запрещенное

искусство

18+

15.09.2012, Однако, Игорь Гаслов

Потребитель против Патриарха. Разбор одного креативного документа

От Редакции: предлагаемый текст является разбором одного из "креативных мемов" - требования созыва Архиерейского Собора и отлучения от Церкви Патриарха Московского и всея Руси Кирилла со стороны руководителя Общества защиты прав потребителей Михаила Аншакова. Разбирал специалист.

 

Нам это представляется яркой иллюстрацией уровня компетентности отечественной креативной оппозиции

 

...В силу определенных занятий я довольно часто консультирую тех или иных клириков и мирян РПЦ, сталкивающихся с разнообразными проблемами в своей церковной жизни. В том числе, мне приходится помогать им в составлении официальных обращений в органы церковного управления. Неоднократно приходилось помогать и священнослужителям, оказавшимся под каноническими прещениями - аналогом светских судебных санкций, составлять их апелляционные заявления в Общецерковный суд Русской Православной Церкви. Довольно часто мне приходилось сталкиваться с тем, что даже на уровне некоторых епархиальных управлений знание основ канонического права пребывает в довольно зачаточном состоянии. Но еще чаще, мне приходилось сталкиваться с другим явлением - явлением человека, открывшего Книгу Правил, сломавшего мозг при ее чтении и публично выступающего с теми или иными цитатами канонов, обличая все и вся, требуя "срочно разорвать порочный круг", "вернуться к святым канонам" и "проклясть злодеев и еретиков с панагиями на шеях". Конечно, чаще всего такие люди на поверку оказываются обыкновенными неофитами, не обадающими глубокими знаниями не только самого канонического и неразрывно связанного с ним позднего римского - византийского права, но и других наук, таких как догматика, церковная история, литургика, древнегреческий и церковно-славянский языки, светских отраслей права и т.д. Бывает, хоть и редко, среди подобных "паламенных борцов за каноны" попадаются даже священнослужители. Но чаще всего, на поверку оказывается, что борец не только глубоко не разбирается в предмете о котором он начинает вещать, но и вовсе не принадлежит к членам Русской Православной Церкви. Наибольшее число таких пламенных обличителей раньше встречалось среди всевозможных раскольников. Сейчас же мы, похоже, стоим на пороге времени, когда Книгу Правил попробуют открыть и в ней "разобраться" представители светской антицерковной и антиклерикальной общественности.

 

Вероятней всего, что в случае с "догматическими и каноническими обвинениями Патриарха Московского и всея Руси Кирилла православным мирянином Михаилом Аншаковым" мы имеем именно такой пример новой формации знатока канонического права, вчера открывшего ту самую Книгу Правил, а сегодня уже бегущего подавать свой иск в церковный суд.

 

Но перейдем от лирики к "физике". Давайте посмотрим, куда привела Михаила Аншакова его самонадеянность в битве за соблюдение православных канонов. Сразу оговорюсь, что понаписанное Михаилом можно было бы и не рассматривать вовсе, т.к. он не является надлежащим истцом для подачи иска в церковный суд. Но некоторые верующие спрашивали меня: "А правда ли, что в таких нарушениях можно обвинить Патриарха Кирилла?", - потому сперва развею их сомнения, посеянные чтением опуса Аншакова, а только потом объясню, почему данный опус будет отклонен и вовсе без рассмотрения на судебном заседании. Итак, в чем же обвинил нашего Патриарха Михаил Аншаков?

 

Встать, суд идет!


"1. Виновен в лихоимстве (нарушение правила 10 Четвертого Вселенского Собора, Халкидонского)".


Прежде всего начнем с того, что о лихоимстве говорит не 10-е правило 4-го Вселенского Собора, а 10-е правило 6-го Вселенского Собора. В первых же строках своего иска Михаил Аншаков перепутал римские цифры VI и IV. Интересно, что не просто опечатался, но указал и название 4-го Вселенского Собора - Халкидонский, а не Трулльский, как было бы в таком случае.

