запрещенное

искусство

18+

04.09.2012, 59 ру,

Максим Шевченко: Icons - прекрасная выставка современного религиозного искусства

«В России полно ненастоящих, картонных продуктов»

 

 

Открытие в Перми выставки современного религиозного искусства Icons, новость о том, что «Ну, погоди!» может стать мультфильмом «для взрослых» и вступление России в ВТО мы обсудили с журналистом, ведущим Первого канала, который не смотрит телевизор, православным человеком Максимом Шевченко.

 

 

Современные иконы


Открытие в Перми выставки Icons не было столь скандальным, как в Краснодаре. Там поборники морали и противники современного искусства попросту забаррикадировали вход в музей и чуть не избили организатора выставки Марата Гельмана. Пермяки, уже привыкшие к совриску, лишь недоумевали «что же здесь провокационного?» Еще за день до открытия, журналист Максим Шевченко приехал в Пермь, чтобы оценить работы. Все дело в том, что на выставке представлены вариации на тему икон. А в последнее время это стало искусством на грани фола.

 

– Вы увидели в работах что-то, что могло бы оскорбить верующих?


– Мне не кажется, что это – «выставка икон». Но это прекрасная выставка современного религиозного искусства. Собственно религиозное искусство не обязательно замыкается в иконописи. Никто же не назовет потолок Сикстинской капеллы иконой. А икона, это все-таки канонический объект, который еще князь Трубецкой назвал «богословие в красках».

 

Я приехал несколько предвзято настроенный, потому что предыдущие скандальные и провокационные мероприятия, вроде «Осторожно: религия!» в музее Сахарова, во многом скомпрометировали современное религиозное искусство. А эту выставку я считаю событием, огромным прорывом. И здесь нет работ, которые хоть в какой-то степени задевали бы сакральное пространство. По крайней мере я не увидел, а уж я, поверьте, вполне наделен на этот счет инквизиторским чувством. Наоборот, многие работы заставляют просто замереть и переживать. Картина Врубеля, где женщины-палестинки и израильский солдат на заднем плане – просто великолепная работа на евангельскую тему, которая возвращает нас к Евангелие от Матфея.

 

Цикл работ с даунами. Даже не видя названия я понял – «Блаженны нищие духом, ибо их есть царствие небесное». Потрясающая, совершенно целомудренная работа, которая пронизана, может и не по воле художника, глубоким христианским чувством. Потому что художник действует не рационально. Он же не ремесленник, который в хорошем смысле, делает объект на заказ. Художник может даже и не понимать, к какому итогу приведет та первичная интенция, которая толкает его на исследование чувства, характера, метафоры. Я поздравляю Марата Гельмана и Пермь с этой прекрасной выставкой. Мне кажется, что она могла бы и должна по мере своего путешествия по стране обрасти целым пулом дискуссий.

 

К сожалению, в некоторый момент, мне кажется, преступные действия левых радикалов привели к исчезновению религиозного искусства, которое в конце ХIХ – начале ХХ было, конечно, модернистским. Я напомню, что и работы того Врубеля, и Нестерова, и Васнецова многими современниками воспринимались, как недопустимые модернистские новаторства. Васнецовский «Страшный суд» – великое религиозное искусство.

 

Мы прекрасно понимаем, что у искусства есть язык времени, на котором оно разговаривает. И форма, и слово, и интерпретация всегда адекватны тем людям, которые живут в конкретную эпоху. Можно ли в искаженном виде рисовать церкви? Ну, тогда нужно просто уничтожить работу Лентулова «Звон», которая является одним из канонических произведений группы «Бубновый валет». Я не искусствовед, поэтому я могу ошибаться. Просто я живу в своей стране и всегда интересуюсь тем, что связано с развитием духа. Мне кажется, что эта выставка является возвращением на пути, с которых искусство сошло в начале ХХ века. В конце концов, религия есть та живая вода, в которой развивается и движется душа народа.

 

«Ну, погоди!» – мультфильм для взрослых


Поправки в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» вызвали немало возмущения. Одна только новость о том, что «Ну, погоди!» из-за сцен курения волка может стать мультфильмом «для взрослых» и транслироваться не раньше 23 часов, вызвала волну откликов. Основная суть поправок в том, что теперь вся телепродукция должна иметь маркировки для зрителей какого возраста она предназначена.

 

– Журналисты уже называют этот закон «цензурой».


– Мотив этого закона разумный, потому что, конечно, информация находящаяся в открытом доступе должна быть дифференцирована по уровню адекватного восприятия той частью населения, которая еще до конца не повзрослела. Я не знаю на счет «Ну, погоди!», мне кажется, что это какой-то казус. Но в целом в этом нет ничего страшного. Во многих странах это есть. Например, в Америке до 11 часов вечера вы не можете показывать ничего разрушительного по основным телеканалам. Поэтому я не могу сказать, что я встревожен этим законом. Я просто не смотрю телевизор, кроме политических программ, поэтому, может быть, и нахожусь за рамками этого.

 

– Кто в таком случае должны быть экспертами?


– Это должны быть сами телеканалы, а не внешняя структура. В конечном итоге главными цензорами должны быть родители. Если отец и мать считают, что их ребенку нельзя смотреть определенные фильмы, то они способны занять его чем-то другим помимо телевизора. Вы только услышьте мою позицию: я считаю, что общество имеет право на регламентацию ограничений. Я не готов обсуждать конкретно «Ну, погоди» или «Войну и мир», потому что это находится за рамками здравого смысла. Но регламентировать это можно. Порнографию не надо запрещать, но давайте ее по платным каналам для тех, кто жить без этого не может.

 

Опять мы пытаемся с помощью закона, прокурора и судей решить проблемы, которые человечество веками решало в рамках семьи. Я всегда буду против этого.

 

Полный вариант интервью: 59 ру

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com