запрещенное

искусство

18+

30.10.2014, Герман Лукомников

Поэт Герман Лукомников требует удалить свою подборку из сборника "Нашкрым"

Моё участие в сборнике стихов о Крыме, на днях выложенном в сети, прошу считать ошибкой. Надеюсь, в ближайшее время она будет исправлена, и мою подборку оттуда удалят.

 

 

Прежде чем давать сборнику столь одиозное название, составителям следовало бы сообщить об этом авторам. То, что слова известного лозунга переставлены в этом заголовке местами, на мой взгляд, дела не меняет.

Да и два моих старых стихотворения в свете событий последнего времени смотрятся там неубедительно. Жалею, что предоставил их для публикации. По существу уместнее были бы некоторые стихи, написанные весной, летом и осенью с. г.:

 

* * *

К нам идёт цунами.

Оставайтесь с нами.

 

* * *

Нашла коса на яйца

И нежно прикасается.

 

* * *

— А Гаага?

— Ага-ага.

* * *

О *****, сука ты! Так усни тупо.

 

* * *

Мне голос был. Он звал утешно...

А я не внял, мудила грешный.

 

* * *

я брату своему не сторож

его я просто замочил

а где теперь он пребывает —

Тебе, о Господи, видней.

 

* * *

да

и такой

моя Россия

 

да

и сякой

моя Россия

 

но

не такой

моя Россия

 

ой

это

не моя Россия

 

* * *

милые добрые жалкие мы

славно пируем во время чумы

 

* * *

майдауны и колорады

друг другу мы теперь не рады

 

ФБ Германа Лукомникова

 

Из комментариев

 

Татьяна Бонч-Осмоловская: Мне тоже не говорили, ни кто там будет, ни названия вообще. Но в результате я поняла это собрание как надполитическое, человеческое. Попытку снятия этого отвратительного мема.Отстоять человеческий Крым. Мой Крым. Не знаю, так ли. Возможно ли. Вся эта задумка местами криво звучит. Самой тошно - гадаю - человечность или колаборационизм.

Игорь Сид: Коллеги, спор о названии шёл у нас с Геной давно. Мне оно не нравилось - хотя сам же сгоряча его и придумал, возражая против более радикального. Предлагалось много чего. Но постепенно сдался, переубедить не смог, и следовательно, за него отчеваю на равных и должен его защищать. А неоднозначность его видна невооружённым глазом - в русском языке от перемены мест слагаемых сумма меняется сильно. И наш расчёт - на то, что логическое ударение на "Крым" скоро сделает своё дело. (Не так сильно, как Геру, но меня тоже смущает торжественность первого "МЫ".) Высказаться обстоятельнее смогу лишь к ночи, ибо на службе, и сдаю сейчас работу за месяц. Есть элемент нестыковки в нашей с Геной работе над проектом - усилившийся в последнее время из-за моей занятости, я почти выпал. С 1 октября вздохну легче. А мотивы наши - уроженцев Крыма - думаю, понятны и очевидны

Андрей Родионов: Игорь, меняйте название. Как вы яхту назовет

Андрей Полонский: В данном случае имеется в виду, что крымнаш - поэтов, художников, музыкантов и просто свободных людей, его любивших и любящих. Игра с лозунгом как раз делает это ощущение

острее. Герман Лукомников: Для игры слов это как-то слабовато. А от местоимений "мы" и "наш" я вообще стараюсь держаться подальше. Не сомневаюсь, что составители, во всяком случае мой старинный приятель Игорь Сид, хотели как лучше, но получилось у них "как всегда".

Геннадий Каневский: ну вот я прочёл предисловие составителей. по-моему, там довольно чётко расставлены акценты. или уж, действительно, объявлять временный мораторий на участие не только в провластных проектах, связанных с крымской темой (что я всецело поддерживаю), но и в частных инициативах со вполне чётким и чистым посылом. однако в последнем случае свято место недолго останется пустым((... "свободная крымская республика искусств"))

Герман Лукомников: Гена, я говорю лишь о том, что если составители решили дать сборнику такое (мягко говоря, вызывающее) название, они должны были авторов об этом предупредить... Ну, насчёт "коллаборационизма" как-то чересчур. По-моему, это просто желание привлечь внимание к проекту любым способом. Да, в предисловии название трактуется как попытка обезвреживания исходного мема, но если и так, то попытка это откровенно провальная, такими топорными способами с мемами не соревнуются.

Геннадий Кацов: Герман, понимаю Вашу претензию по поводу того, что авторы должны знать о названии альманаха. Не понимаю только, каким образом Вы об этом не знали. С Игорем Сидом мы несколько недель обсуждали в мае обращение к участникам, составили его и разослали. Со своей стороны, я разослал это обращение более, чем 50 потенциальным авторам в США, Европе, частично - России. Если письмо к Вам не попало, приношу свои извинения, как один из составителей. Что касается самого названия, то все объяснено в статье на сайте. Антитеза, на мой взгляд, совершенно ясная. Другое дело, кому-то это по душе, кому-то нет. В сборнике на сегодняшний день больше 110 авторов, они с этим названием согласны. Ваше право, естественно, не согласиться. Жаль, что в альманахе Вас не будет. Ваш профайл уже удален. Творческих Вам удач и успехов.

Анна Русс: Вообще-то не согласны. О названии узнали постфактум.

