запрещенное

искусство

18+

28.02.2015, Рабкор, Дмитрий Окрест

Рабкор: Стрелочник найден

В Мособлсуде заканчивается громкий процесс над четырьмя участниками Боевой организации русских националистов Максимом Баклагиным, Вячеславом Исаевым, Михаилом Волковым и Юрием Тихомировым.

Их обвиняют в убийстве семи человек – по версии следствия, они причастны к гибели федерального судьи Эдуарда Чувашова, антифашистов Ильи Джапаридзе, Федора Филатова и Ивана Хуторского, таксиста Сосо Хачикяна, студента Расула Халилова, чемпиона по тайскому боксу Муслима Абдуллаева, а также к покушениям на участкового Гагика Бенименяна и спортсмена Рамазана Нуричуева. Помимо этого, подсудимым вменяют еще целый ряд статей, в том числе незаконный оборот оружия и участие в экстремистском сообществе. Признание виновности праворадикалов зависит от коллегии присяжных — 12 человек, в большинстве своем женщин старшего возраста.

В случае обвинительного вердикта главную роль в нем сыграет не продемонстрированный присяжным найденный у преступников оружейный арсенал, не зачитывание грозных заявлений БОРН про «мигрантов-беспредельщиков» и «журналистов-русофобов», не сухая и скучная речь прокурора Александра Архипова, а выступления родственников погибших – например, Светланы Чувашовой, престарелой матери убитого в подъезде своего дома судьи Чувашова, или Донары Джапаридзе, матери зарезанного недалеко от места жительства антирасиста Ильи Джапаридзе.

Защитники долго и тщательно смаковали деяния погибших антифашистов Филатова и Хуторского. Адвокаты в один голос назвали это местью за «их противоправные действия», однако отметили, что мотива идеологической розни не усматривают – идеологическая рознь влечет за собой больший срок. Или возьмем наказание Джапаридзе за нападение на сестру националиста Павла Скачевского. В ходе следствия выяснилось, что никакого нападения не было вовсе, а догадки подсудимых основывались на слухах. Нападение на Илью совершили Баклагин, Исаев и Тихомиров – все трое из Дубны, наукограда на севере Подмосковья, поэтому остальные члены БОРН называли их «Северными». Гибель адвоката Маркелова, который защищал многих левых активистов, а также убийства Филатова, Хуторского и Джапаридзе здорово дезорганизовали антифашистское движение, по которому затем проехались Болотным делом – за решетку было отравлено четверо антифашистов и анархистов.

Таким же образом адвокаты «оправдывают» и убийство таксиста Хачикяна. Адвокаты назвали это местью за избитую таксистом молодую женщину, у которой, согласно информации Lifenews, случился выкидыш. Сама потерпевшая позднее призналась в суде, что не была беременна. Или убийство националистами Исаевым и Баклагиным члена клуба единоборств «Наука» Абдуллаева — его застрелили за то, что в другом зале того же спортклуба якобы обидели Алексея Коршунова, другого участника БОРН. Это тоже, по словам защиты, была исключительно месть – никакой национальной вражды. Кроме того, защитник Волкова Денис 20 февраля и вовсе заявил, что БОРН не был реальной организацией: «БОРН как единая организация, как единый организм, не существовала. Осужденный за убийство адвоката Маркелова Никита Тихонов верно охарактеризовал это как бренд, который он раскручивал — это такой пиар-проект. Мне кажется, это все последствия неумного, неуместного хвастовства».

Ранее Тихонов дал исчерпывающие показания, сначала в ходе собственного процесса по убийству Филатова в сентябре 2014, получив к пожизненному срок дополнительно 18 лет. Следующий раз он выступил уже во время процесса над четверкой боевиков в ноябре и январе. Во время следствия Никита Тихонов рассказал, что однажды Илья Горячев, идеолог «Русского образа», который называют легальным прикрытием БОРН, принес досье на адвоката левых взглядов Станислава Маркелова. «Маркелов мешал администрации президента и был их неким противником. Это активная левая оппозиция, которая была им неинтересна. Я подозреваю, что, судя по упору на личность Маркелова, следующими должны были стать идейные лидеры, а не бойцы антифа. Я не воспринимал его как врага, хотя он мой идеологический оппонент. А вот конкретно уличного хулигана Филатова с ножиком воспринимал идеологически как врага, его я мог убить», – вспоминает Тихонов.

