запрещенное

искусство

18+

28.04.2012, НГС-новости, Елена Полякова

Марат Гельман: «Я думал, Новосибирск не Нижний Тагил»

Известный галерист Марат Гельман рассказывает о своей выставке в краеведческом музее, вызвавшей настоящий скандал

 

 

Ночь Музеев лишилась главного события, а «Яндекс» по запросу «Родина» теперь одной из первых ссылок выдает заголовок «В Новосибирске запретили…». 26 апреля стало известно об отмене выставки современного искусства «Родина», которая должна была проходить с 19 мая в Краеведческом музее. Изначально сообщалось, что выставку запретил губернатор Василий Юрченко. Позже ответственность на себя взяло Министерство культуры, сообщившее, что выставка перенесена на неопределенный срок «в связи с рядом обращений представителей депутатского корпуса и общественных организаций».

 

Корреспондент НГС.НОВОСТИ спросила у куратора «Родины», известного московского галериста, а сейчас — директора Музея современного искусства в Перми Марата Гельмана: что случилось с «Родиной»?



Справка:
«Родина» представляет работы 30 известных художников. Открылась осенью 2011 г. в государствнном музее современного искусства в Перми. Суть выставки — художники исследуют клише о России, ища общую для ее обитателей мифологию. Среди экспонатов: гигантское панно «Времена года русской живописи» Дубосарского и Виноградова, объединяющее персонажей русской живописи (красный конь Петрова-Водкина скачет рядом с наездницей Брюллова, Достоевский и девочка с персиками сидят за одним столом); «Герб» Юрия Шабельникова (гиперреалистичное изображение двуглавного орла, сделанное из настоящего птичьего чучела); работы сибирско-уральской группы «Синие носы» («Ребята с нашего двора» — групповое фото, на котором все участники носят маски Путина и т.д.).



Что случилось с вашей выставкой в Новосибирске?



Эта выставка — очень интересный срез работ разных современных художников. В том числе, и очень масштабных работ. Например, семидесятиметровая работа Дубосарского и Виноградова, в которой собраны персонажи Третьяковской галереи. Это очень интересный проект, который исследует такой… открыточный, немножко утрированный взгляд на Россию. Яркий, зрелищный. Это — одно из явлений, которые подытоживают десятилетие русского искусства. Хотя мне неловко говорить пафосные слова, когда я сам куратор. Но для меня это наиболее значительная из сделанных мной выставок со времен «Русское бедное».



Увидев ее в Перми, представители Новосибирского центра современного искусства очень захотели ее к себе. Тем более, там есть работы Славы Мизина из Новосибирска.



Никто не говорил со мной о каких-то запретах, я узнал о них сегодня из интернета и пребываю в недоумении. Потому что выставка не острая — она в этом плане обычная.



Если там и есть какая-то критика или ирония, то не больше, чем в любом нормальном издании. Сейчас нам предложили показать эту выставку в Минске, как некую визитную карточку России.



Что могло шокировать в выставке?



Я, честно говоря, думаю, что речь идет о какой-то напряженной атмосфере в обществе, которая возникла в связи с «Пусси Райот» и всеми этими делами. Да, там есть, например, работы Сокола, посвященные гастарбайтерам, тем, кто фактически сейчас убирает нашу страну, сделанные из тряпок, которыми мыли пол. Но это — язык современного искусства, в котором художник использует любые материалы.

 

И надо быть очень закомплексованными людьми, чтобы увидеть в этом оскорбление.



Справка: экспонаты «Родины», вызвавшие наибольший резонанс: вдохновленная событиями на Манежной площади «Россия для всех» Дмитрия Гутова и Виктора Бондаренко (дощечки с именами известных российских деятелей с указанием национальности: «Екатерина II — немка, Александр Суворов — шведские корни, Майя Плисецкая — еврейка»); «Дыра» Наима Сокола (тряпка с прорехой в форме контура России, часть проекта «Свидетель», проводящего параллель между гастарбайтерами и узниками концлагерей); «Голубые города» Татьяны Антошиной, изображающий многокупольный православный храм, в котором вместо куполов использованы клизмы.


