запрещенное

искусство

18+

06.05.2010, Вячеслав Данилов

Гудбай, Медведев

... Выгоняли меня тогда (в 2008, из РУДН - ЗИ) за поддержку известных "негодяев" из арт-группы Война. Официальный повод был иной, разумеется - вернее, он вообще не назывался - просто не продлили контракт и все. Делов-то. Впрочем, сегодня на всю эту историю мне уже слава богу наплевать - студенты мои более-менее доучиваются, ну и хорошо. Часто меня спрашивали, стоило ли тогда "вписываться" за в общем-то не особенно мне знакомых ребят?

Как будто это был вопрос какого-то выбора: нужно или не нужно. Когда я узнал, что "современных художников" собираются выгонять с факультета, и в МГУ творится что-то невероятное вообще, я ни секунды не сомневался, что их надо как-то поддержать. Это не был вопрос выбора - это была необходимость. Я не пиджак выбирал в ГУМе или ставку в лотерее делал, поэтому сегодня я вообще ни о чем не жалею, и мне немного странно смотреть на то, как кое-кто из коллег глядит на меня сочувственно. Тогда я не то что не мог иначе поступить, это "иначе" было просто немыслимо, и никакого "иначе" просто не существовало.



Частично смысл моих действий тогда, весной 08-го, оформился позже, когда мы придумали вот эту фишку про "креативный класс" - "медведевский авангард". Уже через полгода это стало трендом: нельзя сажать современного художника. Нельзя сажать Лоскутова, пусть он трижды торчок. Нельзя сажать арт-группу Война, пусть она не нравится каким-нибудь православным гражданам. Времена "Осторожно, религия!" прошли. А мы еще назвали все это новое стадо "социальными инноваторами", Дондурей объяснил начальству, зачем стране нужен современный художник, а Гельман с ними нянчится по сию пору и таскает прямо на форумы "Единой России", где им никто не мешает открыто говорить про стратегию 31. А между тем "социальные инноваторы" прочно осели в клубе "Солянка". Сделали из самих себя культ. И назвались хипстерами.



Когда Катя Гордеева презентовала свой фильм про "Поколение Ноль", ну тот, который с Машей Сергеевой и Владой Яворской как нехорошими девочками и офигенным репером, который поет честные песни про начальника в мерседесе, - я тогда еще подумал, что есть ведь какая-то тайна у этой документалки.Гордеева слишком хочет что-то показать - может быть для того, чтобы что-то скрыть? Например, оборотную сторону той высокой морали, откуда делаются высказывания об этом самом поколении стабильности, ни на что не годном и насквозь фальшивом? О том, куда эта мораль ходит по ночам и чем там занимается как раз с этими "нулевками" на съемных квартирах. Не иначе - учит порядочности. Или, как это более точно выразил публицист Сапрыкин: "А еще люди пьют, матерятся, танцуют на столах и творят прочие непотребства - что, собственно, и делает их людьми". Хочешь стать человеком? Спроси у Трушевского как.



Я за эти два дня успел поговорить с самой разной публикой - от нашистов-экстремистов до тех, кого они называют изряднопорядочными, включая и тех людей, которых смело можно назвать культурменеджерами в стране. К случаю Трушевского приковано просто невероятное внимание, при этом, как обычно в историях двусмысленных и значение которых явно выходит за рамки тусовочных сплетен - случай не вмещает интерпретаций. Хотя, казалось бы, какое кому дело до мелкой истории из частной жизни малоизвестного представителя столичной богемы? Что-то произошло, что-то большое и очень поганое, но что именно?



Есть у меня такое чувство, что это - конец. Конец этой большой, но так и не состоявшейся политической (в очень широком смысле слова) ставке, в которой могло участвовать и современное искусство, и эти самые хипстеры, и это поколение ноль и вообще много чего еще. Что истиной акции в Биологическом музее, истиной монстраций, нонконформизма группы ПГ и имперского пафоса Гинтовта, пермского проекта и даже кружка блогеров им. Канта - оказалась пошлая ебля на дому. И чувство это, судя по явно чрезмерной реакции людей, разделяю не только я один. Я вижу людей, которые прямо говорят, что не понимают, как они могли считать этого человека своим приятелем, как они моги иметь с ним что-то общее? Как они могли связаться с этим? Хуже того, как они могли, - быть этим?



Разумеется, это не мораль говорит - мораль-то, как честные люди знают, - это просто одно из конкурентных преимуществ на  рынках с несимметричной информацией. Это говорит отчаяние и страх поражения. С моралью-то как раз все в порядке. Из этой же морали пишутся колонки на ОпенСпейс и в журнал "Эсквайр". Просто теперь это стало очевидно всякому.



А интеллигентный хипстер? Ему пофигу. Он уже сбежал. Ну как - он "для себя"-то никуда не сбежал, он тут вот. Ну, как Даша Люкс на Болотной площади. "А мы? Нам-то что делать? Ведь мы нянчились с ними, пили с ними водку, отмазывали от ментовки и возили в Пермь. И еще - писали колонки на ОпенСпейс".



В общем, гудбай, Медведев. Тебе придется поискать поддержки у кого-нибудь еще.

 

ЖЖ Вячеслава Данилова

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com