 

Затем Михаил Аншаков сообщает читателям, что в этом правилу говорится о некоем виде греха «когда под видом некоторого права, а на самом деле с нарушением справедливости и человеколюбия, обращают в свою пользу чужую собственность или чужой труд, или даже самые бедствия ближних». При этом Михаил почему-то ссылается почему не на какие-либо источники канонического права, а на Толковый молитвослов коломенского издательства "Благовестник". Но чем Аншакову не понравились существующие толкования? - Все очень просто. Все признанные наукой и действующим каноническим правом толкователи ясно говорят, что в этом правиле, как и в 17-м правиле 1-го Вселенского Собора, а также 44- правиле Святых Апостолов, речь идет не о том, что придумал Аншаков, а о вполне конкретной вещи - даче денежных средств в кредит, т.е. в рост под проценты. Именно это и называется "лихоимством", т.е. получением лихвы - доходов по кредиту.

 

Знал ли об этом толковании Михаил Аншаков? - Однозначно знал, потому что в тексте своего иска он цитирует одного из толкователей корпуса канонических правил - сербского епископа Никодима (Милаша), чей двухтомник толкований канонов был переведен на русский язык еще в XIX-м века и до сих пор переиздается у нас и пользуется заслуженной популярностью. Епископ Никодим (Милаш) толкую данную каноническую норму обращает внимание и на правильное объяснение термина "лихоимство", но Михаил Аншаков предпочел обойти данный факт молчанием, хотя в других случаях спокойно цитирует толкования епископа Никодима.

 

Таким образом, необходимо признать, что в иске Михаила Аншакова содержится неверное применение 10-го правила не только 4-го Вселенского Собора, но и 10-го правила 6-го Вселенского Собора, и не содержится ни одного доказанного факта получения Патриархом Кириллом, как обвиняемым лицом, доходов от кредитной деятельности. Более того, Михаил Аншаков в своем первом же обвинении пошел на откровенный подлог, скрыв известное ему объяснение канона, на которое он ссылался.



"2. Виновен в торговле в доме Божьем (нарушение правила 76 Шестого Вселенского Собора, Трулльскаго (иначе Пято-Шестого Собора)".


Здесь Аншаков не соврал, такое правило действительно существует. И говорит оно именно о запрете торговли в храмах и на прилегающих к ним территориях ("в священных оградах" - по тексту канона).

 

Необходимо обратить внимание, что по словам самого Михаила Аншакова, он составлял свой иск "на основании Положения о церковном суде РПЦ МП". Открыв это положение, мы обнаружим 2-й пункт 14-й статьи, гласящий: "Обстоятельства, установленные вступившими в законную силу приговорами (решениями) государственных судов, а также протоколами об административных правонарушениях, не подлежат проверке и доказыванию".


10 июля 2012 года Хамовнический суд города Москвы отказал в удовлетворении иска Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль в действии» к Патриаршему подворью «Храм Христа Спасителя», возглавляемого все тем же Михаилом Аншаковым. На сайте суда любой желающий может ознакомиться с текстом судебного решения по данному делу. В судебном решении говорится: "распространение ответчиком религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов и иные предметов религиозного назначения не является торговой деятельностью, поскольку имеет целью достижение уставных задач, связанных с реализацией гражданами права на совместное исповедание и распространение веры". Тем самым, это уже не подлежит проверке и доказыванию в церковном суде. Распространение религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов и иных предметов религиозного назначения на территории храмов Русской Православной Церкви не является торговлей и патриах Кирилл не может быть виновен в торговле на территории храмов РПЦ.



"3. Виновен в участии в трапезах братолюбия (агапах) в доме Божьем (нарушение правила 74 Шестого Вселенского Собора, Трулльскаго (иначе Пято-Шестого Собора)".