Игорь Сид: Аня, повторю вышесказанное: ответственность за итоговое название я должен нести бо'льшую чем Гена. Притом что все эти месяцы спорил, предлагал альтернативы и рассчитывал партнёра в конце концов переубедить. Теперь вижу, что при всей визуальной похожести - этот слоган лишён агрессивности и, как кто-то точно подметил, "ликования". Вот пафос излишний, или утопизм - это может быть.. Вполне могу представить желание уйти из проекта не из-за стрёмности слогана, а из-за приторности. "Возьмёмся за руки, друзья" и прочая гуманистическая хрень. Но есть в этом и какая-то (пуская слабая) надежда. Уверен в этом.

Геннадий Кацов: Герман, похоже, вышла накладка. С моей стороны, всем авторам я разослал приглашение, все в курсе. Вероятно, Игорь Сид по своему списку также разослал приглашение, но вышло чисто российское: хотели как лучше, а получилось как всегда. Не обессудьте. В любом случае, теперь стало понятно, кто о названии сборника не знал. Их считанные единицы, тем более, если учесть, что почти 110 авторов. С каждым из "неохваченных" будем теперь связываться и выяснять отношения. Еще раз, как от одного из составителей, приношу извинения за случившееся. Что касается сайта, то он должен открываться, то есть несмотря на принятые меры (все работники уволены без выходного пособия))), он продолжает исправно работать. Всех вам благ!

Герман Лукомников: Сидушка, меня "гуманистическая хрень" нисколько не напрягает, меня как раз напрягает антигуманистическая. Тут вот, мол, у некоторых граждан образовалась любимая мозоль, так давайте мы на ней потопчемся, авось рассосётся. Ну, не каблуками, а так, на цыпочках, и вообще преизящно, большой творческой компанией

Юлия Скородумова: Меня тоже несколько напрягло название, но я посмотрела список участников, и это меня убедило, что, наверное, достойный проект. Однако, поскольку есть аллюзии, лучше бы название все же сменить.

Александр Макаров-Кротков: Кстати, я тоже не был в курсе названия. И оно вызвало некоторое недоумение... Но название не вызвало у меня такого отторжения, как у Геры... Ну да, провокативное... может быть чересчур... Но я воспринял его как анти-крымнаш

Рика Кацова: о, что некоторые авторы, как оказалось, не были в курсе названия, это досадное недоразумение и мы уже принесли за это извининения. Однако, мне немного странно, почему никто из тех, кто не получил по каким-то причинам наш манифест, не поинтересовался сам каким будет название, прежде, чем отправить тексты. Ведь в нынешних условиях оно, не дай бог, могло бы оказаться и КРЫМНАШ. Ну, все хорошо, что хорошо кончается. Надеюсь, что у нас еще будет возможность посотрудничать с авторами, не вошедшими в этот сборник, в наших следующих проектах.

Герман Лукомников: Рика, Вы спрашиваете, «почему никто из тех, кто не получил по каким-то причинам наш манифест, не поинтересовался сам каким будет название, прежде, чем отправить тексты». Лично я не поинтересовался, потому что мне и в кошмарном сне не могло присниться, что мой старый приятель Сид предлагает мне участвовать в сборнике с подобным названием. Само собой разумеется, что в подобных случаях, если название сколько-нибудь спорное, все авторы должны быть предупреждены о нём заранее. А то, что оно, мягко говоря, спорное, вашему коллективу изначально было очевидно — хотя бы потому, что даже один из троих составителей (всё тот же Сид) был против. Юль, из того списка участников, который произвёл на тебя такое сильное впечатление, уже вышли из сборника по собственному желанию шестеро. (По словам Рики Кацовой — см. её комменты выше.

Рика Кацов, Вы пишете: «От остальных 5 (из 110) авторов, включая Вас, мы получили отказы от участия в сборнике, после чего профайлы были немедленно удалены с сайта». Увы, в моём случае это не так. Если бы моя подборка была удалена немедленно, этот мой пост не появился бы. Ссылки на сайт и на мою подборку Сид выслал мне 29 октября утром (по моск. времени). Я так понял, что сайт практически готов, но ссылки на него пока что рассылаются только авторам — на окончательное утверждение, т.е. что сайт пока что широко не рекламируется. 29 октября это, видимо, так и было. Правда, на сайте я обнаружил ссылку на фейсбук-сообщество сборника, где был пост с предисловием составителей. Но других постов там в этот день ещё не было, и ссылок на сайт я в этом сообществе не заметил (наверно, их там тоже ещё не было, а если и были, то где-то не на самом видном месте). Полистав сайт, я попросил Сида снять мою подборку из-за неприемлемости для меня такого названия. Вскоре, примерно в полдень, Сид ответил, что сайтом занимаются Кацовы, а у них в Америке сейчас ночь, поэтому моя подборка будет удалена вечером по московскому времени. На том и порешили. Но и через сутки, утром 30 октября, моя подборка и моя фамилия в списке авторов оставались на сайте. Причём к этому моменту, примерно с полуночи, ссылка на сайт уже стала активно рекламироваться: в упомянутом фейсбук-сообществе пошли, один за другим, посты со ссылками, и, вслед за этим, в блогах некоторых авторов и читателей... В ответ на моё недоумение Сид извинился, что, дескать, не проследил, и предложил опять подождать до вечера. Ну тут уж я вынужден был возмутиться публично

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com