запрещенное

искусство

18+

26.09.2011, Либерти ру, Антон Котенев

Антон Котенев: Пара замечаний о нравах "питерских"

Вроде бы все прекрасно знают, что гений и злодейство отлично совместимы, а там где дело касается искусства, вообще идут в связке в девяти случаях из десяти. История культуры убедительно показывает нам, что писатели и артисты как никто другой склонны самоутверждаться за счет слабых, заискивать перед сильными, плести интриги и писать доносы.

Нельзя быть художником и не принимать участия в статусных играх. Понятно, что такие игры могут быть более или менее изощренными и по-разному соотноситься с декларируемой позицией. Однако нелепо думать, кто человеку, который "ебал в рот институции" в действительности не нужно признание. Просто кому-то сложно представить, что люди с самого начала рассчитывают на что-то большее, чем энное количество зеленых бумажек, никчемных выставок и провинциальных премий молодым талантам. Скажем, есть такая амбициозная задача: не стоять униженно в очереди, а отформатировать поле под себя – заставить играть по своим правилам. "На кой черт мне сдались ваши выставки, у меня есть интернет!" - а потом галереи униженно просят разрешения показать скриншотик из Живого журнала.

 

 

В этом смысле вызывают недоумение эмоциональные реакции некоторых художников из окружения Войны по поводу жесткой борьбы за бренд, которая развернулась между московской и питерской ветвями группы. Как же так! Ведь мы же все вместе начинали! Ребята, ведь мы же уличные акционисты, против блядства! Всякий может называться Войной! Война – это формат, стиль работы с пространством, а не семейное предприятие! Профсоюз уличного искусства же, принципы! Неужели вы все это забыли и опустились до вульгарной драки за славу? Вы ведь на самом деле хорошие, ведь правда же?

 

Да, конечно хорошие. Подумать только, мужчина и женщина, без денег, без жилья, без документов, с младенцем на руках, с зубами больными, в международном розыске, живут исключительно воровством и еще находят в себе силы для экстремального спорта вроде обливания полицейских мочой. Еще и политзаключенным помогают. Готовят "новую чудо-акцию" опять же. Я лично знаю чувака из "старых активистов", у которого радикальные художники украли два ноутбука подряд, потом объявили предателем и отписали от общения, а он все равно любит их всем сердцем и считает романтическими героями. Вообще, трудно найти человека, у которого Война что-нибудь не украла. Трудно найти того, кого она не обманула, не обхамила, не поставила в дурацкое положение ("…только в правильное положение поставим", - Воротников (с)).

 

Насколько я знаю, единственный, кто заслужил "человеческое" отношение со стороны Войны - это писатель Владимир "Адольфыч" Нестеренко. Во всех остальных случаях речь идет не более чем о пластилине, материале для манипуляций. А вы готовы перевернуть машину полиции? Ну, и с какой стати тогда разговаривать с вами на равных, лохи пиджачные. Вас надо резать или стричь. Вор и Козленок - это аристократы из "Генеалогии морали", они органически не способны воспринимать всерьез каких-то квартирных клоунов, обывателей, нежных студентиков, оплачивающих на кассе минералочку, чтобы не вызвать подозрения охраны. Либо ты, красивый и смелый, идешь с нами до конца, либо сиди уж, дрочи в кулачок, понадобишься – позовем. Какие моральные нормы могут связывать гангстера и мужика?

 

Позиция Войны, особенно в питерском варианте, всегда состояла в намеренной инфантилизации зрительского восприятия. Надо либо хрюкать от восторга, либо гундосить про "неискусство". Ну, и те, кто хрюкают, тем, разумеется, и Козленок с Воротниковым "очень хорошие люди", и Петя с Надей "гебешные провокаторы". Подобный цинизм в обращении со зрителем (его фактически низводят до потребителя рекламы или ток-шоу) вполне органичен в исполнении бывшего политтехнолога Алексея Плуцера. Все эти "пиарные разборки из 90-х" выглядят очень живо, особенно накладываясь на гедонистически-аскетический этос воровской субкультуры, которому пытаются следовать Олег с Козленком.

 

Возмущение Антона Николаева в данном случае напоминает болезненную реакцию ребенка-свидетеля первосцены (хотя, казалось бы, он плоть от плоти этой среды, а не внешний наблюдатель). Тут были какие-то басенные персонажи, детский сад, игры в песочнице, "мы подумали, и приняли набор принципов!", а здесь жесткая взрослая риторика, ушат холодной воды на голову добродушным фантазерам. Не для того было потрачено столько усилий, чтобы продолжать рассказывать сказки про "всякий имеет право называться Войной".

 

Забавно, что некоторым так сложно поверить, что Вор и Козленок не очень хорошие люди. Видимо тот факт, что они действительно не стремятся к наживе или бытовому комфорту, выбивает всякую почву из-под ног у критиков. Ведь плохой человек - это кто? Ну, мент, врунишка, воришка, кремлевский провокатор, коррупционер, нашист. А здесь имеет место абсолютно неуязвимая позиция: мы честные, бескомпромиссные борцы с путинской хунтой, мы ебем власть нашим 75-метровым литейным хуем, нас бросают в тюрьмы, за нами охотятся, а к нам липнут разные сявки и пидорье. Высокий и прекрасный гений-сверхчеловек всегда останется в сознании обывателя "очень хорошим, настоящим, искренним, и справедливым", пусть бы даже он самый сок жизни видел в том, что бы натягивать, опускать и ебать 75-метровым хуем. Русские люди так истосковались по подлинности! Журналисты, кураторы, адвокаты, активистская массовка – им даже нравится, когда о них вытирают ноги: rape me, do it, and do it again!

 

Нет ничего ужасного в том, что Вор и Козленок готовы перегрызть горло своим бывшим соратникам только за то, что те имеют наглость пользоваться их интеллектуальной собственностью. Не надо думать, что коль скоро кто-то осуществляет серьезную аскетическую практику, так он и по человеческим меркам святой. К гениям человеческие мерки не применимы. Козленок с Вором не какие-то блаженные, а крайне циничные и жестокие охотники. Петя с Надей просто помладше и понаивнее. Забавно, что силами питерских они оказались прочно спозиционированы в публичном поле в качестве "беспринципных и дегуманизированных провокаторов, одержимых пиаром". На самом-то деле, любому кто имел дело с Войной понятно, что Вор с Козленком всегда были готовы к гораздо более запредельным подножкам и провокациям. Вообще, сама идея чморить бывшего соратника "гебешным провокатором" и намекать, что именно он организовал ваш арест (прекрасно зная, что это не так) – здесь нужна недюжинная моральная флексибельность.

 

Какие-то "фракции", детский сад просто, ролевые игры – смех и слезы. Я вот давно уже предлагал Наде отказаться от этого дурацкого бренда, тем более вряд ли то, что они сейчас делают, хоть в какой-то мере отвечает консервативно-героическому пафосу Олега с Козленком. Те, кого называют московской Войной, могли бы стать уникальным примером левацкой группы с чувством юмора. Или вообще обойтись без групп, почему бы Наде, Кате и Пете не выступать в качестве более-менее самостоятельных единиц? Они же с самого начала хотели что-то "разреженное".

 

А бренд "Война" ассоциируется исключительно с нахрапистым поигрыванием мускулами и смехуечками из ЖЖ Алексея Плуцера. Ну и действительно же "Война ментов не засасывает, она ебет их своим 75-метровым литейным хуем!"

 

Либерти ру

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com