Я читала в интернете возмущенные отзывы о работе, изображающей храм…



«Голубой город» — очень красивая работа. Там дело в том, что художница подсмотрела, что эти спринцовки архитекторы используют, когда делают макеты храмов. Но, поскольку атмосфера изменилась, новосибирские кураторы попросили ее не использовать. Мы не хотим скандалов, поэтому мы ответили: «Ок, вы лучше понимаете местный контекст». Мы им доверяем — потому что это действительно профессиональные люди. Так что этой работы и не должно было быть, хотя, на мой взгляд, она безобидная. Поэтому запрет, я считаю, возник на пустом месте и это большая глупость. Поскольку окончательного решения нет, более резких слов я говорить не буду. Вдруг — каким-то образом — разум победит? Для этого еще есть время.



Как прошла выставка в Перми?



Замечательно прошла. Была очень хорошая пресса. Причем не только пермская, но и зарубежная. Около 28 тысяч человек ее посетили только в запланированное время, а потом мы ее еще продлили. Никаких проблем не было. Были люди, которые увидели в сети работу «Голубые города», и парочка каких-то маргиналов очень возбудилась и начала ее перепечатывать везде. Хотя эта работа — о красоте, а не о чем-то другом. Дальше комментариев в интернете возмущение не пошло.



Означает ли все происходящее, что в России закончилась эпоха свободного самовыражения? Или это случайный всплеск?



Знаете, у меня нет ответа. Я надеюсь, что это какое-то помутнение разума, именно всплеск. Но, конечно, и такие мысли меня посещают. Что-то происходит в атмосфере. Дело в том, что для искусства свобода — это то же самое, что бензин для машины. Нельзя ее урезать и сказать: работайте в этих рамках. Даже художнику, который не занимается острыми социальными темами, нужна общая атмосфера свободы.

 

Если атмосфера станет гнетущей, кто-то перестанет работать, а кто-то наоборот перейдет к радикальным жестам. Ни к чему хорошему для искусства это не приведет.



В целом наш политический класс устарел — и надо всех поменять. Это касается и партии власти, и оппозиции. Они настолько не соответствуют современности!



Мы — часть Европы и никуда от этого не денемся. Мы — не часть Азии, и Россия не может стать фундаменталистским государством.



Хотя тренд в эту сторону и обозначился. В общем, у меня есть грустные мысли, но я их пока отгоняю и сам с собой спорю. И пока мне удается убедить себя, что не все еще так плохо.



В свое время Госдума пыталась запретить оперу «Дети Розенталя» в Большом театре. На что директор театра ответил: мы составляем наш план исходя из чисто профессиональных соображений, вы можете снять руководство театра, но не можете указывать ему, как работать. На этом все закончилось. Но, видимо, в Москве у руководителей художественных институтов больше свободы, — а в провинции они больше зависят от администраций.



А вы ожидали от Новосибирска чего-то подобного?



До истории с Пикассо я думал, что Новосибирск вполне себе молодой свободный город. Все ж таки не Нижний Тагил. Город, претендующий на особый статус столицы Сибири. Много ученых, Академгородок, какой-то сохранившийся с советских времен, — может быть, незаслуженно, — ореол свободного города. А сейчас уже второй раз…



С Пикассо вообще вышло смешно: вообще-то это рисунок и что бы он ни изображал, он не может быть порнографией. Позорная история.



Мне кажется, общество Новосибирска должно как-то высказаться на этот счет. Потому что я-то лично как куратор удовлетворен своей выставкой: она приглашена в разные города, она точно будет в Москве. А у жителей города отобрали реально интересное культурное блюдо. И они должны сказать: довольны они этим или недовольны.

 

НГС Новости

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com