запрещенное

искусство

18+

14.02.2014, Случай ПР

Случай Пусси Райот: Л. Катилевский. Суть надзорных жалоб на приговор Pussy Riot

Напоминаем, что в следующую пятницу, 21 февраля 2014 г. (в 10:00), президиум Мосгорсуда в порядке надзорного производства рассмотрит незаконность и несправедливость приговора, вынесенного трем участницам Pussy Riot - Марии Алехиной, Надежде Толоконниковой и Екатерине Самуцевич - за панк-молебен в Храме Христа Спасителя, проведенный ровно двумя годами ранее: 21 февраля 2012 года.

 

10 декабря 2013 г., судья Верховного Суда М.М. Магомедов вынес постановление о возбуждении надзорного производства по жалобам адвоката Ирины Хруновой, которая представляет интересы М. Алехиной и Н. Толоконниковой (текст решения - по ссылке), и указал, что "доводы о необходимости пересмотра состоявшихся судебных решений в отношении осужденных Толоконниковой Н.А. и Алехиной М.В. заслуживают внимания и являются основанием для рассмотрения их по материалам уголовного дела президиумом Московского городского суда".


В том же месяце, 27 декабря, зам. председателя Верховного Суда А.А. Толкаченко также вынес постановление о возбуждении надзорного производства по жалобам Е. Самуцевич и ее адвоката Н. Любченко. В этом документе сказано, что "Доводы жалоб о неправильном применении норм материального и процессуального закона,.. заслуживают внимания и в соответствии с ч. 1 ст. 409, п. 1 ч. 1 ст. 379, ст. 380 УПК РФ являются достаточными для возбуждения надзорного производства и их рассмотрения в порядке надзора коллегиальным составом суда".


В этом блоге ранее были опубликованы полные тексты надзорных жалоб, составленных и поданных И. Хруновойприложениями) и Е. Самуцевич / Н. Любченко: это не совсем те версии, на основании которых Верховный суд вынес благоприятные для нас решения, но они дают представление о представленных аргументах за отмену обвинительного приговора в "хулиганстве".


Также доводы надзорной жалобы Екатерины Самуцевич в более кратком виде рассказаны в посте Леонида Катилевского (http://blog.fontanka.ru/posts/151402/), который был опубликован несколько дней назад в блоге Леонида на сайте петербургской интернет-газеты "Фонтанка.ру". Мы приводим далее основную часть этого поста (пункт 1-9):

 

1. Сейчас уже совершенно очевидно, что в Хамовническом суде имело место нарушение права на защиту: трое адвокатов – Фейгин, Полозов, Волкова – создавая видимость защиты, откровенно подыгрывали суду. Они не обеспечили явку свидетелей, они спокойно подписывали протоколы суда, в которых обвиняемым приписывалось признание вины, они заявляли абсолютно безграмотные отводы и вместо того, чтобы грамотно вести защиту, используя правовые аргументы, хамили суду и потерпевшим (при этом заявляя, что так вести им рекомендовали их подзащитные).


Защита велась в условиях конфликта интересов подзащитных, ни одна девушка не получила индивидуализированной защиты. В кассационной инстанции Московского городского суда приговор Екатерине Самуцевич даже не опротестовывался. Нарушения Закона об адвокатуре со стороны Виолетты Волковой уже признаны Адвокатской палатой Московской области; по Фейгину и Полозову уже в течение длительного времени проходит разбирательство в Московской палате. Фейгиным, Полозовым и Волковой двигали и корыстные мотивы: они присвоили себе деньги, которые люди со всего мира посылали в помощь девушкам и их семьям; по поддельному договору они оформили в собственность фирме, которой владеет супруга Фейгина, авторские права на творчество группы Pussy Riot. Тем не менее факт остаётся фактом – благодаря деятельности адвокатов реальностью стал приговор, по которому невиновные в уголовном преступлении девушки были брошены за решетку.


Так как Екатерина сменила адвоката и подала жалобу на приговор сама, суд был вынужден смягчить ей приговор – дело в том, что она, подчинившись охране храма, всего лишь была на солее (подходе к возвышению перед алтарем) не более 15 секунд, не танцевала, не пела песню. В её действиях даже с натяжкой нет и состава административного правонарушения, так как согласно обвинительному заключению верующие были оскорблены именно песней и танцами перед алтарем.


Нарушение права на защиту согласно закону – основание для отмены приговора.



2. Обвинительное заключение было вынесено с нарушением закона, что запрещает статья 171 УПК РФ.Статья, по которой девушки были арестованы, сформулирована была неверно (в формулировке отсутствовало слово "вражда"); социальная группа, к которой эта самая "вражда" проявилась, не была названа. Кроме того, согласно обвинительному заключению, в вину девушкам ставилось и поведение журналистов, которые вели съёмку и тем нарушали порядок в храме. В нём же Марии, Надежде и Екатерине приписывается вина в изготовлении видеоклипа в Сети Интернет, тогда как это за весь процесс так и осталось недоказанным. Само же обвинение расплывчато и его невозможно понять: так, девушкам вменено в вину "умаление духовной основы государства". Понятно, что ничего подобного Уголовный Кодекс не содержит, то есть преследуя Марию, Надежду и Екатерину по Уголовному Кодексу, обвинение использовало формулировки, которые не имели к нему никакого отношения. Частично в обвинение были вставлены слова, которые не относятся к современному русскому языку (потому, что следователь Ранченков в основу обвинения положил не законодательство России, а постановления средневекового церковного собора) – а это запрещено Федеральным Законом "О государственном языке Российской Федерации". Прямо в обвинительном заключении использованы бранные выражения, которые приписывались девушкам, что тоже запрещено УПК.



