запрещенное

искусство

18+

08.07.2012, ЖЖ Марата Гельмана

Марат Гельман: Чтоб традиция была плодородной почвой для нового, а не дубинкой которой это новое бьют

Кураев написал очень важный пост. О том что когда "свои" не правы вовсе не обязательно соблюдать партийность и врать что бы быть вместе с своими неправыми. Можно говорить правду и Не становиться чужим.

На войне как на войне. Люди перестают быть людьми и превращаются во «врагов» и «своих». Мир становится двуцветным. Своим можно всё. Можно публично врать.
Одна из типичных сегодня аберраций в памяти и речах многих православных ревнителей – перемещение во времени ряда весенних событий.
Было так: выходка феминисток – осуждение этой выходки ВСЕМИ публичными лицами - выплеск истерических мечтаний о православного возмездии – нарастание солидарности с хулиганками по той причине, что их выходка все же не пахла кровью.
Теперь же принято излагать иначе: дескать, наглое либеральное оправдание хулиганства заставило беззащитно одиноких ревнителей самим создавать летучие отряды самообороны.


Там еще много интересного в этом тексте. . http://diak-kuraev.livejournal.com/347774.html
Впрочем я хотел что-то вроде алаверды написать. Мы не правы.

 

Мы не правы (я и сам в полемике это использовал) призывая к христианскому милосердию особо рьяных защитников церкви упражняющихся в выдумывании самых экзотических мук для девушек сидящих несправедливо в тюрьме.

 

Когда мне было 12 лет отец как-то мимоходом сказал - "не может быть образованным человек который не читал библию". Мне эта фраза запала сильно и вернувшись в Кишинев я начал библию искать. Ее ни у кого не было. Ни у кого дома из моих соучеников, ни у кого из соседей и знакомых. В церкви ее тоже достать было невозможно. И главное - никто ее не читал. Я ее купил уже в Москве с рук, вместе с Булгаковым. Лет через семь, в 1978 году. А до этого довольствовался пересказами Толстого. Чем кстати очень доволен. Так как после толстого Евангелие читалось как литературный памятник, а вот Толстовский текст именно что читался как учение о Христе.

 

То есть я сильно подозреваю, что большинство защитников церкви поздно, позже чем я прочитали библию. И сменив коммунистическую веру на православную они скорее выбрали другую культурную традицию. Православие для них - этоидентичность а не вера. Коммунистическое учение - советский народ, православная вера - русский народ.


Ведь это реально не христиане в евангельском смысле. Это люди желающие в современном мире сохранить традиционный уклад. И церковь Традиционно в России была частью государства. Идеологический отдел. А мы к ним с милосердием и прощением.

 

Я это хорошо понял общаясь с казачим атаманом в Краснодаре. Вот уж точно антихристы - культ силы, фарисейство, слияние с властью, а с другой стороны - да они Та самая консервативная часть общества которая тоже нужна для сохранения культурных традиций. И так с ними и надо вести диалог. Не с библией в руках, против нагайки. А с айпадом в который закачана история России, конституция России и т д

 

Не Веру в сына божьего они защищают, а позолоту церковных куполов. И чтоб всегда рядом с патриархом стоял президент со свечкой. И чтоб за фразу "бога нет" сажали.

 

И мы не милосердия хотим, а хотим чтоб "нетрадиционно" Россия была светским государством, чтоб прошлое изучалось и сохранялось как прошлое, а не стремилось стать будущим. Чтоб традиция была плодородной почвой для нового, а не дубинкой которой это новое бьют.

 

А следование заповедям христовым - это касается духовной жизни, дело личное. Не надо об этом договариваться, глупо призывать изменить внутренний мир.

 

ЖЖ Марата Гельмана

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com