запрещенное

искусство

18+

30.03.2015, Новая газета, Елена Дьякова

Новая газета: Кого отставили за «Тангейзера»

Решением Минкульта РФ «за невыполнение указаний учредителя» уволен директор Новосибирской оперы Борис Мездрич. Министр культуры Владимир Мединский объявил об этом 29 марта

Борис Мездрич и его адвокат Сергей Бадамшин / РИА Новости

 

Министры культуры у нас меняются часто. Историк Мединский, похоже, не очень интересовался тем, что происходило в ведомстве до его назначения в мае 2012-го. Поэтому напомним: кем был Борис Мездрич для Новосибирской оперы. Кого отставили?

Борис Михайлович Мездрич, сибиряк по рождению и геолог по образованию, многоопытный директор театров во Владивостоке, Хабаровске, Омске — возглавил Новосибирскую оперу в 2001 году и оставался ее директором до 2008-го. Проработав несколько лет в Ярославле (где театрально-фестивальная жизнь тоже заметно оживилась), в 2011-м Мездрич вернулся в Новосибирскую оперу. При Мездриче сибирский театр стал постоянным участником и лауреатом «Золотой Маски», а затем — включился в единую кровеносную систему мировой оперы.

2002 год — «Маска» за лучший спектакль в балете ушла новосибирской «Коппелии» (реконструкция спектакля Петипа 1894 года выполнена Сергеем Вихоревым). 2004 год — четыре «Золотые маски» у оперы «Жизнь с идиотом». 2005 год — четыре «Золотые маски» у новосибирской «Аиды» Дмитрия Чернякова и Теодора Курентзиса (и грандиозные гастроли в Москве, в Кремлевском Дворце съездов — на иные сцены циклопические декорации не вставали). 2007 год — две «Маски» у новосибирского балета «Золушка» Кирилла Симонова и Теодора Курентзиса. 2009 год — две «Маски» у сибирской «Баядерки»… А уж номинаций — без счета.

Это Мездрич в 2004 году пригласил молодого Теодора Курентзиса стать главным дирижером театра (Курентзис работал в Новосибирске до 2010-го) — и тем помог блестящему греческому дирижеру на десятилетия «врасти в Россию». Так мудро приглашали в Петербург в XVIII веке.

Это Мездрич позвал на постановку грозной, спорной, трагически современной «Аиды» молодого Дмитрия Чернякова — и отстоял спектакль, в котором Египет размещался в зимнем, бетонном советском городе, а сцены встречи израненного войска кричали об Афгане и Чечне.

В эпоху Мездрича на премьеры в Новосибирск стали приезжать европейские оперные менеджеры (включая, сколь помню, легендарного интенданта Парижской оперы Жерара Мортье). Он первым показал, что «губернский» театр может стать соперником Мариинского и Большого. В известном смысле, создал модель: и уж за Новосибирском в прорыв пошла Пермская опера.

Мездрич совершил и другой подвиг: отреставрировал колоссальное здание театра, «Сибирский колизей». О необходимости капремонта Оперы заговорили уже в 1948-м (через три года после сдачи здания). К началу «нулевых» положение было отчаянным.

После реконструкции 2004-2005 гг. Новосибирская опера сохранила весь старый декор, но получила лучшее в России сценическое, акустическое, световое оборудование — и впредь приглашала солистов из лучших театров мира.

Курентзис. Черняков. Реконструкция. Новая жизнь театра. Гастроли от Лондона до Шанхая.

И, после всего, — увольнение настоящего культурного героя Сибири по щелчку пальца…

Новая газета

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com