запрещенное

искусство

18+

09.07.2012, Нескучный сад, Кирилл Миловидов

Красноярскую «Родину» урезали

Организаторы скандальной выставки «Родина» приняли решение снять часть экспонатов с выставки– сообщили в Красноярской епархии. Но есть ли у Церкви право вмешиваться в искусство?

Выставка «Неизвестная страна художников» откроется в Красноярске 17 июля. Частично на ней будут представлены экспонаты выставки «Родина» Марата Гельмана, которая прославилась благодаря резко негативной реакции общественности, и, в первую очередь, православных христиан в Краснодаре и Новосибирске.

 

Как сообщил сегодня глава Отдела по взаимодействию церкви и общества Красноярской епархии священник Петр Боев, организаторы выставки в Красноярске приняли решение снять часть экспонатов с экспозиции.

 

Напомним, что накануне стало известно, что и в Красноярской епархии также выразили недоумение по поводу отдельных экспонатов выставки, например куполов из клизм, которые «ранят сердце неподготовленного зрителя». «Человек без искусствоведческого или культурологического образования вряд ли сможет прочитать мысль, заложенную в экспонатах, — считает отец Петр. — Первая мысль у всех, кто видел эту выставку, в том числе и у людей светских, что это одно сплошное глумление, пафосный и непонятный юмор». Кроме того, как считает священник, выставка проводится на средства налогоплательщиков, большинство из которых называют себя православными. Епархия, в данном случае, выражает и их мнение.

 

Интересно отметить, что первоначально в Красноярской епархии вообще не планировали комментировать выставку. Критическая оценка, как рассказал в своем блоге о. Петр, прозвучала в ответ на вопрос журналиста, который сам позвонил в епархию и поинтересовался ее отношением. «Очевидно, что на скандал настроены многие и скандала ждут, — пишет о.Петр. — Официально скажу, что никакого скандала не планировалось и не будет. Если бы корреспонденты не позвонили, может быть, мы бы даже ничего и не сказали. Вопрос звучал определенно: каково отношение. Отношение, понятное дело, — не позитивное. И вот уже по интернету начали разносить одни и те же фразочки, а кто-то просто придумывал и додумывал: требуют запретить, возмущены, бунтуют!»



Несмотря на то, что информационный шум вокруг выставки и Церкви оказался результатом провокации со стороны журналистов, свое действие она возымела – часть экспонатов, в том числе купола из клизм, с экспозиции сняли. Может ли Церковь вмешиваться дела искусства? Создатель и руководитель красноярского проекта «Музей современного Христианского искусства», член Союза архитекторов России и одновременно православный сященник прот. Андрей Юревич считает, что Церковь не должна превращаться в полицию нравов, но вмешиваться все-таки может и должна.



«В течение 10 лет каждые 2 года мы проводили в Красноярске Всероссийские выставки современного христианского искусства. Их состоялось 5, последняя была летом 2010года. Именно этим летом должна была состояться очередная выставка, но в силу очень многих обстоятельств этого не произошло. А «свято место», как известно, «пусто не бывает». И теперь в Красноярск приезжает скандально известная выставка художников актуального искусства, организованная Маратом Гельманом, так называемая, «Родина».



Само словосочетание «актуальное искусство», на мой взгляд, довольно абсурдно. Актуальное -это значит злободневное, сиюминутное, то, что важно сейчас. Но есть вещи, которые нелепо называть актуальными, потому что они важны всегда. Как можно сказать актуальное солнце? Или актуальная любовь? Это абсурдные словосочетания, потому что это вечные вещи, и к ним не применяется слово «актуальное». Вернее, они актуальны всегда. Искусство – это тоже понятие из области вечного, и настоящее искусство актуально всегда. Такое словосочетание можно с натяжкой принять только как условный искусствоведческий термин.
Отец Андрей оценивает выставку, с которой знаком через интернет, довольно критически.