Здесь с Михаилом Аншаковым сыграло злую шутку его полное незнание церковной истории и православной литургики, а также, вновь, нежелание внимательно читать толкования канонических правил. Сам же Михаил приводит толкование данного правила у Никодима (Милоша): "Об агапах (??????, трапезы братолюбия, вечери любви) мы говорим в толковании 28-го правила Лаодикийского Собора, которое только повторяют отцы Трулльского Собора", но уже привычным образом Аншаков не идет по ссылке на 28-е правило этого Поместного Собора. Там же мы можем обнаружить объяснение, что речь здесь идет не вообще о каких-либо трапезах, а именно об агапах - древних трапезах, бывших по сути особым древнехристианским богослужением. К сожалению, в последствии такие трапезы, смешивающиеся по своему смыслу и значению с Божественной Литургией - главным богослужением любой христианской общины, стали проводиться очень нечестиво и отцы Вселенского Собора почли за лучшее вовсе запретить их совершение в помещениях храмов. Агапы в Русской Православной Церкви, собственно, никогда и не совершались, во всяком случае никому из церковных историков и литургистов, занимавшихся историей богослужения на Руси и в России, о данном факте ничего не известно. Если же Михаил Аншаков сделал ошеломляющее открытие в данной области - где же его научный труд или хотя бы сообщение об этом?

 

Тогда как совершение агап запрещено в помещениях храма вовсе, в прихрамовых помещениях каноны и богослужебный устав разрешают проводить другие - т.н. уставные трапезы. Их совершают в особых помещениях - трапезных, которые мы можем обнаружить в большинстве древних и современных храмов и монастырей. Более того, богослужебный устав - т.н. "Типикон", созданный в VI-м веке в Палестине, принятый на Руси в XV-м веке, современная версия которого существует в Русской Православной Церкви без изменений с 1695 года, устанавливает кроме двух таких трапез, даже особую трапезу, совершаемую в самом храмовом помещении во время совершения уставного всенощного бдения и состоящую из употребления освященных на вечерней литии хлеба и вина (см. Типикон, Глава 2 "Чин великия вечерни, сиесть бдения всенощнаго, и утрени воскресныя").

 

Патриарх Кирилл не может быть виновен в участии в "трапезах любви", т.н. агапах, потому что такие не совершаются в храмах Русской Православной Церкви и никогда не совершались на протяжении всей ее многовековой истории. Иные, совершаемые в особых прихрамовых и монастырских помещениях, трапезы - полностью соответствуют богослужебному уставу и не являются агапами.


"4. Виновен в стремлении к роскоши и украшению тела чуждых священнического чина и состояния (нарушение правила 96 Шестого Вселенского Собора, Трулльскаго (иначе Пято-Шестого Собора) и нарушение правила 16 Седьмого Вселенского Собора, Никейского)".


Первым делом Михаил Аншаков ссылается на 96-е правило 6-го Вселенского Собора говорящее, почему-то, не вообще о "роскоши и укрошении тела", а о вполне конкретной вещи - отращивании волос и изысканных прическах, запрещенных не только клирикам, но и вообще миряная мужского пола. Но что из этого относится к Патриарху Кириллу? - Лично мне неведомо, хотя я и слежу достаточно внимательно за патриаршими богослужениями и много раз видел Его Святейшество в свободное от богослужений время. Но, все равно, мне очень интересно, где же Михаил увидел такие прически у Патриарха Кирилла? Может быть Михаил поделится и этим открытием с публикой?

 

Еще одно правило, на которое ссылается Аншаков - 16-е правило 7-го Вселенского Собора запрещает клирикам "украшать себя светлыми и пышными одеждами", а также "употреблять благовонные масти". Суть этого канона объясняется в нем же самом: "всякий священный муж (должен) довольствоваться нероскошной и скромной одеждой: т.к. все, что не для потребности, но для украшения используется, подлежит обвинению в суетности". Но где же Михаил Аншаков разглядел у Патриарха Кирилла роскошные одежды и украшения? Рискну предположить, что с Михаилом могло сыграть злую шутку незнание все того же православного богослужения и он подумал, что епископское облачение и есть такие одежды? Или драгоценная панагия? Или крест на патриаршем куколе? Ну так эти облачения и знаки патриаршего сана Патриарх Кирилл вынужден носить опять же по букве богослужебного устава, да и не противоречат они канонам, как бы того не хотелось автору "обвинения". Канон говорит о роскошных одеждах, которые иконоборческие клирики носили во внебогослужебное время. Знай Михаил Аншаков хоть немного больше о простой жизни Патриарха, он бы сильно удивился личной скромности этого человека. Но скромность заключается и в том, что ее не принято выпячивать на показ. Все же предметы и элементы одежды и облачения, которые можно увидеть на фотографиях с Патриархом Кириллом, являются прежде всего не украшениями, а сугубо утилитарными вещами, положенными в том или ином случае по букве устава или протокола.

