запрещенное

искусство

18+

13.10.2010, Опенспейс, Андрей Ковалев

Опенспейс: Опять об Сталина

На сей раз ссылки за несколько более продолжительный срок – с одной стороны, автор приболел, а с другой – пропустить нельзя, уж очень важные приключились с нами всеми ссылки.

Очень неприятная новость. Художник Богдан Мамонов дал интервью сайту «Народного собора». Сказал такие слова: «В художественном сообществе было мнение, что выставка Самодурова и Ерофеева не попадает под 282-ю статью. Почему же не попадает? Попадает! Она разжигает рознь в обществе, безусловно».



«Давайте попробуем совершить нечто подобное в отношении иудаизма или ислама – реакция будет совершенно конкретной, и не сложно представить, что она будет максимально жесткой».



«К сожалению, у церкви нет реальных рычагов. И этот процесс “Ерофеева, Самодурова” маленький шаг к тому, чтобы церковное сообщество хоть какое-то влияние имело. Мы должны все время подтверждать, что мы существуем, что у нас есть собственное мнение, и мы его готовы отстаивать. Можно любить или не любить “Народный Собор”, но это, по крайней мере, реальная общественная организация, которая по-настоящему».



Кажется, нет никакого смысла спрашивать Богдана о том, желает ли он, чтобы Россия стала православным Ираном. Если человек, даже с виду приличный, повторяет такие слова, то совершенно бессмысленно вступать в дискуссию. Следует с максимальной вежливостью осведомиться о том, в какой именно фашистской организации он состоит.



Однако следует понимать, что никакой гарантии личной безопасности подобного рода декларации не дают. Про выставку другого защитника национальных духовных ценностей, Гора Чахала, в авторитетном издании «Русский календарь» (православный, разумеется) сказано: «Там была выставлена его кощунственная работа “Имена Бога”, нарушающая третью Заповедь Закона Божия “Не произноси Имени Господа, Бога твоего, всуе”. Той же богохульной картиной он осквернил притвор храма святой мученицы Татианы при МГУ, приняв участие в скандальной кощунственной выставке “Двоесловие/Диалог”».



Кстати, теперь всякий желающий разгромить какую-то выставку может ссылаться на то, что так принято во всем цивилизованном мире. В Турции, например, галереи громят только за то, что на вернисажах там пьют вино.



Однословы

На таком фоне даже художник Владимир Сальников, который декларирует в газете «Завтра», органе империалистов-постмодернистов, свой неосталинизм, выглядит не столь неадекватным персонажем.

 

Вот что он сказал: «Сталин стал символом России.В проекте "Имя России" он побеждал, его притормозили благодаря административному ресурсу. Нельзя протестовать против мнения целого народа. Тем более суверен власти – народ России. Как можно считать себя демократом и отрицать мнение большинства? Действительно, какое-то время с наступлением либеральности русские люди были наивны, но это продолжалось недолго. Именно на политические мнения, что исходят от русских людей, и надо ориентироваться. Не стоит думать, что мыслящий класс обладает куда большей политической интуицией или знанием, это совсем не так. Бертольд Брехт когда-то говорил, что дурной вкус народных масс куда глубже хорошего вкуса интеллигенции».



Признаюсь – я не знаю, какие аргументы приводить в споре с неосталинистами. Сальников и так знает все слова, которые я могу сказать. Приходится утешаться тем, что художники часто впадают в крайне экзотические политические ереси.



Цензура в Facebook


Ситуацию с парижской выставкой, куда не пустили работы Авдея Тер-Оганьяна, вроде как разрулили, так что остается только и дальше восхищаться удивительно тонким семиотическим чутьем наших культурных чиновников, которые попались в столь примитивно поставленную ловушку, на которой написано «Осторожно, ловушка». Печально только, что в нее попал и генеральный директор ГЦСИ Михаил Миндлин, зачем-то заявивший, что «любые попытки противодействия организации по проведению выставки российского современного искусства в Лувре противоречат идее продвижения нового искусства России на международной арт-сцене, его широкой популяризации за рубежом и полноценной интеграции российского актуального искусства в интернациональный культурный контекст» (это он, видимо, метил в художников, на тот момент объявивших выставке бойкот).



Справедливости ради следует отметить, что историю с запрещением вывоза работ Авдея первой запустила в своем блоге на Facebook Мария Кравцова, художественный критик и историк искусства. Но вот ведь какая странная история приключилась. Она безо всякой задней мысли запостила фотографию Ларри Кларка с его выставки в Музее города Парижа. Безжалостные бдители из Facebook удалили аккаунт без права восстановления. Ничего не помогло, хотя Мария написала письмо, где сообщила, что именно этот снимок репродуцировали все французские газеты. Вот доказательство: Маша с газетой Liberation. (Снимок опубликован в блоге Валентина Дьяконова.)



Скелеты в шкафу


Смешно, не правда ли? Однако проблема с художником-перформансистом Олегом Мавромати, на которую обращал внимание Авдей Тер-Оганьян, так и зависла в воздухе. Мавромати отказывают в продлении российского паспорта, а болгары не собираются давать статус политического беженца. А сам Олег еще не оставил своих планов отдать себя на реальное растерзание в прямом эфире своим виртуальным врагам (вся актуальная информация вот тут).



Дмитрий Волчек так сказал в эфире «Радио Свобода» по поводу ситуации с Тер-Оганьяном и Мавромати: «Это скелеты в шкафу российского арт-сообщества. Скелеты эти лежали больше десяти лет, и все делали вид, что ничего не происходит, ездили на биеннале, выставлялись в музеях, открывали арт-центр "Гараж", а в это время художников преследовали и судили. Анна Альчук, о которой вы говорили, находилась под очень тяжелым прессингом на процессе по делу выставки "Осторожно, религия!", у нее был нервный срыв, и потом она покончила с собой. Есть настоящие жертвы – вы вынуждены были жить в лагере для беженцев. Олег Мавромати – жертва, и Андрей Ерофеев, который лишился работы в музее, и Юрий Самодуров. При этом арт-тусовка делала вид, что этих скелетов в шкафу не существует. Но история с Лувром распахнула дверцу этого шкафа, и мы увидели, что происходит.

 

Вот только что вынесено предупреждение журналу "Артхроника" за обложку, начинается уже какой-то Иран или Саудовская Аравия».



Но тут нет никакого противоречия – в ОАЭ, на Острове счастья (Саадият) строят самый большой в мире филиал Гуггенхайма. Вот к чему мы стремимся! Будет счастье и нам!

 

Опенспейс

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com