запрещенное

искусство

18+

11.11.2010, Ника Дуровская

Ника Дубровская: "Статья Деготь - смачный плевок в лицо всем, кто хочет помочь Мавроматти"

Перформанс "Свой Чужой" завершился благополучно ("свои победили!!").

Не знаю, насколько этот перформанс поможет лично Олегу Мавроматти избежать российского "правосудия", но Мавроматти с самого начала вел себя так, как и должен вести художник, то есть человек, существующий в общественном пространстве и берущий на себя персональную ответственность за общие проблемы.

 

 

282 - это общая проблема. Уголовные сроки за мыслепреступления - это общая проблема. Нелегальные люди - это общая проблема. Арт-сообщество, выродившееся в свору, конкурирующих между собой профессионалов - это общая проблема.

 

Косвенным результатом проекта Свой-Чужой стал электростул, который, как совершенно справедливо заметил Леша Плуцер-Сарно - абсолютно "музейная вещь" и многочисленные публикации в прессе.

И стул, и шум в сми не дает покоя "настоящим художникам" и "профессиональным критикам". Вместо того, чтобы объединиться и помочь, попавшему в беду человеку, участники мира искусства, пинаются, кусаются и плюются в его сторону.

 

Текст Кати Деготь Письмо из Софии: кулак за дверью- один из таких смачных плевков в лицо и Мавроматти, и всем, кто пытается объединиться, чтобы ему помочь.


Я когда-то в Нью-Йорке брала у Кати интервью . Мы встретились с ней в кафе и поговорили. Потом я пришла домой, записала текст, выбрав из нашей беседы то, что мне показалось интересным, и послала ей текст по почте на утверждение. Катя кое-что поправила, уточнила и разрешила публикацию.

 

В случае с Мавроматти, дело было так: пришла Катя в гости к человеку, которого судят по уголовной статье, который завис без документов, в стране, где у него нет ни работы, ни доходов. Купила по дороге хорошего и не дорогого вина, о чем в той же статье и пишет (это у нее такой стиль, как мне объяснили). Поговорила с ним и с теми, кто оказался в тот момент в его квартире, а потом написала текст, в котором от имени Олега заявляла вещи неприемлемые.

 

Мавроматти, немедленно написал опровержение. Если бы Катя Деготь, как это сделала я, когда брала у нее интервью, послала бы текст Олегу на согласование, но бы, конечно, запретил публикацию.

 

Почему же не послала? Потому что, это Маврик, а не Джефф Кунс и не Катя Деготь, чего с ним возиться? Потому, что он сидит на электростуле в болгарии (которая, так же не как курица не птица, вовсе не заграница), не разъезжает по европам, как Катя Деготь? Потому что, жанр Катиной статьи - это не интервью, Маврику прямой речи не полагается. Это был допрос, на основе которого Катя составила докладную записку для "общественности" с вердиктом: "Маврик - мудак и спасать его не стоит."

 

Авдей комментирует текст Деготь:

О чем эти тексты: «Должны ли художники быть судебно неприкосновенны?» - и «Письмо из Софии: кулак за дверью» -  В основном о том, какая умная Катя Деготь и какие все вокруг дураки. Это вообще ее основная тема. И о том, что никаких серьезных проблем у Мавроматти нет, защищать его не нужно по тому что он высокомерный сноб, мудак и хуевый художник.

 

Катя Деготь, как и полагается, за все хорошее, против всего плохого: говорит, что 282 нужно отменить для всех, а не только для художников, и, что нужно всем в настоящей жизни, а не только в искусстве выдвинуть политические требования.

 

Не понятно только почему сама Катя ничего не выдвигает, никому не помогает, ни за что не борется в реальной жизни? Или я что-то пропустила? Почему в ее тексте, написанном в жанре дневниковых заметок, с элементами сплетен, не предполагается место, где она могла бы спросить: а что я - Катя Деготь, могу и должна делать в сложившейся ситуации? По отношению к попавшему в беду Мавроматти, по отношению в моему народу, по отношению к моему сообществу?

 

Занятно, что авторитарность, высокомерность и безответственность этого текста, у многих вызывает восхищение.

 

Глеб Морев пишет о тексте Деготь:

 

с деготь можно спорить, но вопрос в том, что больше в русском арте спорить не с кем. катя единственная. текст, разумеется, блистательный. по нынешним временам блистательный невероятно

в арт-критике сложилась удивительная ситуация - есть абсолютный лидер. не только и не столько, так сказать, идейно, но прежде всего, говоря традиционно, литературно: это как в какой-то момент с белинским - никто не мог стать рядом по уровню письма. к вопросу о риторических приемах - текст сделан - на них - безупречно.

 

Вот как: Катя Дегость - это наш Белинский, определивший общественное развитие России на полтора века.

 

Блог Ники Дубровской

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com