 

Здесь интересен и другой момент. Уже неоднократно сообщалось, что те самые, уже набившие оскомину швейцарские часы, равно как и представительский автомобиль Его Святейшества, были получены нашим Патриархом в качестве подарка ему как Предстоятель Церкви, а не приобретены лично. Вероятно Михаил Аншаков думает, что часы подаренные блаженной памяти патриарху Алексию II, его представительский автомобиль, как личная собственность, перешли по наследству его родственникам? Или, что швейцарские часы патриарха Кирилла такая же личная собственность, как и библиотека, полученная им в наследство от его отца? Вот тут Михаил Аншаков глубоко заблуждается. Все подарки, полученные и получаемые Патриархами на их посту, становятся не их личной собственностью, а собственностью Московского Патриархата, т.е. после смерти Предстоятеля остаются во владении Церкви, а не переходят его родственникам. Если бы Михаил был знаком с церковной историей, он бы узнал много нового прочитав архивные дела и рукописи, содержащие перечни подобного "патриаршего имущества", остававшегося в собственности Церкви после смерти тех или иных византийских, русских или сербских патриархов. Таким образом, Михаилу придется обвинить во владении "дорогими швейцарскими часами" не лично Патриарха Кирилла, а всю Русскую Православную Церковь. Только удастся ли ему это?

 

Патриарх Кирилл не виновен в личном "стремлении к роскоши и укрошению тела", более того, ни один предмет, во владении которым обвиняют Предстоятеля нашей Церкви, не является его личной собственностью, а находится в собственности всей Русской Православной Церкви.



"5. Виновен в сожительстве в доме с женщиной, не являющейся матерью, сестрой или теткой (нарушение правила 3 Святого Первого Вселенского Собора, Никейского и нарушение правила 5 Шестого Вселенского Собора, Трулльскаго (иначе Пято-Шестого Собора)".


Михаил Аншаков приводит два правила, запрещающие сожительство клириков в одном доме кроме как с матерями, сестрами, тетками. Интересно, но уже не удивительно, что Аншаков в своей ссылке на каноны предпочитает не упоминать о еще одной категирии лиц, нахождение кого в домах клириков разрешено. Их канон называет: "лица, чуждые всякого подозрения" (см. 3-е правило 1-го Вселенского Собора). Но в то же время, каноны на которое ссылается Аншаков, говорят не только о епископах, но вообще о священнослужителях. И что тогда выходит в интерпретации Аншакова? Женатый священнослужитель не может проживать в одном доме с законной женой? Под словами "лица, чуждые всякого подозрения" каноны и имеют ввиду законных жен или помогающих по хозяйству в домах епископов монахинь. Хотя понятно, что раб Божий Михаил Аншаков просто не знаком с такими случаями. Но речь сейчас не об этом.

 

В канонических правилах, на которые ссылается Аншаков, почему-то не говорится, что осуждается тот епископ, по месту прописки которого проживает какая-нибудь женщина. Странно, не правда ли? Ну не виноваты авторы канона, что во времена его появления не существовало такого понятия, как "прописка", а существовало только понятие "фактическое место жительства". Или Аншаков имеет сведения, что в резиденции Патриарха Кирилла в Переделкино проживает кто-нибудь из запрещенных каноном женщин? Но тогда почему Михаил Аншаков не обнародовал этого факта? Или просто о таких фактах Аншакову не известно?

 

Стоит также заметить, что в упомянутых самим Аншаковым канонах, перечислены не сестры какой-то конкретной степени родства, а все сестры вообще. Михаилу Аншакову невдомек, что православное каноническое право уделяет огромное внимание этому понятию и когда необходимо, говорит именно о конкретных степенях родства, причем не только прямого, но и косвенного. Когда же степень родства не уточняется - рчеь идет вообще о сестрах, вплоть до седьмой степени. Но все равно это не столь уж важно. Ключевым понятием данных правил является именно - понятие совместного проживания в одном доме, под единым кровом. Вероятно Михаилу Аншакову не известно, что в той квартире, которую он упоминает в своем "заявлении" проживает только троюродная сестра Патриарха, но не сам Патриарх Кирилл. Предстоятель нашей Церкви проживает в уже упомянутой официальной резиденции в Переделкино, а до того как Патриарх Кирилл был возведен в свою нынешнюю должность, он проживал опять не в той квартире, а на служебной даче председателя Отдела внешних церковных сношений Русской Православной Церкви. Что поделать с тем, что не знают каноны такого понятия, как "прописка"?

