запрещенное

искусство

18+

22.02.1994, Алина Витухновская

Алина Витухновская. Кислота спасет мир?

Как-то раз под вечер одна Курица взлетела на ветку дуба, да там и уснула. И приснилось ей, что если она не отправится к Доврефьелю, то весь мир погибнет

Норвежская сказка

Второй по популярности по­сле «травки» наркотик, осо­бенно обильно употребля­емый в Москве и Санкт-Пе­тербурге, — ЛСД. Волна его успеха, прокатившись по голо­вам наркоманов других стран, за­хлестнула и «дурные» российские.



Странный диэтиламид

В 1943 году швейцарский химик Аль­берт Хофман, работая в своей лаборатории, внезапно ощутил странное изменение в сознании. Он обнару­жил, что употребил вещество, содер­жащее новый для него попутный компонент — диэтиламид лизергиповой кислоты (ЛСД). Вещество тут же запатентовала и начала серийное производство швейцарская фирма «Сандоз фармасьютикл».

Новый наркотик не вызывал фи­зиологического привыкания. Для полноценного воздействия требова­лась микроскопическая масса веще­ства — 250-400 микрограммов.

Кратковременное психопатичес­кое состояние у здорового человека после принятия ЛСД было очень по­хоже на модель психоза. Веществом заинтересовались психиатры, психо­аналитики, фрейдисты.

Тимоти Лири возглавлял кафедру психиатрии в Гарвардском универси­тете. Пробуя экспериментировать над различными веществами, он предлагал добровольцам принимать псилоцибин. Свыше 400 студентов согласились выдержать 3500 доз пре­парата. Воздействие извлеченного из спорыньи вещества вызывало у испытуемого необычные чувства. Не чувствуя своего тела, он оказы­вался во власти странных галлюци­наций, теряя всякое представление о реальности. При приеме ЛСД интоксикация сопровождалась выражен­ными расстройствами психопатичес­кого уровня.



Божество из пробирки

В 60-х годах ЛСД становится основ­ным компонентом психоделической революции. Вещество объявили чуть ли не богом.
Сторонник легализации психоде­лических препаратов 47-летний этнофармаколрг Теренс Маккена изве­стен работой с популярной группой музыкального андеграунда из Анг­лии «Shamen», пропагандирующей употребление наркотика экстази. Автор книг о психотропных препаратах буквально заражен энергией потребляемого вещества:
— Меня бесит мысль о том, что кто-то может сойти в могилу, так и не пережив психоделического опыта.
Маккена, кумир молодежи 60-х, считает прием психоделиков единственным средством восстановить духовную связь космоса с землей.
Живущий в пригороде Сан-Франциско доктор фармакологии Александр Шульгин не только теоретик психоделиков. Он активно изучает структурные комбинации веществ группы ЛСД и находится в радостном ожидании новых открытий:
— Некоторые триптамины — про­сто кладезь для создания психоактивных препаратов. Всякий раз, приходя в лабораторию, я получаю новый препарат.
Джон Лилли — американский пси­хоаналитик, посвятивший многие годы изучению и исследованию одиночества и изоляции в ограниченном пространстве, пробует вещество на себе. Он убежден в ценности подоб­ных опытов.



Очаровательные детки

После начала массового производ­ства ЛСД среди исследователей появилась внушительная масса противников препарата. Они выяснили, что даже однократный прием ЛСД может привести к непредвиденным симптомам. Специалисты пришли к выводу, что потребление ЛСД равно­сильно сознательному самоубийству. Эффекты ЛСД нельзя предсказать — они могут проявиться спустя не­сколько дней или месяцев после при­ема. Противоядия неизвестны. Через двадцать минут после приема ЛСД в организме человека нельзя обнаружить никаких следов веще­ства. Кислота обладает способно­стью проникать через планцентарный барьер, угрожая тяжело изуродовать плод.

