульвара тянутся и тянутся люди с цветами.

 

 

Новая газета

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com