 

Патриарх Кирилл не может быть виновен в "в сожительстве в доме с женщиной, не являющейся матерью, сестрой или теткой", т.к. в месте проживания Патриарха - резиденции в подмосковном Переделкино, запрещенных канонами женщин не имеется. Место официальной прописки не рассматривается канонами как место фактического жительства, каноны вообще не знают такого понятия как "прописка".



И, наконец, последнее и самое "страшное" обвинение нашего Патриарха:

 

"6. Виновен в том, что принял сан раньше установленного минимального возраста (нарушение правила 14 Шестого Вселенского Собора, Трулльскаго (иначе Пято-Шестого Собора)".


И тут Михаил Аншаков снова показывает свое владение канонами. 14-е правило 6-го Вселенского Собора само по себе не предусматривает никакой санкции для нарушителя канона, такая санкция содержится в следующем - 15-м правиле. В связи с этим все толкователи рассматривают данные правила в едином комплексе, что необходимо делать и при указании данных канонических норм в исках, подобных составленному Аншаковым. В своем "иске" Михаил Аншаков постоянно использует ссылки на толкования канонов сербским епископом Никодимом (Милашем), но почему-то раз за разом демонстрирует странную избирательность при чтении данных объяснений. А ведь именно в этом объяснении епископ Никодим приводит множество примеров поставления в епископы довольно в молодом возрасте - Григория Богослова и брата его Афинодора, Ахолия, епископа антиохийского, Павла, епископа александрийского, Афанасия, епископа александрийского и многих других того времени. Объясняя это кажущееся противоречие с текстом канона, епископ Никодим обращает внимание на то, что "в первые века предоставлялось мудрости церковных предстоятелей принимать в клир и назначать на разные иерархические степени по своему усмотрению и согласно нуждам церкви; и лишь постепенно церковным законодательством установлены были в этой области постоянные нормы". Епископ Никодим приводит пример отличия нормы конца IV-го века и соответствующей практики даже более позднего времени, уточняя, что существуют примеры поставления в епископы даже лиц младше 30 лет: "В Апостольских постановлениях (II, 1) говорится, что кандидат во епископа должен иметь, по крайней мере, 50 лет от роду; однако, что этой нормы не придерживались и в самом начале церкви считался достаточным 30-летний возраст для епископа, свидетельством этого служат многие примеры из церковной истории, хотя даже и от этой нормы бывали отступления". Епископ Никодим приводит пример колебания данной нормы и в более позднем законодательстве: "В VI веке греко-римским законодательством изданы были относящиеся к этому распоряжения. В одной из своих новелл Юстиниан предписывает, что никто не может быть избран во епископа, если не имеет, по крайней мере, 35 лет от роду. Однако, другой новеллой требуется от кандидата во епископа 30-летний возраст". Какой же руководящий принцип существовал и существует в данном случае в каноническом праве и церковной практике? Этот принцип указан все тем же епископом Никодимом - "согласно нуждам Церкви". Если нужды Церкви в конкретное время требуют более раннего поставления в священный сан или возведения в епископское достоинство - рукополагающий имеет право это сделать. Во всяком случае церковная история дает нам такие примеры. Года, когда нынешний Патриарх Кирилл получил свое рукоположение в священный сан и был возведен в епископское достоинство, были годами гонений безбожников на Русскую Православную Церковь, годами когда Церковь не могла открыто осуществлять проповедь Слова Божия, когда власти всеми возможными способами противились открытию новых храмов, монастырей и духовных семинарий. Эти года можно сравнить с первыми веками христианства, ведь именно тогда просияло множество российских новомучеников, подобных мученикам Древней Церкви. Именно в случае подобных гонений, согласно церковным нуждам, каноническое право и позволяет применять принцип икономии - т.е. пастырской целесообразности и рукополагать клириков ранее позволенного в канонах срока.