По словам Тихонова, Горячев якобы называл священника «представителем еврейского лобби», которое оккупировало РПЦ. Уже в рамках нынешнего процесса Хасис заявила, что БОРН намеревалась и убить Вадима Клювганта — адвоката экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. В ходе нынешнего дела похожий на лондонского денди Горячев также выступил и с улыбкой на лице заявил, что не знает, кто сидит перед ним в соседнем «аквариуме». Во время прений четверо подсудимых утверждали, что ничего не знали о каких-либо связях с властью. Процесс не ответил на вопрос: кто покровительствовал банде нацистов, кто давал фотографии и адреса жертв, кто финансировал покупку оружия и жизнь в подполье. Никита Тихонов и его супруга Евгения Хасис кивали в сторону администрации президента, но оговорились, что рассказали бы больше, если бы на скамье подсудимых оказались не только эти четверо. В ближайшее время уже должен начаться суд над Горячевым, и, возможно, тогда одной тайной станет меньше.

Во время допроса и прений обвиняемые предпочитали преуменьшать свою роль в убийствах либо найти моменты, которые могли повлиять на симпатии присяжных. Так, подсудимый Максим Баклагин рассказал, что просился воевать в штрафбате на Юго-Востоке Украины на стороне донецких ополченцев, но в «ФСБ отказали, сказав — не уполномочены». Однако слова о желании поехать на фронт сочувствия не вызвали. Еще раньше, во время допроса в конце декабря о татуировках (свастика и портрет Гитлера), «украшающих» тело подсудимого Волкова, Баклагин заявил: «А у меня набит имперский флаг. Под ним наши парни воют против фашистов из Львова, а теперь нас самих фашистами называют». Всегда лаконичный Исаев же от прений отказался: «Я выскажусь в последнем слове, свою вину полностью признаю». Тихомиров сказал, что вину не признает и виновным просит себя не считать.

Волков пытался путано намекнуть, вздевая вверх руки: «У меня была семья, детишки, сказки на ночь, а теперь меня ждет 15 лет лагерей. Но при всей безграничной мощи правоохранительного аппарата, всем его гласном и негласном ресурсе самое ценное доказательство – это добытые у меня же показания. Но поверьте, многое остается за кадром, не обо всем могу говорить, могу лишь рассчитывать на вашу проницательность». Сами подсудимые, кроме Тихомирова, полностью признали вину. Однако Зацепин, адвокат Волкова, продолжил линию своего клиента: «У меня серьезные сомнения в правдивости показаний моего подзащитного по этому эпизоду. Пожалуйста, не исходите из того, что «признались – значит виноваты», все-таки у нас не 1937 год на дворе! Да, Волков был знаком с Коршуновым и Тихоновым. Да, он помогал Тихонову деньгами, да и то раньше. Да, он был шапочно знаком с супругой Тихонова Евгенией Хасис. Преступно ли все это? Нет. Объективных доказательств причастности Волкова к преступлениям не предоставлено». И здесь вновь всплывает ассоциация с показаниями Ильи Горячева. В ходе процесса об убийстве Маркелова Горячев даст показания, откажется от них, затем вновь подтвердит, чтобы опять отказаться.

Адвокат Исаева Марат Степанов в ходе прений, что жертвами БОРН являются не только погибшие и их семьи, но и сами участники банды: «Баклагин и Исаев – это даже не члены, а жертвы этого БОРНа». По мнению защиты, подсудимые были лишь ведомыми, которых направляли Никита Тихонов и Алексей Коршунов. Про Коршунова известно, что он был экс-прапорщиком ФСБ и фанатом клуба «Спартак». 12 апреля 2012 он дважды выстрелил в Чувашова, который был известен приговорами над бандами националистов – за что, видимо, и поплатился. Затем Коршунов скрылся на Украине, откуда раз в месяц выбирался в Москву, чтобы позвонить супруге из метро и в тот же момент выкинуть телефон.

О его возможной двойной работе следствие не сообщало, но известно, что другим знакомым Никиты Тихонова из органов был тренер по ножевому бою некий Егор Горшков. Среди националистов считался крайне подозрительным – тренер, по собственным словам, работал в 90-х в спецслужбах, затем охранял лидера нацболов Эдуарда Лимонова.

Погиб нацист случайно — во время пробежки в его поясной сумке взорвалась граната, которую он, видимо, носил на случай задержания. Сейчас подсудимые говорят, что именно Коршунов научил их стрелять, маскироваться и не оставлять следов на месте преступления. Именно поэтому, адвокаты подсудимых, попутно называя Коршунова зачинщиком всех преступлений, стараются смягчить степень участия подзащитных и переводят стрелки на покойного.

Рабкор

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com