Вот, например, экспонат с клизмами на банках под названием « Голубые города». Синие клизмы на банках. Много. Стоят рядом друг с другом. О чем художник хотел сказать? О том, что церкви, по его мнению, заполонили пространство городов? Или что наши храмы как клизмы или как банки — внутри ничего духовного не имеют? Я где-то читал такую трактовку этого произведения самим Гельманом. По сути – ложь, по подаче - плоско. Я понимаю, художник может иметь свое особое мнение, но, например, Николай Ге, который был во многом духовным диссидентом, гораздо глубже высказывался.



Наше актуальное искусство в основном плоско, цинично, пошло и смешно. И если это называется современным искусством, то мне жалко такое искусство. И жалко людей, которые на это смотрят и через это опошляются. К несчастью, это общая тенденция сегодняшней масс-культуры. Думать – не надо. Смотрите на эти клизмы, унитазы, надутые подушки, чучела орлов, кривые физиономии и считайте, что это и есть современное искусство. Высшая оценка, которой оно может удостоиться – это тупое слово «прикольно».



Беда в том, что раскруткой такого искусства занимаются люди умные и ловкие пиарщики. Они понимают, что нужно делать, чтобы быть, как сейчас говорят, «в трэнде». А это уже известность, уровень общения, деньги, наконец! Огромные многомиллионные, бюджетные кстати, ассигнования!
Так что же с этим делать?



Во-первых, я убежден, что Церковь как общественный институт, работающий с категорией нравственности, вполне имеет право высказать свое отношение и назвать одно добром, а другое злом. В искусстве есть зло и добро. Совсем не обязательно, что талант художника априори является индульгенцией всему его творчеству. Талантливых, гениальных злодеев в мире было сколько угодно. Те же Гитлер, Ленин, Сталин — были весьма талантливыми злодеями. И антихрист будет гением, но абсолютным злодеем. У нас свобода слова и, кажется, любой может высказаться. На Болотной площади могут выступать, геи могут говорить, феминистки могут говорить, сторонники абортов имеют право высказаться. Почему Церковь не имеет такого права? Почему ей все время хотят заткнуть рот – молчите. Она имеет право сказать: «Вот это — зло.» Но встает другой вопрос: сказали, и что дальше? Я целиком разделяю недоумение представителей красноярской общественности, тем более, что среди них много знакомых и дорогих мне людей. И мне очень горько, что именно Красноярск, город большой художественной традиции стал полигоном отходов от искусства, но, говоря о запретах, думаю, что это работает не всегда и не эффективно. К тому же многие спрашивают: «Почему вы от нас, от нашего имени за нас боретесь? Мы вам такого права не делегировали». И Церковь тут же начинают обвинять в том, что она становится эдаким жандармом, полицией нравов.



Вот если бы устроили альтернативную выставку в то же самое время, и она была бы настолько интересной, современной, новаторской но позитивной, что все махнули бы рукой на Гельмана и его инсталляции, и пошли бы на эту выставку — вот это была бы победа, — говорит о. Андрей. — А если стоять пикетом или громить экспозицию – это ничего, кроме рекламы выставке не даст. Не надо пытаться победить зло собственной агрессией, надо его вытеснять позитивной деятельностью. Не оставлять территорию, занимать ее самим, т.е. самим заниматься современным искусством. А ведь мы, люди верующие, этого не делаем. И их не пускаем. Но вакуума все равно не бывает, и все равно они просочатся и займут эту территорию. Пустоты здесь не может быть, и сегодня она заполняется мутным потоком вот такой продукции, какую «Пермский музей» гоняет по всей России. Наряду с этим существует интереснейший уникальный всероссийский проект –« Музей Современного Христианского Искусства». Это философская живопись, графика, скульптура – серьезное настоящее искусство. Вот какие проекты надо поддерживать и во что вкладывать силы и финансы губернаторам и меценатам».

 

Нескучный сад

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com