 

Патриарх Кирилл не может быть виновен в рукоположении и возведении в епископское достоинство ранее положенного срока, т.к. это совершалось в года гонений на Церковь, когда согласно принципам "икономии" - пастырской целесособразности и нуждам Церкви, допускаются ранние рукоположения.


Вот такие "обвинения" выдвинул раб Божий Михаил Аншаков против Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в своем недавнем письме. Не правда ли странно, что среди этих "обвинений" так и не оказалось "догматических", хоть они и были громогласно анонсированы Михаилом? Может просто Михаил не знает никаких догматов Церкви, как не знает ее канонов, истории и богослужения?

 

А был ли мальчик?


Только всё написанное мной выше имеет исключительно теоретическое, а не практическое значение. Я объяснял только возможную применимость упомянутых Михаилом правил. Сам же иск Михаила Аншакова может быть отклонен и без рассмотрения упомянутых в нем "обвинений", и вот почему. Давайте поинтересуемся, а имеем ли мы в лице Михаила Аншакова вообще надлежащего истца - т.е. лицо, которое имеет право подать соответствующий иск против Предстоятеля Русской Православной Церкви. Под своим новым документом автор подписался не иначе как: "православный мирянин Аншаков Михаил Геннадьевич".

 

Небольшая справка: Аншаков Михаил Геннадьевич, председатель Межрегиональной общественной организации Общество защиты прав потребителей «Общественный контроль в действии». 04 июня 2012 года подал в Хамовнический районный суд г. Москвы иск к религиозной организации "Подворье Патриарха Московского и всея Руси Кафедральный соборный Храм Христа Спасителя РПЦ", в котором обвинил ответчика в "множественных нарушениях норм законодательства о защите прав потребителей, касающихся правил осуществления торговой деятельности". Рассмотрев данное дело 10 июля 2012 года Хамовнический районный суд г. Москвы установил, "что распространение ответчиком религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов и иные предметов религиозного назначения не является торговой деятельностью, поскольку имеет целью достижение уставных задач, связанных с реализацией гражданами права на совместное исповедание и распространение веры" и потому принял решение "в удовлетворении иска Межрегиональной общественной организации Общество защиты прав потребителей «Общественный контроль в действии» в защиту прав неопределенного круга лиц к Религиозной организации «Подворье Патриарха Московского и всея Руси Кафедральный соборный Храм Христа Спасителя Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)» о защите прав потребителей отказать".


Вопрос правомочности подачи исков в церковные суды регулирует каноническая норма 6-го правила 2-го Вселенского Собора. Согласно этому правилу:

 

1) Если какой-либо епископ нанес кому-либо личную обиду, например, притязал на его частное имущество или причинил данному лицу какую-либо другую неправду - иск в церковный суд может подать любой человек, без рассуждения о его лице или вероисповедании.

 

2) Если в иске содержится обвинение епископа в "вине церковной", т.е. каком-либо каноническом или догматическом правонарушении - такой иск может подать только действительный член Православной Церкви. Подобный иск не может быть принят не только у еретика, иноверца или атеиста, но даже если православный верующий был ранее осужден и извержен из разряда клириков или мирян. Более того, такой иск не может подать верующий, в отношение которого уже существует какое-либо обвинение в том или ином каноническом или догматическом преступлении, до тех пор, пока они не смогут оправдаться перед соответствующим церковным судом.

 

3) Если иск подает надлежащий истец, он обязан письменно засвидетельствовать то, что ставит себя под страх одинакового наказания с обвиняемым, если не сможет доказать своих обвинений и окажется клевещущим на епископа.

 

4) И наконец, если надлежащий истец, прежде подачи своего иска в церковный суд, уже подавал иск с аналогичными обвинениями в какой-либо светский суд, или даже вышестоящий церковный суд (Вселенский Собор) такой истец лишается прав в дальнейшем обращаться за церковным правосудием "как нанесший оскорбление правилам и нарушивший церковное благочиние".

