запрещенное

искусство

18+

01.06.1998, Запещенное искусство, записала Анна Бражкина

Владимир Архипов о нападении на него в Орле

Я познакомился с Зиной-куратором из Орла в московском отделении Фонда Сороса, куда принес заявку на поддержку сайта по своему проекту. Она говорит - я собираюсь показывать московского современного искусства в Орловском музее. Участвуют несколько художников, например, Авдей Тер-Оганьян. Хочешь поучаствовать?

 

Я сказал, что мне было бы интересно приехать в Орел, найти у людей самодельные вещи и показать их как произведения искусства. Ей идея понравилась. Мы договорились.

 

Через какое -то время я поехал в Орел. О том, что там уже побывал Авдей с группой учеников, я не понятия не имел.

 

Поезд из Москвы приходил в Орел рано - в пять или шесть утра. Зина должна была поселить меня у каких-то людей, но было еще так рано, да и день был выходной, и мы решили погулять по городу, чтобы не будить никого.

 

Идем по берегу Оки. Я говорю - мне надо в кустики сходить. Там росли ивовые кусты вдоль берега. Зашел я в кусты, и не успел ничего сделать, как слышу - кто-то идет сквозь кусты. Цель у меня была интимная, и я решил от него отдалиться. Пошел в сторону. Но он за мной. Я ускоряю шаг - и он ускорят. Я остановился - и он остановился. Думаю, пора уйти из этих кустов. Выскочил на набережную, где Зина стояла. И в этот момент мне кто-то кричит из кустов - стой! стоять на месте!

 

Смотрю, рядом с Зиной стоит милицейский уазик. И два или три милиционера. И еще один выскакивает за мной из кустов. Сбивает меня с ног, бросает, тычет лицом в землю, заламывает руки, типа я ему сопротивление оказал. "Сейчас протокол составим!".

 

Я обращаюсь к Зине: "Зин, ты объясни им". Но Зина делает вид, что мы не знакомы. Поворачивается и уходит. Думаю - ну ни фига себе, я в этом городе никого не знаю, лежу мордой в землю, Зина смылась, что будет?

 

А менты говорят: сейчас мы на тебя протокол составим? - За что протокол? Что я сделал? Я в кусты зашел, пописать. За кого вы меня приняли?

- А ты кто такой?

- Я - художник. Из Москвы. Только сейчас на поезде приехал.

- Художник?!! Из Москвы?!!

И опять меня лицом в землю.

- Мы художников из Москвы знаем! Только что одних на поезд посадили! Сейчас и с тобой разберемся!

 

И я понял, что зря сказал про художника и Москву.

 

- Вытряхивай свое барахло!

 

У меня был с собой небольшой рюкзачок, в нем - фотоаппарат и диктофорн для работы, немного денег. Все это они забрали. На мое требование отдать вещи обратно, пригрозили, что если буду выступать, то у меня еще и порошочек беленький найдут. И показали мне пакетик с порошком.

 

Из четверых милиционеров единственный, самый младший по званию, сержант, водитель, был трезвый. А капитан и старший лейтенант, которые хотели со мной разделаться во что бы то ни стало, были сильно пьяные. Какой-то разговор у нас с ними затеялся. Ну знаешь, как с пьяными людьми разговаривать, тем более с милиционерами. Тягучая и отчаянная была ситуация. Я вполне допускал, что сейчас они посадят меня в машину и увезут куда-нибудь. Я что-то врал, увещевал... Говорил, что у меня брат в милиции работает, что он в погранвойсках служил, что он в Рязани училище заканчивал. Оказалось, что кто-то из них то ли служил там, в Рязани, то ли учился. Короче, отстали они в конце концов, сели в машину и уехали.

 

Стал я вспоминать адрес Зины, и вспомнил. Пошел в город, нашел ее квартиру. Звоню. Дверь открывает она. Спрашивает, как ни в чем ни бывало: "Ну что, все нормально?". Я дар речи потерял. Я меня ухо и нос разбиты, деньги и рабочие инструменты отняли...

 

Но я переборол свои сложные чувства к этой Зине - презрения, возмущения, обиды, злости, - и говорю: - ну что, Зин, давай делать то, зачем я сюда приехал. Только у меня теперь нет ни фотоаппарата, ни диктофона. - О, на это у меня как раз деньги есть! - отвечает Зина. Мы идем в магазин, и покупаем фотоаппарат и диктофон.

 

Несколько дней я работал, нашел людей, которые делают интересные вещи, взял с ними интервью, сфотографировал. Но до выставки дело так и не дошло. Как потом выяснилось, после того, как Авдей снимал штаны с учениками на глазах у администрации города, ни о каких выставках или презентациях в рамках этого проекта речь уже ни шла. Может, в соответствии с соросовским грантом, в Орел и приезжали еще какие-то художники из Москвы, а, может, и нет. Ни о какой итоговой выставке я не слышал.

 

Как я сейчас понимаю, Зина эта была совсем неопытная. Хотела начать с самого крутого проекта - вот, мол, приехали эпатажные московские художники! Все как посмотрят, и как захотят еще такого искусства... Но получилось ровно наоборот - и публика, и начальство это искусство возненавидели. Может, скандал и нужен был, но в конце, после показа более умеренной программы. Но Зина эта была младшим научным сотрудником, ничего ни в людях, ни в искусстве не понимала.

 

А произведения из Орла у меня в каталоге представлены. Интересные вещи.

 

_________________

Владимир Архипов (р.1967) - российский художник, работающий с "современной материальной культурой". С середины 1990-х делает выставки из самодельных вещей, которые обнаруживает непосредственно в тех городах (не только российских), в которые приезжает. Чаще всего эти вещи - разные инженерные поделки из подручных материалов, решающие насущные функциональные задачи, стоящие перед изобретателями. Многие из такие поделок, в большинстве случаев - неосознанно, отличаются большой художественной выразительностью, превращаясь, по мнению Архипова, в произведения искусства.

 

Запрещенное искусство

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com