запрещенное

искусство

18+

11.03.2008, Избранное, Елена Чусова

"Избранное": Музей не заметил художников

Безобразие прошло без свидетелей

Елена Чусова, директор Государственного биологического музея имени Тимирязева — специально для "И"

Акция группы так называемых "художников" в нашем музее нарушением общественного порядка не являлась.

Это было сделано при закрытых дверях – без публики. У нас не так много сотрудников, и когда кто-то из них уходит, например, в туалет, зал может остаться на несколько минут не просматриваемым.

 

 

У нас люди смотрят не за одним залом, смотритель мог просто завернуть за угол. И видеонаблюдения в этом зале не было. Видимо, все эти возможности были заранее продуманы организаторами. Они быстро завесили все занавесками и осуществили свою акцию, которая заняла не более пяти минут.



Акцию эту я считаю форменным безобразием. Это инфантилизм и безответственное поведение взрослых людей, которые пытаются таким сомнительным способом привлечь к себе внимание.



Мы не хотим оставлять случившееся без последствий. Для начала мы обратились к Плуцеру-Сарно - владельцу блога в "Живом Журнале", в котором появилась первая информация об акции и были опубликованы сделанные в ее ходе фотографии - с настоятельной просьбой убрать из открытого доступа эти снимки. Остальные шаги мы пока обсуждаем с юристами.



Вся гнусность случившегося в том, что ни один из посетителей и ни один из сотрудников музея на был свидетелем акции. Поэтому вызвать милицию и выступить в качестве свидетеля нарушения общественного порядка никто не мог. И теперь крайне сложно привлечь участников этого безобразия к ответственности.



Я считаю, что оскорблён не только музей - пострадало и интернет-сообщество, которое сейчас просматривает и смакует эту помойку. Автор снимков Плуцер-Сарно, кроме того, пишет в своём блоге абсолютную ложь, будто он договорился о проведении акции с охраной музея, и будто бы даже вышел после акции на улицу в обнимку с двумя охранниками. Не не могло быть двух охранников, как он рассказывает, потому что охранник у нас, к сожалению, всего один.



Узнали мы, работники музея, обо всём этом унизительном безобразии совершенно случайно – от знакомых, которые увидели в интернете снимки этой оргии. Вообще интернет является источником распространения многих отвратительных вещей. То, что там нет цензуры и нет порядка – безобразие. Я считаю, что читать личные дневники друг друга люди не должны и нечего их вываливать на всеобщее обозрение. Всё это не имеет отношения к культуре – разве что показывает, насколько низко упал её уровень.



Что мы теперь можем сделать, вопрос непростой и мы его прорабатываем. Прорабатывают его и юристы философского факультета – там тоже всё непросто, мы с ними постоянно связываемся. Постепенно обнаруживаются разные подробности законодательства. Например, в акции участвовала беременная женщина. А с беременных, оказывается, не такой спрос, как с остальных граждан. Но главное, что   законов, которые могли бы защитить музей от подобных акций, у нас фактически нет.



Нет свидетелей – нет преступления. Организаторы исходили из этого и повели себя подло, воспользовавшись кратким отсутствием на рабочем месте работника музея. Всё, что мы сейчас можем сделать реального – это разработать меры по предотвращению повторения такого вот безобразного использования музея. И мы, кроме того, обсуждаем возможность иска о защите чести и достоинства.

 

Избранное

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com