запрещенное

искусство

18+

04.12.2014, Факты уа, Таисия Бахарева

Факты уа, Василий Мельниченко: "С боевиками на Донбассе договориться нельзя"

ФСБ запретила проведение в Омске выставки «Братва», посвященной трагическим событиям в Украине

Имя российского куратора выставок современного искусства Василия Мельниченко хорошо известно жителям Омска. Каждый из его проектов посвящен наболевшим темам в жизни России и обычно всегда сопровождается резкой критикой со стороны властей. Так случилось и с его недавней выставкой под названием «Братва», состоявшей из сделанных на востоке Украины работ российских фотографов и скандальных работ из казачьих лагерей на Урале. За день до открытия экспозиции здание Омского государственного института сервиса, где она должна была проходить, было оцеплено полицией и сотрудниками ФСБ. Выставка так и не открылась, но ее куратор Василий Мельниченко таки нашел способ представить работы небольшому количеству зрителей, перенеся экспонаты на частную квартиру. Василий, чьи предки были выходцами из Украины, несмотря на запрет властей, планирует и дальше продолжать рассказывать россиянам правду о том, что происходит в нашей стране. Мало того, выставку «Братва» Мельниченко собирается представить в нескольких европейских столицах.

— Я готовил свой проект еще с лета, — рассказывает Василий Мельниченко. — Он состоит из трех частей. Первая — предыстория, которая была снята фотографом Денисом Тарасовым из Екатеринбурга три года назад. Это работы, сделанные в одном из казачьих лагерей на Урале. На кадрах видно, как там, по сути, готовят боевиков. Эти люди много лет получали субсидии из федерального бюджета для того, чтобы в определенный момент сыграть свою роль. Становится понятно, что операции по аннексии части Украины, а может быть и всей страны, готовились давно. Просто Майдан, видимо, так сильно напугал нашу власть, что она решила ускорить события.

 

*Снимок Дениса Тарасова из казачьего лагеря на Урале

Вторая часть выставки — история аннексии Крыма глазами фотографа Дениса Абрамова. А третья — посвящена Донецку. Фотограф Александр Аксаков из Петербурга как раз находился в этом городе во время захвата административных зданий и провозглашения так называемой «Донецкой народной республики». Вся дикость и нелепица происходящего видна в каждой фотографии. Я хотел собрать хронологию событий, разложив их по «уголовным делам». Зритель выставки, листающий эти дела, должен был быть максимально вовлечен в процесс. Сам стать следователем или судьей, а потом принять решение. Мы лишь успели подготовить все для экспозиции, оформить пространство — и тут началось. За день до открытия выставки ректору Омского государственного института сервиса поступили звонки с угрозами, появились сотрудники ФСБ и МВД, и в конце концов помещение, где должна была состояться выставка, оцепили.

 

*Питерский фотограф Александр Аксаков сделал это фото на востоке Украины, когда была провозглашена так называемая «ДНР»

— Вам тоже звонили?

— Приходил участковый. Я отказался с ним говорить, сказав, пусть меня вызывают повесткой. За сутки до открытия экспозиции я уже понял, что мне ее не дадут провести. Возле входа в здание стояли милицейские машины, переодетые в гражданское эфэсбэшники, записывая всех, кто заходит в помещение. Честно говоря, понимая, насколько высок уровень агрессии в обществе по отношению к Украине, я думал, что на выставку придут человек двадцать. Но люди шли, звонили и сообщали, что происходит что-то странное. Всех пришедших я предупредил, что выставка в институте работать не будет, я перенес ее в формат «квартирника». Те, кто хотел, таки увидели ее. Было человек 15, все под большим впечатлением, которое усиливалось еще от того, что проект вроде бы казался запрещенным и посмотреть его можно было, лишь пройдя «тайными тропами» в то место, которое я называл каждому из гостей.

— 15 человек — это все? На поддержку только этих людей мы можем рассчитывать в Омске?

— Когда начались события в Крыму, мы вышли на акцию протеста. Нас было около 20 человек. Это действительно немного. Российская пропаганда очень сильна, а люди здесь, в Омске, всему верят. Увы, нас, оппозиционеров, мало. Я родился в Советском Союзе и, взрослея, стал понимать, что идеология не вяжется с тем, что реально происходит в стране. Всегда был критично настроен по отношению к общественному мнению. Помню, еще в школе устраивал сидячую забастовку, потому что директор, как мне казалось, ведет себя совершенно неправильно с учениками. Меня исключили из комсомола, но это уже был 1989 год, и этот факт не повлиял на мою дальнейшую биографию. Я шучу, что оппозиционер — это диагноз. Хорошо помню, как читал в детстве книжки о смелых, принципиальных революционерах, а потом, сталкиваясь с действительностью, понимал, что в жизни все наоборот. Разве это не повод задуматься? То же самое происходит и сейчас. Народу России с утра до ночи по телевизору говорят про Украину, будто здесь, в России, нет других забот. Ты постепенно погружаешься в это «дерьмо» по уши. Не сопоставить очевидные вещи сегодня может только, извините, дебил!

— Что представляет из себя город Омск?