Но вдохновленные поклонники были непоколебимы. Джон Лилли говорил о женщинах, употребляв­их ЛСД:
— Они зачали и произвели потом­ство. Имеют очаровательных детей.
В начале 50-х годов был принят ме­морандум, предостерегающий лю­дей от приема ЛСД в одиночестве. Джон Лилли стал вызывать недове­рие у части ученых кругов. Распро­странился слух, что ЛСД повредил его мозг. В 1966 году началась программа против ЛСД. Каждому поку­пателю предлагали вернуть препа­рат в фирму «Сандоз».
— Американцы в 1970 годах нашли формулу ЛСД и перестали покупать его у «Сандоз». Они решили, что кислоту можно использовать на военном поприще как отравляющее вещество, — такова версия дальнейшей истории ЛСД, высказанная Юрой, химиком, в свое время серьезно заинтересованным возможностью изготовления этого наркотика у нас в стране.



Психомода

В 1984 году Юра вошел в немногочи­сленную среду андеграунда — моло­дых людей, одержимых идеей психо­елической революции. Его убедили самому изготовлять ЛСД. Журнал «Chemical abstracts» печатал все сое­динения мира. До 1973 года сведения о кислоте часто печатали в разделах «Химия» и «Биология» отечественного «Реферативного журнала». Проанализировав четыре методики, Юра понял, что для двух из них тре­бовалось дорогое оборудование, для третьей — экзотическое сырье, «рожки» спорыньи (ежегодный ми­ровой сбор — всего 27 килограммов). После того как мичуринцы победили распространенную болезнь ржи, спо­рынью стали культивировать на спе­циальных лабораторных полях. Но из спорыньи изготавливаются эрго-препараты — вполне доступная вещь. Четвертая методика подошла. ЛСД-25 можно изготовлять не вы­ходя из московской квартиры.

Рецепт «революционер психоде­лии» использовал донельзя дешевый. В 1986 году упаковка сырья — таблетки эрготала — стоила 61 ко­пейку. Из 30 упаковок получалась тысяча доз кислоты.
Юра разработал методику изготовления из 5 стадий, основным мо­ментом которой было выделение лизергиновой кислоты из медикамента и синтез диэтиламида лизергиновой кислоты.
Начать крупное производство вещества химику не удалось: его «повязали по плану», то есть поймали на торговле гашишем. На три года он попал в наркозону, а блокнот с его методикой исчез в милицейских архивах.



Чудеса

Однажды, после очередного опыта с кислотой, Джон Лилли погрузился в дцадцатичетырехчасовую кому. Фи­зическая боль, казалось, превосхо­дила пределы человеческих возмож­ностей. Экспериментатор ослеп на двое суток. До конца жизни он не из­бавился от частых приступов ослож­нения глазной болезни.

Но, несмотря на это, ЛСД остался кумиром у тянувшихся к необычным ощущениям. Теренс Маккена про­должал искать «отпечаток Бога на творении».
Человек желает быть тотально обладаемым. Для кого-то старый Бог перестает быть всемогущим, так как становится «не модным». Одержи­мость поиском нового образа Бога перекинулась и через восточную гра­ницу. Взамен водки, символа стабильности, юноши поимели кислоту и романтическую, тревожность.


Каков сегодня контингент потре­бителей ЛСД по эту сторону запад­ной границы? Студенты, люди твор­ческих профессии, которые труп ис­кусства желают поставить в «нере­альное положение», оплодотворяя психоделическим раствором. Их произведения, поддерживаемые при­целами шприцев, долгое время со­храняют признаки спекулятивной бе­ременности.


56-летний таксист поделился опы­том потребления различных табле­ток, словно пэтэушник:
— И кислоту попробую с удоволь­ствием.
До России многое доходит поздно и извращенно. Зато как прет!



Круг потребляющих останется замкнутым, даже если будет еже­годно расширяться. Общество примет еще одно эпохальное блюдо, сваренное в собственном соку. Алиса устраивает на банкете тотальное разоблачение. Кролик получает звание симулятивного миссионера. Белая королева заканчивает жизнь самоубийством, узнав, что государством управляет кухарка. Чеширский наркот, бросив прошлое, рекламирует Wiskas .Обывательскую киску инте­ресует только здоровье. Мир погружается в нирвану кухаркиного во­ображения...



«Новое время», № 8, 1994

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com