запрещенное

искусство

18+

28.06.2014, Балтинфо, Тимофей Тумашевич

Балтинфо: «Манифеста-10» - падение в будущее

В Государственном Эрмитаже для широкой публики открылась 10-ая «Манифеста» - крупнейшее европейское биеннале современного искусства.

Петербург – самый крупный из городов, в которых проходила выставка, и единственный, где современное искусство регулярно подвергается атакам со стороны религиозных фундаменталистов. К счастью, пока биеннале обострило лишь художественную конфронтацию.

 

Определенный раскол в художественной среде «Манифеста» произвела еще за несколько месяцев до открытия. Многие художники как в России, так и в других странах осудили проведение выставки в связи с присоединением Крыма и усилением цензуры в СМИ.

 

Так, против «Манифеста 10» высказались бывшие участницы группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова, польский художник Павел Альтхаммер и арт-группа «Что делать?». Крайне резко о выставке отозвался и известный своими акциями Петр Павленский. Он обвинил учредителей мероприятия в отрыве от реальной жизни, политической проституции и, хуже того, в декоративности. «Мне кажется, «Манифеста» никогда не была достойна внимания. Настоящие попытки социального высказывания делает только Берлинская биеннале современного искусства. Не всегда эти попытки удачны, но, по крайней мере, они есть»,  - сказал  он «БалтИнфо».

 

Академическое сообщество относится к выставке совсем иначе. Заведующий отделом новейших течений Государственного Русского музея Александр Боровский горячо поздравляет Пиотровского с тем, что выставку удалось организовать и называет ее главным культурным событием года. «Биеннале, отчасти, восстанавливает нарушенный баланс. Оно показывает, что в Петербурге можно увидеть не только православных активистов и казаков, но серьезное современное искусство», - считает он. При этом он отчасти присоединяется к критике, которая постоянно  раздается в адрес главного куратора выставки Каспера Кенига. «Кениг недооценил уровень развития и понимания актуального искусства в России», - сказал Боровский. Соответственно подход куратора получился несколько школьным, обучающим, он фактически сделал ретроспективу европейского искусства последних пяти лет.

 

Сам Кениг в своем приветственном слове к посетителям выставки делает акцент на взаимодействие классических интерьеров и коллекции Эрмитажа – музея «обращенного к прошлому» и «перспективы, устремленной в будущее».

 

«В процессе подготовки выставки передо мной открылись бесконечно разнообразные возможности современного арт-вмешательства в историческую экспозицию. Самым важным для меня было изучить эти возможности вместе с художниками, которым выпал случай выбрать, в каком пространстве будут выставлены их произведения», - делится Кениг.

 

Возможно, самой буквальной и наглядной иллюстрацией его слов является работа японско-немецкого художника Тацу Ниси. В одном из залов Зимнего дворца он выстроил временную конструкцию, внутри которой – обычная меблированная комната.

 

Необычно, что частью ее обстановки является огромная парадная люстра зала, где демонстрируется работа. Подобный прием  достаточно обычен для автора. Раньше он подобным же образом «обжил»  статую Христофора Колумба на Манхеттене, общественную  уборную в Осаке и знаменитую скульптуру  «Морской лев» в Сингапуре. «Инсталляции Ниси направлены на то, чтобы изменить наше восприятие публичных памятников, городской скульптуры и архитектуры, предоставляя зрителям более непосредственный доступ к ним. Выстраивая вокруг различных хорошо известных городских монументов свои конструкции, часто имеющие вид современных интерьеров, похожих на гостиничные номера, он трансформирует значимые исторические объекты в предметы чистого созерцания», - заявляют организаторы выставки.

 

Одной из самых именитых участниц  биеннале стала нидерландская художница южноафриканского происхождения Марлен Дюма. Специально для «Манифеста 10» она создала серию портретов гомосексуальных мужчин, внесших большой вклад в развитие человечества: математика Алана Тьюринга, Оскара Уайлда, Пьера Паоло Пазолини, Жана Жене и других. Работа посвящена Петербургу и в серию вошли портреты Чайковского, Дягилева и Рудольфа Нуриева. Александр Боровский отмечает сдержанный, элегантный характер работ и блестящую технику автора. «Дюма как бы спрашивает у нас, а достойны ли мы критиковать и осуждать этих великих людей?» - полагает Боровский. Как ни удивительно, но честь попасть в компанию великих геев  заслужил и журналист Антон Красовский, несколько лет назад совершивший «каминг-аут» в прямом эфире.


Но самой заметной, хотя бы в силу своих размеров, работой выставки стал «Срез» швейцарца Томаса Хиршхорна. Инсталляция, расположенная в одном из внутренних дворов Главного Штаба  представляет собой здание, у которого словно бы недавно обрушился фасад. Зрителю открывается видна шесть неприхотливо  обставленных интерьеров с атрибутами обычной петербургской квартиры: диванами, журнальными столиками, телевизорами. От обычных квартир их отличают картины на стенах — подлинные произведения Малевича, Филонова и Розановой. Боровский называет работу очень удачной. «Она напоминает, что наш быт является, во многом, следствием великого авангардистского эксперимента начала двадцатого века. Эксперимента неудавшегося. Хиршхорн заявляет, что музеефицировать можно все, в том числе, и неудачу», - заявляет Боровский.

 

«Манифеста 10» имеет и обширные параллельную и публичную программы, которые охватывают десятки локаций. Так, 28 июня и 1 июля в Институте восточных рукописей РАН состоится лекция-перформанс, посвященная языковым способам борьбы тюркских народов с имперской политикой России. А в Воронихинском сквере появится марксистская работа «Прибавочный досуг» израильского автора Гай Бен-Нера. Подключенные к тренажерам в фитнес-клубе электрические кабели подключены к экрану, который, за счет выработанного человеческими телами тока демонстрирует речь Арнольда Шварцнеггера о бодибилдинге и капитализме.

 

Но большая часть работ «Манифесты» ориентированы, все же, не на прошлое или настоящее, а на будущее. Работы таких художников как Анна Янсенс, Ото Цитко, Вадим Фишкин или Хуан Муньос чрезвычайно различны, но во всех них целеполагание уступает место констатации, деталь и орнамент – однородной плоскости, человеческое тело – пустому пространству. В той или иной степени все эти работы являются смутными предсказаниями нашего коллективного постчеловеческого будущего.

 

Балтинфо

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com