3. В нарушение ст. 252 УПК РФ, суд произвёл подмену формулировок обвинения. Если обвинительное заключение приписывает девушкам "святотатство", то суд это называет "нарушением общественного порядка". Но понятия "святотатство" вообще нет в законе, то есть суд сам придумывал, в чем бы обвинить девушек. Это лишь один из примеров. И далее: если следствие обвиняет девушек в "кощунстве" (такого нет в законах), то суд – в "нанесении обиды"; нарушение "религиозных правил" превращается судом в "нарушение правил поведения" (и это при том, что обвинение в нарушении общественного порядка и не выдвигалось!).


То есть суд фактически сформулировал новое обвинение, по которому и осудил девушек. А это категорически запрещено законом.



4. В нарушение ст. 307 УПК РФ суд изменил и формулировку уголовной статьи, по которой вынес приговор:опять не привел слово "вражда", которое является обязательным признаком для статьи 213 УК РФ и не конкретизировал социальную группу, в отношении которой эта самая неназванная вражда проявилась. То есть суд вообще не установил социальную группу, которая пострадала от действий подсудимых (это и правильно, потому что никакая не пострадала). Мосгорсуд попытался исправить формулировку приговора (что тоже запрещено законом) и объявил, что это были "православные христиане". Но в приговоре Хамовнического суда эта категория даже не упоминается.


Таким образом, Мария, Надежда и Екатерина были осуждены по статье, которой нет в уголовном кодексе. Описывая мотивы, суд заявил, что "преступление совершено по признаку отношения к религии" — такого ни в одном законе России невозможно найти. А согласно Конституции, никто не может быть осужден за деяние, не описанное в законе.



5. Если говорить о Екатерине, то её действия судом описывались так: пришла в храм, расчехлила гитару, но была выведена охранником. Понятно, что никакие действия Екатерины не могли никого оскорбить и никому повредить – человек лишь пришел в храм и расчехлил гитару, и больше не сделал вообще ничего. Вот такие действия в современной России наказываются полугодом заключения в следственном изоляторе и годами колонии (Мосгорсуд всё же решил, что кроме месяцев заключения в Москве остаток срока можно считать условным). Понятно, что в отношении Екатерины вообще отсутствует состав преступления, и административного в том числе: никакого грубого нарушения общественного порядка здесь нет.



6. В приговоре масса неточных или непонятных формулировок, что противоречит 22 Постановлению Пленума Верховного суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 "О судебном приговоре".Например, как можно понять формулировку: "слова с обсценно-анально-экскрементальной семантикой"?



7. Судья ложно обосновала вину обвиняемых, приписав им вызывающее и оскорбительное поведение в зале суда. Ничего подобного в протоколах суда нет, да и обосновывать вину поведением подсудимого в зале суда и запрещено. Да, адвокаты действительно хамили суду и потерпевшим. Но поведение адвокатов – это не поведение подзащитных. Наоборот, девушки делали заявление, призывая стороны уважать друг друга. То есть и это обоснование приговора незаконно.



8. В суде были использованы недопустимые доказательства. Так, ноутбук, который принадлежал Петру Верзилову, мужу Нади Толоконниковой, был изъят в рамках другого, административного дела, и к уголовному процессу отношения не имел; тем не менее именно найденные на нём файлы были положены в основу обвинения. И самое смешное, что факт изъятия этого ноутбука у Верзилова не зафиксирован вообще, то есть неясно, откуда этот ноутбук вообще попал в руки следователя. Может быть, следователь украл ноутбук? Таким образом, все материалы, которые были взяты с этого ноутбука, были получены следствием незаконно и в процессе использованы быть не могли. В соответствии со 75 УПК РФ, вышеуказанные недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьёй 73 УПК РФ.



9. Психолого-лингвистическая экспертиза, которая якобы обосновала мотив ненависти, была просто противозаконным документом. Вместо того, чтобы согласно закону дать экспертам материалы для изучения, следователь рекомендовал им искать материалы в сети Интернет. Это запрещено статьей 57 УПК, согласно которой эксперты не вправе сами собирать материалы, они только изучают предоставленные им документы. Кроме того, они и экспертами по данному вопросу не являлись (а суд и следствие были обязаны проверить квалификацию экспертов!): Понкин И.В. всего лишь руководитель общественной организации; Абраменкова В.В. – специалист в области детской педагогики и психологии; Троицкий В.Ю. – учитель средней школы. Напомню, что Сообщество психологов России заявило, что эта экспертиза вообще не является документом, как-то связанным с психологией, и это заявление было передано адвокату Pussy Riot Фейгину, но он даже не использовал этот аргумент в суде; а Абраменкова В.В. публично заявила, что с мнением коллег-психологов согласна. Кроме того, перед экспертами следователь ставил правовые вопросы типа: "Могут ли действия участниц группы Pussy Riot быть расценены как нарушение общественных норм?" — такие формулировки при проведении экспертиз категорически запрещены законом. Таким образом, вина девушек была обоснована совершенно незаконно – настолько незаконно, что возбуждать дело нужно против следователя и экспертов.

 

Случай ПР

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com