запрещенное

искусство

18+

07.11.2010, Соль, Дмитрий Меркушев

Леня Ебнутый о Мавроматти накануне акции "Свой/Чужой"

Фрагмент из интервью, данного Леонидом Николаевым "Соли" накануне акции Олега Мавромати "Свой/Чужой", в ходе которой жить ему или не жить решат интернет-голосовальщики. В России Мавроматти хотят судить за акцию десятилетней давности и требуют от болгарских властей выдачи акциониста. 

***

Мавроматти бежал из страны при первой возможности, как только на горизонте его художеств замаячили русские менты. Вместо того чтобы драться и ебаться, он предпочел прятаться по заграницам. В этом смысле его публичное самоубийство уже произошло. Осталось только еще раз убить себя в своем ЖЖ из-за просроченного паспорта. А еще проще — ограничиться заявлением о самоубийстве.

 

Менты сейчас вынуждают Мавроматти отыграть назад, менты попросили его вернуться в 2000 год. И он соглашается и отыгрывает: заявляет об акции, которой не было и, разумеется, не будет. Всю жизнь наносил себе лезвицем микропорезики, а под старость захотел отдохнуть на перине фэйкового медиаарта. Самоубийство, которого не было. Это все, что осталось нынешней арт-тусовке: имитировать действия. Гельман поступает так же. Он везде сделал заявление, что повторит выставку «Запретное искусство», если суд вынесет обвинительный приговор Самодурову-Ерофееву. Гельман напиздел, пресса понесла. И теперь Гельману кажется, что раз информация уже так замечательно отыгралась в паблике и все поговорили об этом фантоме как о случившемся факте, то в реале уже ничего делать не нужно. Как бы они друг к другу ни относились, но и Гельман, и Мавроматти чувствуют себя спокойно под покровом ЖЖ, Twitter'а, а СМИ всегда готовы, не задумываясь, отрапортовать о любом фэйке, — а остальное необязательно. Необязательно. Необязательность существования, отсутствие потребности в настоящем стали характерной чертой русского арт-мирка. Но это имитация искусства, удел трусов. Отсюда этот мегакомпромиссный вариант. Мавроматти везде пиздит про акцию-самоубийство уже два месяца, а акции пока никакой не было, хотя все СМИ разнесли ее по всему миру, забыв, что ее не было.

 

И чье внимание это, по-вашему, может привлечь? Доильцев сплетен. Ответ тут может быть только один: нужно брать — и ебать. Ментов, попов, власть. А не попукивать издаля, как Маврик, и не насасывать у Едра, как Гельмит.

 

Реально же убийство, решись Мавроматти на такой жест, позволило бы сравнить его с одной из лучших американских акций — с Киллдозером. Там все тоже кончилось гибелью исполнителя, тоже смерть, самоубийство. Но смерть Киллдозера навсегда вывела его из узких пределов, такое в «арт» не запихнешь. А цель Мавроматти как «художнега» — навсегда остаться в скромном и никому не нужном уголке арта, опутанном гнилой паутиной саморефлексий. «Я художник-уебан — не трогайте меня, а то завизжу» — вот его договор с реальностью и требование от жизни. Он уже давно застыл в этом своем посмертном слепке с немого крика о приемном покое и домашней воле у экрана монитора. Но акционизм — это движение. Это когда ты делаешь акцию от начала до конца, заканчиваешь акцию и переходишь к другой. В этом переходе, движении, эскалации — весь смысл.

 

Соль

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com