 

Кто же является членом Русской Православной Церкви? Физические лица - члены Русской Православной Церкви, согласно действующему Уставу РПЦ делятся на следующие категории: архиереи правящие и викарные, священнослужители, монашествующие и прихожане. Отдельного от понятия "прихожанин" понятия "мирянин" в действующих нормах РПЦ не содержится, с точки зрения канонической нормы это слова являются синонимами. Относительно необходимых качеств, для признания человека прихожанином часть 3 "Прихожане" главы XI "Приходы" Устава Русской Православной Церкви говорит:

 

31. Прихожанами являются лица православного исповедания, сохраняющие живую связь со своим приходом.


32. Каждый прихожанин имеет своей обязанностью участвовать в богослужении, регулярно исповедоваться и причащаться, соблюдать каноны и церковные предписания, совершать дела веры, стремиться к религиозно-нравственному совершенствованию и содействовать благосостоянию прихода.


33. На обязанности прихожан лежит забота о материальном содержании причта и храма.


Никому не известно и из самого текста заявления "православного мирянина Аншакова Михаила Геннадьевича" невозможно узнать:

 

1) с каким приходом какой епархии Русской Православной Церкви он сохраняет живую связь;

 

2) где и когда участвовал в богослужениях, регулярно исповедовался и причащался;

 

3) кто является его духовником и может ли этот священнослужитель засвидетельствовать, что "православный мирянин Аншаков Михаил Геннадьевич" соблюдает каноны и церковные предписания, совершает дела веры и стремиться к религиозно-нравственному совершенству;

 

4) наконец, благосостоянию какого конкретно прихода Русской Православной Церкви он содействует (при том, согласно букве Устава, это должен быть именно тот приход, с которым он "сохраняет живую связь"), а также заботится о материальном состоянии его причта и храма.

 

Без установления этих фактов "православный мирянин Аншаков Михаил Геннадьевич" попросту не может быть признан прихожанином, т.е. мирянином Русской Православной Церкви.

 

Но даже если Аншаков Михаил Геннадьевич сможет доказать тот факт, что является прихожанином конкретного прихода Русской Православной Церкви, его иск все равно не будет принят к рассмотрению каким-либо церковным судом, т.к. 4 июня 2012 года Михаил обратился в мирской суд с иском к одному из канонических подразделений Русской Православной Церкви, более того, напрямую возглавляемому Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Тем самым Аншаков Михаил Геннадьевич нарушил не только положения действующего Устава Русской Православной Церкви, но и целый ряд канонов. Но даже без рассмотрения обвинения Аншакова Михаила Геннадьевича в данном каноническом преступлении, могущего повлечь за собой отлучение обвиняемого от Церкви, 6-е правило 2-го Вселенского Собора запрещает принимать у него какие-либо последующие иски в церковные суды.

 

Но все-таки мне лично очень интересно, прихожанином какого конкретно прихода какой конкретно епархии Русской Православной Церкви является Михаил Аншаков. Может пора задать вопрос его духовнику, а также священноначалию той епархии - почему православный мирянин Михаил Аншаков до сих пор не понес соответствующее каноническое наказание, за свое бывшее обращение в светский суд? Или просто "православный мирянин Михаил Аншаков" лжет о своей принадлежности к Русской Православной Церкви?

 

Вот с таким, с позволения сказать, документом и с таким, с позволения сказать, истцом и носится сейчас либеральная общественность в своем стремлении очистить и исправить Русскую Православную Церковь. Правильно, ну а как еще жить на этом свете, если Церковь так жить мешает?

 

Автор - Игорь Гаслов, мирянин Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви. Родился в 1975 году. Обучался в Санкт-Петербургской Духовной Семинарии. Автор книги "Православное богослужение. Практическое руководство для клириков и мирян", выдержавшей множество переизданий за последние 14 лет. Окончил Санкт-Петербургский филиал ГУ ВШЭ. Работал в сферах управления проектами для государственных нужд. В 2002-2006 гг. генеральный директор ЗАО "НИИ РосМедПроект", проектного института и одного из заказчиков-застройщиков Минздрава РФ. Создатель ЖЖ-сообщества о вопросах догматики, канонического права и литургики "Православный устав во всей полноте". Автор ряда статей по вопросам действующего канонического права Русской Православной Церкви.

 

Однако

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com