— Это разбитые дороги, обветшалые здания, разрушенные поликлиники, неработающие детские больницы, грязь. ООН внесла Омск в список исчезающих городов. Отсюда довольно давно идет мощный отток людей, хотя город при этом не пустеет. Его населяют легализовавшимися гастарбайтерами, выходцами из Казахстана, деревень, а теперь и жителями Донбасса. Знаете, это удивительно, когда стоишь в пикете в поддержку Украины, а через некоторое время проводишь акцию по сбору вещей для беженцев оттуда. Власти ведь приперли их в Омск (им нужна статистика), но при этом практически ничем не обеспечили. А ведь многие люди приехали сюда с детьми. Их расселили в помещении одного из детских домов. Бездетные семьи раскидали в основном по пионерским лагерям. Но условия там ужасные: туалет на улице, вода ледяная, отсутствие отопления. Вроде им даже выделили деньги, по местным меркам, сумасшедшие: 24 тысячи рублей в месяц на одного человека. В то время как у нас средняя зарплата в пределах 10 тысяч. Деньги выделили, но к адресатам они так до сих пор и не поступили. Поэтому переселенцам из Донецкой и Луганской областей ровным счетом не в чем ходить. Мы постоянно собираем вещи, чтобы люди смогли перезимовать.

— Переселенцы устраиваются на работу?

— Куда?! Здесь и так огромное количество безработных. Правда, сверху спустили разнарядку по предприятиям, сколько кому принять людей из Украины. Если человеку повезет, устраивается. Настроения у переселенцев самые разные. Большинство мужчин с пеной у рта рассказывают, как они воевали, стреляли на Донбассе. Эти чувствуют себя настоящими героями. Моя знакомая работает психологом в медицине катастроф и как раз курирует беженцев. Она рассказывала, что ее поразила одна семья из Донецкой области. Видимо, эти люди не сильно нуждались. Самой ценной вещью, которую они приперли с собой из Украины, оказался… телевизор, показывающий теперь им все ужасы войны, от которой они сбежали.

— Недавно мы отмечали годовщину Майдана. А как вы восприняли события в Киеве?

— Конечно, я не отходил от компьютера. Слава Богу, в Киеве у меня были друзья, от которых получал достоверную информацию. Честно говоря, первую неделю, находясь под влиянием российской пропаганды, я даже начал колебаться. С экрана все время твердили о нацистах, свастике, «Правом секторе»… Но я очень быстро расставил происходящее по своим местам. Украина пока единственная страна среди ближайших соседей, которая дает нам пример свободы. И это воодушевляет. Примерно тогда же, год назад, у меня начались конфликты с друзьями, которые не разделяли мою точку зрения по Украине. Недавно на Омском областном телеканале состоялось шоу, посвященное Украине. Я был очень удивлен, когда на него пригласили и меня. Дискуссия получилась жаркой, а в конце программы ведущая не выдержала и стала кричать мне: «Вот и поезжай в Украину, чего ты тут сидишь!» Я ей ответил: «Потому что я тут делаю Майдан. Здесь такой же фронт».

— Думаете, на нем можно одержать победу?

— По моим ощущениям, с количеством полиции, которая сейчас есть в России, и 80-ю процентами работающего населения, получающего бюджетные деньги, конечно, нет. У меня полное разочарование в отношении тех, кто называет себя русским народом. Думаю, следующий сценарий — это распад России на несколько территорий. Число выходцев из среднеазиатских республик, которое сегодня находится в России, — бомба замедленного действия. По сути, Дальний Восток — это экономика Китая. Уйди сегодня оттуда китайцы — все рухнет в одночасье. Единственный игрок, который может не позволить развалиться России, — Соединенные Штаты Америки.

— Ее самый главный враг?!

— Судя по пропаганде, да. Но это единственная сила, способная спасти страну, не позволив Китаю забрать половину территорий.

— Вы сами не думали покинуть страну?

— Моя семья собирается это сделать, потому что, по сути, у меня сейчас уже запрет на деятельность. Меня лишили возможности заниматься сначала журналистикой, теперь — преподаванием и кураторством. Но главное, я не уважаю большинство людей, с которыми живу рядом. А они испытывают священную любовь к человеку, имя которому Владимир Путин. Он стал уже эдакой идеологической величиной. А для меня персонифицирует собой тех, кого мы называем русским народом — агрессивный, злопамятный, ленивый. Со времен героев произведений Чаадаева, Щедрина, Гоголя ничего не изменилось. Вова Путин просто соединил в себе все эти качества, а рейтинг его зашкаливает от того, что россияне смотрятся в него как в зеркало.

— У вас есть знакомые, которые уехали в Украину воевать за так называемые «ДНР» или «ЛНР»?

— О нет, Бог миловал. Но я регулярно слышу разговоры в транспорте, где люди рассказывают друг другу о подвигах в Украине своих знакомых, близких. Слышал, как один мужик рассказывал, что он сейчас в отпуске, приехал из Украины, где воевал и неплохо заработал. Хвалился, что купил себе машину и снова собирается ехать воевать. Это стало своего рода бизнесом. Таким людям абсолютно все равно, за что они воюют, главное, пострелять и получить премию, замочив хохлов.

Знаете, последний год меня не покидает чувство одиночества. Я вижу, как мои товарищи растеряны, боятся обсуждать острые темы и, не дай Бог, вопросы, связанные с Украиной. Многие делают вид, что со мной просто не знакомы. Я уверен, что в такой ситуации не последнюю роль играет русская православная церковь, которая на протяжении многих лет была рассадником нацистских идей. Ведь именно там говорилось о величии русского народа и о том, что его все хотят уничтожить. Церковь всегда была агентом влияния Кремля. И на вашей территории, видимо, тоже. Мне кажется, всем нам надо приготовиться к затяжному военному конфликту. С боевиками, которые сейчас орудуют на Донбассе, договориться нельзя. Это понимают и в России. Если они сейчас потянутся из так называемой Новороссии в нашу страну, то волна преступности накроет нас похлеще, чем в начале 90-х… В общем, Путин выпустил из бутылки такого «джинна», что явно уже сам не знает, как его загнать обратно. Хотя меня берут сомнения, что он вообще о чем-то думает. Кажется, мы имеем дело с безумцем, который сел в президентское кресло и руководит такими же безумцами, как он сам.

 

Факты уа

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com