запрещенное

искусство

18+

04.02.2013, КМ ру, Виктор Мартынюк

КМ ру: Разговоры о «слиянии» Церкви и государства – миф

Политику государства можно охарактеризовать как антирусскую и антицерковную, сетует эксперт

 

 

Выступление Владимира Путина перед участниками Архиерейского собора Русской православной церкви совершенно напрасно запомнилось некоторым нашим шустрым и пытливым блогерам только лишь обнаруженным «плагиатом» фрагмента старой речи главы президентской администрации Иванова. За пережевыванием этой сенсации как-то незаслуженно потерялась куда более важная новость: фактически глава государства более чем недвусмысленно дал понять, что государство готово наитеснейшим образом «соработничать» с Церковью, не лишая, впрочем, ее самостоятельности.

 

«Тоже мне новость», – наверняка последует реакция. Действительно, о том, что пресловутая 14-я статья Конституции, где закреплено отделение Церкви от государства, деликатно говоря, не очень строго исполняется сейчас, не рассуждает только ленивый. Особенно громко о якобы свершившемся процессе полного слияния Кремля с патриархией «рассерженные горожане» заговорили на фоне «процесса года» – судебного разбирательства плясок «панк-молельщиц» у Царских Врат храма Христа Спасителя. Градус дискуссий и не думал снижаться, а собственно уличенные участники союза (или «симфонии») отмахивались от упреков без откровенного энтузиазма, повторяя один тезис: «Церковь и государство отделены, и это есть прежде всего благо для Церкви». Но почему-то блогосфера и СМИ не переставали бурлить, приводя на своих виртуальных и бумажных страницах все новые и новые аргументы в пользу своего наблюдения полного и абсолютного слияния двух мегаинститутов.

 

Немало дровишек в этот костер подбросило, например, дело главы Общества защиты прав потребителей Михаила Аншакова, который сначала обратился к власти с просьбой разобраться с законностью торговли на территории комплекса храма Христа Спасителя, потом получил ответ от церковного начальства, что никакой торговли на территории собственно кафедрального собора не ведется, а свечи, утварь и сувениры отпускаются за пожертвования, а потом схлопотал обвинение в клевете. Сторонники «теории слияния» были убеждены, что такая резвость следствия в преследовании правозащитника была бы невозможной при условии подлинного отделения государства от Церкви. Мол, тогда не поздоровилось бы как раз Фонду храма Христа Спасителя, владеющего территориями, на которых Общество по защите прав потребителей выявило нарушения.

 

И вот настал тот час, когда власть уже открыто продекларировала: нет смысла скрывать и далее истинные чувства к Церкви. Выступая перед участниками ныне продолжающегося Архиерейского собора, Владимир Владимирович заявил недвусмысленно: защита интересов Церкви, защита религиозных чувств – обязанность государства. Президент также отметил «исключительную востребованность» социального партнерства между институтами и наконец расставил точки над «i» в определении светского государства: «Сохраняя, безусловно, светский характер нашего государства, не допуская огосударствления церковной жизни, мы должны уйти от вульгарного, примитивного понимания светскости».

 

Осталось лишь понять, какое определение светскости следует считать «вульгарным». Увы, на этот вопрос пока нет ответа ни в Конституции, ни в Социальной концепции РПЦ. Быть может, ясность придет по итогам Архиерейского собора?

 

О перспективах сотрудничества государства и Церкви в России в беседе с обозревателем KM.RU рассказал член Межсоборного присутствия Русской православной церкви, председатель православного братства «Радонеж» Евгений Никифоров:


– Нужно ясно понять, что никакого слияния, даже близкого, даже какого-то отдаленного, между государством и Церковью нет. То, что происходит на этом направлении сегодня, – это все декларации. Никакой реальной помощи нет. Я – учредитель трех православных гимназий, которые существуют 25 лет. Это – первые негосударственные школы России, первые и до сих пор самые лучшие. Они неконфессиональные, развивающие национальные духовно-нравственные традиции Ушинского, Сухомлинского и других. И мы получаем лишь 65% от положенного нам финансирования. И в такой ситуации постоянной критической дискриминации мы находимся уже 25 лет.

 

Так что ни о каком сближении, ни о какой симфонии пока и близко речи быть не может. Мы хотим хотя бы элементарного равенства. Подумайте: чем наши дети отличаются от других детей? Мы выполняем государственный образовательный стандарт, мы аккредитованы, мы лицензированы, даем стопроцентную поступаемость. Это – реально лучшие школы Москвы. Так почему при декларируемом государством подушевом финансировании наши дети получают лишь 65% от положенного им?

 

Так что все эти разговоры о каком-то сближении, о какой-то «симфонии» гроша ломаного не стоят. А почему у нас до сих пор нет стандарта по теологии? Во всем мире он принимается научным сообществом, а нашим богословам власть отказывает в том, чтобы признавать их учеными. Отказывают до сих пор!

 

Минувшие 25 лет – достаточный срок, чтобы понять, что речь идет уже не о «недопонимании», а о буквально антирусской, антицерковной деятельности государства. Вот что происходит на деле, а не какое-то «сближение». Вот мы привыкли смотреть на Евросоюз и США как на некие эталоны, критерии справедливости и законности. Но нигде в мире нет такой дискриминации, с которой Церковь до сих пор сталкивается в нашей стране. За минувшие четверть века никакого качественного движения в лучшую сторону не произошло. Мы лишь до сих пор обсуждаем, возможно ли сближение Церкви и государства... Возможно и, более того, в настоящее время просто нужно! А все сегодняшние рассказы, что Церковь, дескать, уже слилась в чем-то с государством, ни на чем не основаны. Это – пустой пропагандистский злонамеренный миф, который распространяют враги Церкви, России, русского народа.

 

– А как обстоят дела с «социальным соработничеством» Церкви и государства? Насколько оно реально?


– Пока на 70% это все декларации. Вы знаете, что в Германии все основные госпитали принадлежат крупнейшим монастырским орденам? А мы же пытаемся уговорить государство, чтобы хотя бы две православные клиники в Москве получили равное с прочими финансирование. Нет, говорят, давайте со своих старушек собирайте и на эти деньги лечите. Социальная деятельность – это в первую очередь обязанность государства, и оно должно ее осуществлять. Иначе это не государство, а коррупционная авторитарная машина. А Церковь с государством устанавливает некие гуманитарные отношения, соработничает. Она должна получать те же возможности, что и государственные, негосударственные структуры, которые берутся лечить, просвещать, защищать наш народ, избавлять наших сограждан от наркомании, алкоголизма.

 

А нам говорят: собирайте дань и осуществляйте на здоровье. А с кого их собирать, со старушек в приходах? Поэтому это ложь и лицемерие, когда нам говорят о каком-то слиянии. Его не то что нет, но нет и элементарного равноправия церковных организаций в выполнении государственного заказа. Пока есть лишь робкие намеки государства работать с нами в этом направлении.

 

КМ ру

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com